ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Не надо залезать на деревья, — бормотал он еле слышно. — Во всяком случае не часто, а то будет плохо, слышишь? Нужно бороться со своими желаниями.

— Я поняла, — поспешила подтвердить Зигрид. — Но что стало с другими спасшимися при кораблекрушении? Вас же в спасательном челноке было несколько человек.

Таннер обернулся, чтобы удостовериться, что ни Гюс, ни Давид не могут его услышать. Лицо капитана приняло довольно неприятное выражение.

— Тебе могу сказать, — прошептал он. — Ты им не скажешь… Да, нас сначала было пятеро. Пятеро на этом ковчеге. А потом…

— Что же случилось потом?

— Они перестали себя контролировать, вот и все. Стали лазить на деревья все время, и… Не хотели понимать, что это опасно.

Таннер не переставал двигаться, его лицо исказила гримаса.

— Вы хотите сказать, что те четверо с них упали? — спросила девочка. — Залезли на деревья и потом упали в море?

— Хи-хи! — захихикал Таннер. — Да, да, именно так, упали. Им нравилось падать. Они все время падали. А однажды не вернулись. Я, когда падаю, все время возвращаюсь. Но для этого надо держать себя в руках, контролировать себя. И никак иначе.

Последние слова мужчина просто выкрикнул. Зигрид подскочила — капитан напугал ее. Он весь дрожал. Сел на палубе, прижавшись спиной к дереву, и свернулся калачиком, обхватил руками колени.

— Не шевелиться… — как будто бредил бывший пилот. — Оставаться внизу, ногами на земле…

Таннер вдруг сильно вспотел. И тут Зигрид заметила нечто необычное у него на шее — перышко. Маленькое голубое перышко. Откуда оно могло взяться? Девушка сжала зубы. По правде говоря, казалось, что перышко росло из кожи капитана.

«Можно подумать… — мелькнуло у Зигрид, с трудом подавлявшей растушую в ней панику, — можно подумать, что передо мной превратившаяся в человека птица, сохранившая что-то от прежней внешности… например, перо».

Ну нет! Бессмыслица какая-то! Это просто перышко, прилипшее к потной коже, и ничего другого. Да ладно, никто не умеет превращаться в птиц!

«А почему бы и нет? — подсказал ей внутренний голос. — Ведь некоторые люди превратились в рыб…»

— Вам… вам никогда не бывает скучно? — спросила Зигрид слегка изменившимся голосом.

— Нет, — ответил Таннер, роясь в карманах своих лохмотьев. — Видишь эти семена? Тебе они, конечно, знакомы. Ты знаешь, что с ними можно сделать.

Зигрид кивнула. Речь шла о семенах, которые, попав в землю, порождали странные зеленые персонажи.

— Если мне становится очень одиноко, — сказал сумасшедший, — я выращиваю себе друзей. Красивых женщин, которые танцуют для меня. Я смотрю на них. Когда идет дождь, они долго не увядают. Это картины из прошлого, знаешь? Растительные фотографии. Жители Алмоа ненавидели машины, технику. У них все было на основе растений. Они выращивали статуи, освещались светлячками. Даже одежду собирали на деревьях, как фрукты. А еще выращивали музыкальные яблоки. И когда ели их, музыка звучала в них самих.

Бредил ли Таннер? Зигрид старалась не противоречить ему.

Вдруг мужчина резко поднялся, заявил, что собирается поспать после обеда, и исчез в кустах на корме. Девушка вздохнула с облегчением. Она решила не идти за ним, а отправилась осматривать храм. За зловещими саркофагами обнаружила остатки нескольких летных комбинезонов и с трудом разобрала еще четыре имени: лейтенант Акира Сузуки, капрал Освальд Кейн, майор Пегги Митчум, прапорщик Дорана Кейн. Что же стало с владельцами этой одежды?

Зигрид положила лохмотья на место и пошла искать друзей. Было жарко, странное оцепенение охватило ее. Гюс и Давид сидели в тени под деревом, на корме. По лицам парней обильно тек пот, и они тоже казались изможденными. Неподалеку, продолжая анализы, жужжала машина, исследуя образцы, — словно какое-то животное пережевывало свой невкусный обед.

— Ну, что рассказывал капитан? — спросил Давид.

— Странные вещи, — уклончиво пробормотала Зигрид, присаживаясь на траву. — Трудно разобрать, что правда, а что он придумал.

— Черт возьми! — заворчал Давид. — Лейтенант Каблер будет недоволен, если мы притащим бывшего пилота на «Блюдип». Таннер явно сошел с ума и станет просто лишним едоком. Вероятно, лучше оставить его здесь… Или утопить, чтобы облегчить страдания отшельника.

— Замолчите! — прорычал Гюс. — Эта жара убивает меня. Мне надо поспать. И вам тоже следует отдохнуть. Вернемся к работе, когда зной спадет.

— Ты прав, — лениво кивнул Давид. — Отдохнем. Зигрид, ты первая несешь караул. В любом случае, лучше спать днем и бодрствовать ночью. Спруты выходят из саркофагов, когда темно.

— Вот уж глупость! — усмехнулась девушка. — Если бы спруты здесь водились, то давно сожрали бы Таннера.

— Не сожрали бы, ведь он их сообщник, — возразил Аллоран. — А может, капитан выжил, потому что делал им приношения. Сначала в виде своих товарищей. Затем рыб. А теперь у него есть мы. Трое молодых людей в добром здравии — хорошее жертвоприношение, да?

В замешательстве Зигрид повесила ружье через плечо и ушла. Оказавшись там, где парни не видели ее, она сняла сапоги для подводного плавания и пошла по траве босиком. Затем она сбросила верх резинового комбинезона и продолжила обход в футболке. Причем держалась изо всех сил, чтобы не поддаться опьянению природой, которое уже испытала на первом ковчеге. Зигрид представила себя живущей здесь в обществе Таннера. А что, ведь плавучий сад давал ей возможность не возвращаться на подводную лодку. Она может сбежать. Отказаться подчиняться абсурдным законам «Блюдипа». Может быть, стоит воспользоваться случаем?

Но Таннер ее пугал. У него явно есть какие-то секреты. Что рассказали ему настенные картины? Какое необыкновенное откровение свело космолетчика с ума?

Напрасно Зигрид искала его, пробираясь в зарослях. Куда девался бывший пилот? Не лег же спать прямо в колючих кустах. Имеются ли на ковчеге потайные места, где можно скрыться?

Зигрид было жарко. Она завидовала мальчикам, которые крепко спали. Бессонная ночь, проведенная в развалинах храма, начинала теперь сказываться.

Таннера было невозможно найти. Девушка подняла голову к вершинам кипарисов. А что, если мужчина залез на дерево? Кстати, почему сумасшедший все время говорил, что это запрещено?

Она осмотрела ветки, проверяя, не устроил ли бывший офицер там шалаш. Но слишком густая листва мешала что-либо увидеть.

«Я должна забраться туда, — решила Зигрид. — Наверняка найду его там — сидит, как на насесте. Верно, построил себе подвесной домик».

Любопытство раздирало ее. Оставив ружье у подножия дерева, она повисла на самой низкой ветке, подтянулась, а затем полезла к верхушке. Но после первых моментов ощущения легкости и радости на нее вдруг накатило странное опьянение.

«Главное — не смотреть вниз, — повторяла себе Зигрид. Понятно, почему у меня кружится голова: живя на подводной лодке, трудно привыкнуть к высоте».

Но она упрямо продолжала взбираться, по вискам у нее тек пот. Только напрасно вглядывалась Зигрид в расположенные над ней ветви — Таннера там не было. Куда офицер мог деться? Вырыл туннель под землей? Ползает среди корней деревьев?

«Я ищу его в воздухе, а капитан, возможно, под землей!» — присвистнула она.

А потом вдруг неловко ухватилась за ветку и потеряла равновесие.

Зигрид почти добралась до верхушки дерева, когда почувствовала, что летит в пустоту. Пальцы ее царапали ствол, но не могли ухватиться за него.

Если она упадет на палубу, то размозжит голову, переломает ноги и отобьет внутренности… Если нырнет в воду, то превратится в рыбу… В любом случае, она пропала!

Широко раскрыв глаза от ужаса, Зигрид видела, как приближается поверхность воды. Нет, ей не суждено разбиться о палубу, ее тело свалится в отравленное море. На ней нет шлема и комбинезона, только футболка, ее участь решена…

Щеки еще дрожали под давлением воздуха, и вдруг произошло нечто странное. Внезапно Зигрид перестала падать. Точно в тот момент, когда должна была коснуться воды, она необъяснимым образом обрела контроль над своим телом, над падением, перевернулась и взмыла к солнцу.

19
{"b":"164856","o":1}