ЛитМир - Электронная Библиотека

Что-то не так. Что-то очень не так…

Вздрогнув, как от толчка, Джарред резко открыл глаза. Сердце его бешено колотилось, по спине струился пот. Прямо перед собой он увидел лицо Келси с глазами в пол-лица.

— Ченс пытался предупредить меня о чем-то, — проговорил Джарред. Он едва узнал свой собственный голос. — Хотел предупредить меня… и речь шла о какой-то женщине.

Глава 12

— Значит, женщина, — повторил детектив Ньюкасл, глядя на Джарреда поверх длинного письменного стола.

“Женщина”, — повторил про себя Джарред. С того самого момента, как вчера воспоминание об этом яркой вспышкой пронеслось у него в мозгу, он сотни раз прокручивал в голове каждое слово. Но, как ни старался Джарред, картинка все не складывалась, словно в мозаике не хватало каких-то фрагментов. Радовало только то, что теперь их было куда больше, чем раньше.

— Так сказал Ченс. Теперь я помню все так ясно, словно это происходило вчера. — И Джарред смущенно заерзал в кресле. Чувствовал он себя довольно неуютно. Его память сыграла с ним скверную шутку — вместо того чтобы прояснить дело, запутала все окончательно. И теперь он уже совсем ничего не понимал.

Прошлой ночью он даже толком Ничего не объяснил Келси. Как только Джарред сообразил, что именно он вспомнил, он внезапно почувствовал, что не желает об этом говорить — ни с кем, даже с женой. Но Келси по-прежнему испуганно прижималась к нему, и он сказал, что хочет немного поразмышлять об этом, прежде чем они обсудят все вместе. Ему позарез нужно было время, чтобы подумать! Если бы у него было это время! Джарреду страшно не хотелось звонить Ньюкаслу, но после аварии с самолетом и взрыва в машине он догадывался, что вряд ли ему дадут прожить достаточно долго, чтобы он смог сыграть роль воина-одиночки.

— Итак, Ченс Роуден пришел в ваш офис, чтобы предупредить, что вам грозит опасность со стороны какой-то неизвестной женщины, — повторил детектив. В голосе его явственно чувствовалось некоторое сомнение.

— Это случилось на следующий день после того, как я проследил за ним, а потом незаметно вошел в его дом. И стал свидетелем того, как Ченс и какой-то приятель что-то готовили на кухне. Я сидел в пабе “У Мак-Нотона”, когда увидел его в окно. Ну… и просто поехал за ним. — Джарред поморщился. Господи, ну как ему объяснить?! Что сидел себе спокойно, пока не заметил любовника собственной жены? Что действовал, повинуясь какому-то инстинкту, и ни о чем не думал? Не очень-то умно! Вряд ли он поверит в этот вздор. Но Джарред ясно помнил, как его захлестнуло желание выследить Ченса, настичь его там, где им никто не сможет помешать, где он схватит этого ублюдка за глотку и вытрясет из него признание, даже если для этого придется его придушить! — Мне нужно было поговорить с ним с глазу на глаз, — признался Джарред наконец. — Но когда я добрался до его дома, они варили на кухне какую-то пакость. Вонь стояла адская!

Ньюкасл потер руки.

— А пахло, случайно, не кошачьей мочой? — На лице Джарреда, должно быть, отразилось удивление, потому что Ньюкасл пожал широченными плечами. — Чаще всего именно так описывают запах сырого метамфетамина.

Джарред понимающе кивнул.

— Я, кажется, уже говорил вам, что после аварии с самолетом сделали обыск на квартире у Роудена, — продолжал Ньюкасл. — Чего там только не было! Похоже, эти парни завязли основательно — мы обнаружили следы изготовления чуть ли не всех известных нам наркотиков. А вы не знаете, кто он — этот его приятель? — спросил детектив без особой надежды.

— Коннор, — без тени сомнения бросил Джарред. Ньюкасл озадаченно моргнул, потом вытащил блокнот и выжидательно взглянул на Джарреда.

— Кто, вы говорите?

— Родители Ченса упомянули, что их сын почти все время жил вместе со своим кузеном Коннором.

Ручка Ньюкасла забегала по бумаге.

— Вы бы узнали его, если б увидели снова?

Джарред подумал. И снова из темноты выплыло это лицо. Грязное. Ожесточенное. Судорожно подергивающееся от страха.

— Да. Думаю, узнал бы.

— А женщина… женщины там не было?

Джарред отрицательно покачал головой. Он словно видел перед собой это помещение — практически голые стены, омерзительная вонь, нищета и отчаяние. “Так вот, значит, куда улетают деньги?! ” — бросил он тогда Ченсу. Теперь он знал точно, куда уходят те значительные суммы, которые Келси время от времени снимала со счета. Знал… и ненавидел Ченса еще больше. И самого себя тоже — за то, что ему не все равно.

Тут Джарред вспомнил, как, увидев его на пороге, Ченс отчаянно вцепился ему в руку и вытащил на лестницу. “Нет, нет, ты ошибаешься! Ты все неправильно понимаешь! Все не так, как ты думаешь! ”

Голова у Джарреда кружилась, отвратительный запах бил в нос, заставляя горло сжиматься в рвотных судорогах. И его жена влюблена в это жалкое подобие человека — влюблена до такой степени, что готова даже — снабжать его деньгами… его, Джарреда, деньгами! Его, Джарреда Брайанта, попросту используют! Используют годами! И ему захотелось свернуть Ченсу шею прямо тут, сейчас… но это существо уже до такой степени утратило человеческий облик, что вместо ненависти Джарред вдруг почувствовал к нему нечто вроде жалости, смешанной с презрением.

Он вздрогнул, когда вопрос детектива Ньюкасла вернул его к действительности.

— Итак, вы выследили Ченса Роудена, а потом вошли за ним в дом, верно?

Джарред угрюмо кивнул.

— Он крикнул мне, что я, дескать, ничего не понимаю. Велел мне убираться. Уйти и забыть обо всем, что я видел. Ему было страшно. Я помню, как у него стучали зубы.

— И что случилось потом?

— Я ушел. — “Уполз к себе в нору и вылакал с горя чуть ли не полбутылки виски”.

Джарред был ошеломлен, раздавлен, он не знал, что делать. Брак его рушился у него на глазах.

— А потом?

— Отправился, как всегда, с утра в офис. И вдруг туда же явился Ченс. Встал возле двери и заговорил о моем бизнесе. Решил, видите ли, меня предупредить… сказал, что у меня, дескать, большие проблемы. Я сам этого не знаю — так он сказал, — но проблемы очень, очень большие. И еще он тогда сказал, что какая-то женщина хочет получить то, что привыкла считать своим.

Ньюкасл встрепенулся, и стул под ним жалобно скрипнул.

— И вы даже не имеете представления, о ком он говорил?

— Ни малейшего.

Повисло молчание, прерываемое лишь слабым шелестом страниц, пока детектив листал свой блокнот. Вдруг Ньюкасл поднял взгляд на Джарреда.

— Мистер Брайант, если с вами что-нибудь случится, кто от этого выиграет?

От его тона у Джарреда по спине поползли мурашки.

— Вы хотите сказать… кто унаследует мое состояние? — Ньюкасл кивнул, и Джарред со всей прямотой ответил: — Моя жена.

— Рискуя показаться грубым, я все же осмелюсь спросить: есть ли какая-нибудь вероятность, что Роуден, говоря о какой-то женщине, имел в виду вашу жену?

— Ни малейшей.

— Но они знали друг друга?

— Вы, похоже, не поняли, — отрезал Джарред тоном, не сулившим навязчивому детективу ничего хорошего. — Роуден особо отметил, что Келси не имеет к этому никакого отношения. Кто угодно — только не Келси!

— Вы до такой степени доверяете своей жене?

На скулах Джарреда заходили желваки.

— Да.

— И своей памяти, по-видимому, тоже?

Глаза Джарреда угрожающе сузились — назойливость детектива мало-помалу начинала действовать ему на нервы.

— Да. Ченс в самом деле был у меня. И выглядел он ужасно. Если бы я попробовал угадать, что привело его ко мне, то сказал бы, что он решил попытаться спасти свою задницу. В конце концов, я застукал его на месте преступления, когда он и его приятель варили свое зелье… вероятно, они оба перепугались до смерти. Вот он и пришел договориться. Хотел попугать меня, чтобы я выкинул из головы его маленькую грязную тайну.

— Те, кто употребляет метамфетамин, обычно становятся параноиками. Им кажется, что весь мир против них. Возможно, Роуден вообразил, что вы выведете его на чистую воду. Расскажете его друзьям. Или, например, вашей жене. Он боялся, что об этом узнают все.

54
{"b":"164558","o":1}