ЛитМир - Электронная Библиотека

— Твоего отца?!

— Да, Сэмюела Аккермана, — со злобой выплюнула она, будто эти слова обжигали ей губы. — Он был пьяницей. Истязал жену. Я и сейчас могла бы показать тебе след, который оставила у меня на бедре его сигарета — он пытался потушить ее об меня. Именно после этого Гвен ушла от него. Это стало последней каплей. Тогда ее поддержал твой отец.

— Почему ты ничего не говорила мне? Неожиданно в глазах Сары вспыхнула злоба.

— Ах, да брось ты! Хватит корчить из себя добренького! Можно подумать, я не знаю, что ты хотел выбросить Гвен на улицу просто потому, что она состарилась и не могла работать, как раньше!

Ненависть и злоба, сжигавшие ее, вдруг вырвались наружу, подобно жарким языкам пламени, готового спалить все вокруг себя. “А ведь она и вправду ненавидит меня”, — сообразил Джарред. Подумать только, все эти годы, когда она делала вид, что увлечена им, когда она встала между ним и Келси, на самом деле она ненавидела его, а он ничего не замечал. А не испытывает ли она нечто подобное и к Уиллу?

— Сара, ты лжешь. Ты не могла только что разговаривать с Уиллом. Он у меня дома. И сидит там вот уже несколько часов.

— Я хотела сказать — до этого.

Джарред помолчал. Потом, решив, что стоит это сделать сейчас, резко бросил:

— Он сказал, что ни за что не женится на тебе!

Ноздри Сары раздулись. Ее хваленое самообладание окончательно покинуло ее. Она отшатнулась, будто Джарред дал ей пощечину.

— Вы, Брайанты! Все вы одинаковы — готовы прийти на помощь, но только если рассчитываете получить кое-что взамен! Что, разве не так? Такие богатые, такие влиятельные и такие бездушные!

— Ты говорила, что мой отец помог твоей матери…

— Помог, как же! Что она получила — вшивую работенку да секс по команде! Взял ее, как дешевую шлюху! “Ну-ка, живо раздвинь нога, детка! ” Как ты думаешь, почему она торчала за этим столом столько лет, а? Ради его подачек? Ради наследства? Нет, он обещал его мне! Говорил, что я такой же его ребенок, как ты и Уилл! Конечно, я не его дочь, но он твердил, что это, дескать, ничего не значит! Говорил, что любит меня, как родную. Называл меня “моя маленькая девочка”!

С Сарой явно было что-то неладно. Сейчас она буквально исходила злобой. Она шипела, будто разъяренная змея. Всегда такая холодная, уверенная в себе… кто бы мог догадаться, что в душе ее клокочет злоба?

К тому же она ошибалась. Каким бы безвольным ни был Джонатан, но Джарред прекрасно знал, что отец по-настоящему любит своих сыновей. И сейчас он нисколько не сомневался, что слышит ее версию событий.

— Если ты рассчитывала, что твой ребенок от Уилла сможет унаследовать фирму, то ты жестоко ошиблась, Сара.

У тебя ничего не выйдет. По условиям завещания…

— Я знаю условия завещания. Ты можешь лгать, сколько тебе угодно — я не поверю ни единому слову!

— Это я создал фирму, Сара. Так что условия завещания моего деда ее не касаются. Восемьдесят процентов “Брайант индастриз” принадлежат мне лично. И если Уилл и унаследует что-то, то очень немного — по сравнению с общей стоимостью компании. Конечно, это вовсе не означает, что я намерен оставить его ни с чем. Я просто хотел сказать…

— Лжец! — взвизгнула она. — Лживый ублюдок! Только не воображай, пожалуйста, что сможешь одурачить меня! Со мной тебе не справиться! Тебе конец! И этой лживой маленькой потаскушке, на которой ты женился и которая, как ни пыжится, не может родить тебе наследника!

— Не стоит тешить себя напрасными надеждами, — бросил Джарред.

— Куда ты идешь? — завопила она, увидев, что Джарред встал из-за стола и направляется к лифту.

— Домой. А ты можешь собирать вещи. Считай, что ты здесь больше не работаешь — с сегодняшнего дня!

Он нажал кнопку вызова лифта. Сара уже открыла было рот, чтобы швырнуть ему вслед очередное ругательство, но потом передумала. Губы ее сжались в тонкую полоску. Джарред чувствовал себя, словно выжатый лимон. “Ну и бессердечная же стерва, — с горечью отметил он. — И подумать только, что она носит ребенка Уилла! ”

— Отец? — тихо окликнул Уилл, заглянув в больничную палату. Келси бесшумно вошла вслед за ним.

Нола стояла у кровати, держа Джонатана за руку. При виде Уилла губы ее недовольно скривились.

— Где Джарред?

— Уже едет, — ответил Уилл. Келси знала, что это не так, но предпочла промолчать.

Губы Джонатана зашевелились, но они не разобрали ни слова. Уилл наклонился к самому лицу отца.

— Что? — встрепенулась Нола.

— Говорит, что просит прощения, — повторил Уилл и тяжело покачал головой.

Нола бросила пронзительный взгляд на мужа. От такого взгляда и более сильные духом мужчины моментально сникали прямо на глазах.

— Господи, да за что? — раздраженно бросила она.

И тут вдруг Джонатан ответил — ясным и твердым голосом, хотя было видно, что это стоит ему мучительных усилий:

— За всех Дженис и Гвен. За всех женщин.

В ее маленькой квартирке требовательно зазвонил телефон. Она услышала, как он звонит, и уже одно то, что она его слышала после трех дней отупения, вызванного наркотиками, означало, что она постепенно приходит в себя. Но ей не хотелось брать трубку.

А он все звонил, и звонил, и звонил… пока ей не стало казаться, что еще немного, и у нее расколется голова от этого звона. Потянувшись за трубкой, она поднесла ее к уху и рявкнула:

— Ну? Кто это?

— Это я, — ответил на том конце так хорошо знакомый ей женский голос. Только сейчас в нем звенели слезы. — Я только что поругалась с Джарредом. Он сказал, чтобы я убиралась. Он меня уволил!

— Что?! — “Очнись же! Очнись! ”

— Он сказал, что не будет никакого наследства — Уилл не получит ничего, понимаешь?! Наш ребенок ничего не получит! Ты слышишь меня? Все было напрасно! Все!

— Нет. — Голос Гвен стал тверже стали. Неужели все, о чем она мечтала, за что боролась… все напрасно?! У нее никогда ничего не было… до тех пор, пока приятели Сары по колледжу не дали ей попробовать наркотики. Это стало для нее способом хоть на время уйти от ее жалкой жизни,

— Он увидел нашу фотографию — там, где мы с тобой вдвоем. Ему все известно!

— Где он? И который сейчас час?

— Около часа ночи. Он сказал, что поедет домой, но я не уверена. Джонатан в больнице. Возможно, они все сейчас там.

Гвен без сил упала на диван. “Я же позвонила им! Я все им рассказала! Они знают, что его нужно убрать! ”

— Если Джарреда уберут, то все перейдет к Уиллу.

— Уберут?! — едва слышно переспросила Сара. В голосе ее слышался страх.

— Об этом позаботятся. Перестань так волноваться! Тебе теперь нужно думать о ребенке!

— Но Уилл не хочет на мне жениться! Он сам так сказал!

— Ты носишь под сердцем единственного наследника Брайантов, так что это не так уж и важно!

— Если только Джарред срочно не состряпает еще одного! — всхлипнула Сара, не понимая, что сыплет соль на никогда не заживающую рану.

На мгновение Гвен почувствовала, что презирает дочь. Ах, если бы она родилась от Джонатана Брайанта! Тогда все было бы куда проще! Но нет! Судьба жестоко посмеялась над ней! Ее единственная дочь была зачата от этого жалкого психопата! Счастье еще, что его угораздило напиться до чертиков, а потом сесть за руль! Ничего удивительного, что он в таком состоянии слетел в кювет! Сама-то она умнее — никогда не сядет в машину под кайфом! Ублюдок паршивый!

— Мам?

— У Джарреда не будет наследника. Он просто не успеет. — С этими — словами Гвен бросила трубку. Телефон тут же снова зазвонил. Внезапно придя в ярость, она одним резким рывком выдернула вилку.

К счастью, у нее есть друзья, которые обо всем позаботятся.

Глава 16

Джарред сомневался, что в его жизни был когда-либо более долгий день. С трудом разбирая в тумане дорогу, он ехал домой. Пробыл он там недолго — ровно столько, чтобы прочитать оставленную ему Келси записку. Потом снова вывел машину из гаража и помчался в больницу. Впрочем, что удивительного? В такое время он должен быть рядом с отцом. И он хотел, чтобы и Келси была с ним.

72
{"b":"164558","o":1}