ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Еще минут десять слышалось только регулярное посвистывание осушителя.

— Конец операции, — раздалось наконец в громкоговорителе.

Зигрид отправилась с осмотром. Пошатываясь под весом защитного костюма, она обследовала проходы, разделяющие металлические стеллажи с цилиндрами. Единорог, тираннозавр, птеродактиль лежали на полу, высушенные, прозрачные, словно сброшенная змеей кожа. Дозорная потопала ногами, окончательно превращая их в пыль.

У нее получилось!

Теперь надо было таким же образом уничтожить всех восставших и снова обезвоженных животных. Значит, придется прочесать весь склад с лупой.

«Ну вот, — подумала Зигрид, проходя по коридору. — Я спасла жизнь всем членам экипажа, но никто никогда об этом не узнает. А теперь еще нужно изображать из себя уборщицу!»

Ей потребовалась целая ночь, чтобы осмотреть все помещение. Каждый раз при обнаружении обезвоженного животного она измельчала его и бросала в мешок. Когда был обнаружен последний монстр, Зигрид положила мешок с остатками и треснувший бидон в отсек, через который выталкивали мусор в море, и со вздохом облегчения отправила их в темные пучины.

Глава 7

Гибель плавучих садов

В начале следующей недели старший матрос ворвался в каюту Зигрид с криком:

— Эй, ты! Надевай спасательный комбинезон и будь наготове, мы всплываем. Полезешь на палубу, чтобы отцепить лопасть одного из винтов — на нее намотались водоросли. Подводная лодка всплывала очень редко. Чтобы обновить запасы воздуха, доставали шноркель и качали воздух, не высовывая носа наружу. Затем машины фильтровали этот воздух и в сжиженном состоянии отправляли в специальный резервуар.

Жеребьевку, чтобы выбрать тех, кто полезет в рубку для выполнения приказа, отданного высшим командованием, обычно производил старший матрос.

Когда на кого-то падал жребий, не стоило спорить. Бесполезно. Вот почему Зигрид послушно полезла по лестнице, ведущей в рубку, молча стараясь побороть свой страх.

Небо было того же синего цвета, что и море, так что невозможно и отличить одно от другого. Только волны, морщинившие океан, позволяли заметить границу. Но они не были столь сильными, как на Земле, на планете Алмоа вода имела плотность сиропа. И даже хотелось броситься в эту липкую жижу, чтобы проверить, не отбросит ли она тебя.

В который раз Зигрид поразилась огромным размерам «Блюдипа», ведь сейчас она видела подлодку целиком посреди бесконечного океана. Прямая линия огромного цилиндра из черного металла прерывалась лишь башней рубки командования.

Плывшая по воде «Стальная акула» была похожа на ракету, которая начинает погружаться в воду, или на гигантскую тонущую бомбу, готовую разнести в клочья враждебную планету.

Несмотря на все свои страхи, Зигрид пришлось спуститься по лестнице из рубки и побежать на корму. Через резиновую ткань спасательного комбинезона она чувствовала, как океан лижет ей ступни.

— Не бойся, малышка! — успокоил ее старый (ему было уже тридцать лет) механик. — Водолазные костюмы почти никогда не рвутся, ты ничем не рискуешь. Чтобы разрезать их ткань, нужна очень прочная бритва.

Зигрид кивнула и почувствовала себя лучше.

Небо, так похожее на океан, вызывало у нее головокружение. Где здесь верх? Где низ? Все — одного цвета, одинаковой яркости. Этакое электрическое сияние, слишком красивое, чтобы быть настоящим. Планета Алмоа казалась огромной открыткой с отретушированными оттенками, миром, где голубой цвет являлся словно живым.

Было сложно сосредоточиться на задании. Руками в перчатках Зигрид копалась в бурых липких водорослях, но не могла противостоять желанию поднять голову, чтобы определить местонахождение Азюрала, солнца системы Тау Кита.

Смех механика вернул ее к реальности.

— Не ищи, — бросил он ей, словно угадал ее мысли, — не найдешь. И не строй иллюзий. Планета Алмоа очень красива, но смертельно опасна. Прежде всего вода. А также яркий свет. Если ты ляжешь позагорать на палубе, то кожа у тебя мгновенно покроется волдырями и станет слезать, как у курицы, перегретой в микроволновке. «Слишком большая концентрация ультрафиолета в спектре» — вот что говорят анализаторы. На этой планете что внизу, что наверху — везде ловушки. Только внутри подводной лодки мы можем чувствовать себя в безопасности. Первые исследователи, которые высадились здесь, вскоре погибли. Те, что не зажарились заживо, превратились в рыб…

Зигрид слушала с недоверием. Ей было трудно представить, что здесь вообще нет суши. Это казалось немыслимым. Несмотря на то, что ей рассказали, она продолжала искать глазами остров на горизонте или хотя бы коралловый риф… Но ничего не было видно, только огромный океан, волны которого, поднимая ленивые брызги, мягко бились о борт подводной лодки.

Как только Зигрид покончит с очисткой лопастей, то снова поднимется в рубку, а затем оттуда пройдет в осушающий отсек, где огромная воздуходувная машина высушит пропитавшую защитный комбинезон влагу. Когда испарится последняя капля морской воды, раздастся звуковой сигнал и загорится белая лампочка. Тогда можно будет переодеться. Правила строгие: никакая субстанция из внешнего мира не должна попасть на подводную лодку, иначе следовало наказание. Если приходилось проводить какие-либо работы за пределами субмарины, прежде чем вернуться в свою каюту, надо было тщательно сушиться. Ритуал, который никто не нарушал.

Выполнив задание, Зигрид собралась уже было уходить, но механик приказал ей не двигаться.

— Побудь здесь, — объявил он. — Лейтенант Каблер хочет поговорить с тобой.

Сразу после этих слов он развернулся и ушел в рубку. Девочка растерялась. Ей не хотелось оставаться одной на влажной палубе подводной лодки, окруженной недружелюбным морем. Это было опасно, очень опасно! Ведь можно поскользнуться, потерять равновесие и упасть в воду.

Бредовые идеи зародились в ее мозгу: может, ее собираются наказать? Вдруг Каблер даст приказ погружаться, намеренно «забыв» ее на поверхности?

В течение минуты она не знала, чего ожидать. Потом из рубки появился Давид, а за ним и Гюс. Лейтенант Каблер замыкал шествие. Ребята были одеты в гидрокостюмы для экспедиций, на их головах — полностью прозрачные шлемы. Лейтенант же был облачен в обычный защитный гидрокостюм подводника, нечто вроде водонепроницаемого мешка с руками и ногами.

— Вы отправляетесь с секретным заданием, все трое, — заявил Каблер без лишних разговоров. — Давид Аллоран возглавит группу, а вы будете безоговорочно ему подчиняться. Экспедиция опасная, но очень важная для нас. Если вы вернетесь из нее, вам поставят хорошую оценку и скоро повысят в звании.

Зигрид почувствовала, что у нее пересохло в горле. Может, это и есть тот момент, которого она так долго ждала?

Но вдруг дрожь прошла по всему ее телу — матросы спускали на воду огромную надувную лодку. Силы всевышние! Никто из экипажа «Блюдипа» не хотел оказаться на такой лодке — суденышки легко наполнялись водой, за что их прозвали «ваннами».

— Давид знает, что делать, — заключил лейтенант Каблер. — Вы пробудете пять дней в море — разделите окружающее пространство на участки и обследуете данную зону. Мы всплывем за вами через пять суток, в полдень. Поднимемся на поверхность именно в этом месте. Если вас не будет здесь в назначенный час, это значит, что вы не выполнили задание, и мы не станем вас ждать. Понятно?

Зигрид покачала головой. Ей хотелось узнать о задании больше, но офицер, по всей видимости, не собирался задерживаться на палубе. Быстро кивнув на прощание, он направился к рубке.

— Давайте! — скомандовал Давид. — Не мешкаем. Все в лодку! И старайтесь выполнить маневр безупречно, лейтенант смотрит на нас.

«Да пошел он к черту! — зло подумала Зигрид. — Ведь не ему же нужно провести пять дней в море в надувной лоханке».

Ребята прыгнули в шлюпку. Зигрид, конечно, знала, что резина лодчонки считается очень прочной, но не чувствовала себя в безопасности.

12
{"b":"164856","o":1}