ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Бегите за насосами! — выкрикивал приказы лейтенант. — Задрайте все входы и выходы и пустите отравленный газ в логово паразитов! Всем надеть противогазы!

Пока Зигрид бежала в потемках, она услышала, как одна за другой задраивались двери, закрывающие вспомогательные выходы. Каблеру было достаточно нажать на кнопку, чтобы заброшенная зона стала герметически закрытой тюрьмой. Отныне находящиеся в туннелях были отделены от остальной части подводной лодки.

Девушка остановилась, чтобы перевести дыхание, и вдруг почувствовала, как кто-то положил ей руку на плечо, и вздрогнула.

— Почему ты вернулась? — тихо спросил ее Кобан.

Зигрид широко распахнула глаза, но, в отличие от алмоанцев, она не видела в темноте. Но поняла, что другие спасшиеся из глубин океана тоже здесь, стоят вокруг нее. Она чувствовала йодистый запах их кожи.

— Сейчас сюда пустят газ, — прерывисто заговорила Зигрид. — Надо уходить.

Убегайте через входной отсек. Это ужасная отрава, никто не выживет.

Ей было неловко разговаривать в темноте, не видя лиц собеседников. Девушка хотела дотронуться до них, но алмоанцы отступили, словно сейчас был неподходящий момент для кожного обмена. И тут мелькнула догадка: они хотят сохранить дистанцию, чтобы церемония прощания была не такой тягостной.

— Мы остаемся, — сказал Кобан. — Мы никогда не вернемся в прошлое.

— Ты неправильно понял меня, — упорствовала Зигрид. — Вы умрете от удушья. Туннели заполнятся смертоносным газом.

— Я не хочу становиться животным, — упрямился юноша. — И мои друзья тоже. Благодаря тебе мы вернули себе человеческое обличье и сохраним его до конца.

Зигрид растерялась. Она не понимала, что делала здесь, зачем прибежала сюда. Почему ее первой реакцией было предупредить тайных пассажиров «Блюдипа»?

Зловещее шипение переведенных в боевое положение насосов вернуло ее к реальности. Тотчас же алмоанцы стали отступать. Искать убежище следовало в самом дальнем уголке заброшенной территории — там, где, словно странное солнце, светился иллюминатор. Зигрид подхватили под руки и заставили мчаться вместе с ними. Девушка подумала, что все равно времени остается мало. Вон даже крыс охватила паника — те, чувствуя приближение смерти, бежали и пищали, бросаясь в темноте людям под ноги.

Наконец голубой свет смотрового окна показался за поворотом коридора. Зигрид поняла, что алмоанцы обнаружили другой короткий путь, о котором она даже не подозревала.

— Надо добраться до входного отсека, — настаивала Зигрид. — Наденем гидрокостюмы и тем самым выиграем время. Мы опять вернемся на «Блюдип», когда проветрят туннели.

— Это невозможно, — глухо откликнулся Кобан. — Гидрокостюма только три, да и баллонов с воздухом не хватит. Жалкая отсрочка смерти. При первых же приступах удушья мы невольно сорвем маски, и море вновь превратит нас в рыб.

— Но больше ждать нельзя, — пробормотала Зигрид. — Скоро мы задохнемся от газа.

— И все же мы остаемся, — упорствовал Кобан. — Но тебе надо уходить. Ты позаботишься о наших телах, когда их выбросят в море. Ты сделаешь нам красивую могилу. Надеюсь, ты доведешь до конца то, что мы наметили. Уже запущено десять атомных торпед… Вернее, мы заставили матросов, воздействуя на их мысли, сделать все за нас. Торпеды запрограммированы на поиск подводного вулкана и должны взорваться в его кратере. Никто не знает, сколько времени потребуется. Возможно, они будут плыть три дня, а может, и три года в поисках цели, но когда найдут ее, спровоцируют мощнейшее извержение вулкана. Поток лавы выльется и даст толчок к рождению острова… нового континента.

— Но на это, вероятно, понадобятся столетия… — всхлипнула Зигрид.

— Не имеет значения, поскольку океан дарит бессмертие, — прошептал Кобан. — Послушай, время не ждет. Мы также выбросили в воду огромное количество бочек с семенами ускоренного роста. Тебе надо найти их, чтобы с их помощью покрыть остров вулканического происхождения плодородной почвой.

— Мне? — стала возражать Зигрид. — Но как…

— Затем ты выловишь рыб. Вытащишь их на берег. И постараешься сделать из них людей, чтобы заселить новую землю. Не знаю, сколько времени у тебя уйдет на это, надо запастись терпением. Но ты молода, твой мозг в хорошем состоянии. Если повезет, если ты будешь каждый день упражняться, то сможешь противостоять животному состоянию, которое наступает от продолжительного погружения.

— Да о чем ты говоришь?! — закричала Зигрид.

Девушка больше ничего не смогла сказать.

Алмоанцы снова схватили ее и потащили к вспомогательному выходу, через который сами попали на подводную лодку. Зигрид отбивалась, попыталась вывернуться, но люди-рыбы были сильнее ее. Когда ее укладывали на металлические решетки во вспомогательном отсеке, она стукнулась головой об пол и потеряла сознание. Последним, что увидела дозорная третьего ранга, была стройная фигура Кобана на фоне идущего из иллюминатора голубого света.

Глава 27

Русалка

Ее бросили в воду, когда Зигрид еще полностью не пришла в сознание. И вот девушка превратилась в русалку, затем в рыбу… У нее было странное ощущение, что ее вытянули во все стороны, что ее мяли сумасшедшие массажисты, но эти превращения не сопровождались сильной болью, как она думала раньше. На самом деле ее нервные окончания просто онемели, как при общем наркозе, так что тело претерпело превращения, а мозг не чувствовал ни малейших ощущений от перекройки тканей. Мутация проходила мягко, не так, как рассказывалось в ужасных легендах, которыми ее пичкали.

Зигрид широко раскрыла глаза, пытаясь сориентироваться. Поскольку она задыхалась от страха, то вдохнула морскую воду, которая разом потекла ей в легкие. И закашлялась. Хотела закричать, позвать на помощь, высказать свое недовольство, но слова в виде огромных серебряных пузырьков вылетали из ее рта, словно булькающие бусы. А потом удушье закончилось.

Два алмоанца в гидрокостюмах плыли рядом с ней. Подталкивая ее в бок, они заставили ее отдалиться от подводной лодки. Зигрид не знала, что должна делать. У нее не было ни рук, ни ног, ее тело преобразилось, приобрело длинную обтекаемую массу, в которой, чувствовалось, томилась чудесная энергия.

Когда отплыли три кабельтова от подводной лодки, алмоанцы покинули ее и вернулись на «Блюдип». Когда они заходили в отсек, один из них обернулся и в последний раз помахал ей. Затем люк закрылся, и стенки подводной лодки вновь обрели свою первоначальную герметичность.

Зигрид плыла туда, куда несло течение, ее сердце быстро билось. Мощное сердце, созданное для самых удивительных физических достижений. Сердце-машина, энергия которого, казалось, могла свернуть горы.

«Я — рыба, — вертелось у нее в мозгу. — Я стала рыбой».

Она была потрясена, что чувствует себя так хорошо в этой мускулистой оболочке, столь отличной от тела, привычного с детства. Необыкновенная сила кипела в ней, торопила броситься плавать, кувыркаться в морской бездне. Новое тело, которого никогда не сможет коснуться старость, не знало усталости. Зигрид ощущала себя сильной и счастливой, наполненной мирной мощью, без малейшего намека на агрессию. Она плыла в теплых волнах, в совершенной гармонии с самой собой и с миром, и ее укачивали водные потоки.

Вскоре Зигрид заметила, что неспособна следить за течением времени. Несмотря на все усилия, она не могла определить, как давно покинула «Блюдип». Пятнадцать минут назад? Час? Месяц? Время перестало быть важным, не имело никакого значения.

Она плавала, разрезая воду со скоростью торпеды, проделывая себе путь в зарослях голубых водорослей. Было так приятно чувствовать, как вокруг клубятся пузырьки воздуха!

Глава 28

Кладбище подводных глубин

Спустя какое-то время через трубы торпедодержателей на носу подводной лодки были выброшены десять голубых тел. Это были Кобан и его товарищи. Поскольку они были мертвы, море не смогло превратить их неживые клетки, и внешность погибших алмоанцев осталась человеческой.

43
{"b":"164856","o":1}