ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я улыбнулся. Сказать здесь было нечего. Я продал душу, чтобы решить свои проблемы. В любом случае ситуация сейчас такова, что торговать мне кроме своей души больше нечем. Аудиенция на этом была окончена. Коля провел меня в местную столовую, чтобы я подивился ценам на уровне городской столовки и качеству пищи при этом. Мы пообедали, но я уже в голове прикидывал план, как сделать то, о чем просил отец Николая. Так что я плохо слушал то, что говорит мне Коля, кивая головой в ответ на его реплики.

Уже в доме я развернул работу с биржами фрилансеров, набирая заявки на выполнение простой работы: комментирования блогов, распространения тем на форумах, создание твитов и откликов в социальных сетях. Цена за такую работу невелика. В некоторых случаях она может достигать рубля за размещение одной фразы, но когда речь идет о политике, то цены быстро растут. Я общался, помечал в экселевском файлике цены, потом искал новые способы распространения информации. Интересно было узнать, сколько стоят партизанские посты и инсайды у некоторых популярных блоггеров. Они почти всегда интересовались, какой стороне будут помогать. Большинство отказывалось от сотрудничества, но список понемногу пополнялся. На вторые сутки я уже мог составить карты манипуляции.

Это только кажется, что только пиши какую-то фигню про другого человека и его репутация упадет до нуля. Нет. Надо сначала сделать вброс - дать человеку, которому верит множество других людей, наводку на острую информацию. Если никто не соблазнится предложенной клюквой, то прибегнуть к помощи продажных блоггеров или человека с высокой репутацией и низкой моральной планкой.

После того, как вброс состоялся, ему нужно вылежаться. Можно поджигать фитиль и сразу, но лучше дать ему разгореться самому - иногда ничего не нужно делать и кому-то платить, офисный планктон любит жареные факты и начинает распространять такую информацию сам со скоростью нажатия кнопки репоста. Если же утка не взлетела, то ее надо поднять поддержкой общественности за оплату. Скучные факты только так и можно поднять. Иногда нужны сотни помощников для пиара определенной записи. Можно пользоваться и различными рекламными методиками. Но опять же все зависит от качества материала.

Когда огонь разгорелся, наступает следующий этап - надо поддерживать горение. Можно делать это, вбрасывая дополнительные факты. Или написать "да, да, все именно так и было" от лица якобы свидетеля событий. Можно просто заниматься словесным линчеванием, рассчитывая, что за эмоциями разум читателя окончательно рассосется. И, конечно, любимая методика - это принять противную сторону, открыв войну против выложенного компромата. Но попытки доказать, что человек белый и пушистый, должны выглядеть так, чтобы возникали сомнения в искренности и достоверности этих слов и сведений.

Затем всплывает другой факт. Или в историю вводится третий человек, который оказывается связан с основной фигурой. Берется какое-то вполне невинное письмо от первого ко второму, под текст письма подгоняется очередной компромат. И едва пациент докажет общественности, что невиновен по первому случаю, как угодит в новую ловушку с дерьмом.

Я бы на месте пациентов вообще ничего не делал. Попытки доказать невиновность чаще всего доказывают эту виновность в глазах обычного человека лучше любых бумаг и свидетелей. Невиновные не оправдываются. Можно и просто сделать свою жизнь достоянием общественности, но мало кто готов пойти на такое - грешки, пусть и мелкие, есть у каждого.

Я свел нужные мне цифры в одну табличку и позвонил Николаю. Он в ответ сбросил мне мейл, на который я отправил раскладку. Через десять минут Коля прислал коррекцию, увеличив мои цены в десять раз, оставив количество работы тем же, и припиской "не надо быть скромным". Еще через час мне позвонил отец Николая, поблагодарив за работу и задав несколько дополнительных вопросов относительно конкретных персон. Я сказал, что с точки зрения технологии все равно кто будет пациентом. Просто чем медийнее фигура, тем авторитетнее придется придумывать факты.

Вечером в дом приехал Коля, за его плечом стояли уже знакомые мне Лана и Лиля. Коля с порога крикнул:

- Все на мази, Женька! Будем в золоте купаться! - И уже не мне. - Марта! Найди нам пару бутылок шампанского! У нас есть повод попраздновать!

На этот раз мы никуда не поехали, но девочки, кажется были не против. Все же даже разгульная жизнь должна иметь какие-то пределы. Мы немного разговорились, у

меня появилась возможность узнать собеседниц получше.

Лиля на самом деле была из Долгопрудного. Своими силами пробилась в престижный ВУЗ, но потом сделала ставку на ловлю женихов и учебу почти забросила, кочуя из академки на вечернее и обратно. Про свои успехи на любовном фронте она не распространялась, стараясь жаться поближе к Николаю. Тот особо на попытки девушки внимания не обращал, но все же выделял ее по сравнению с глуповатой Ланой. Несмотря на некоторую жеманность, взгляд у Лили был цепкий, стальной. В этой девушке чувствовался какой-то стержень, позволяющей ей добиваться своего, хоть и такими странными методами.

Лана же - типичная глупая подружка. Не слишком умная, на все готовая. Настоящая коренная москвичка, но не было в ней ни холености, ни особых умений. Только столичная надменность в квадрате. Она обиженно морщила губки, когда над ней подшучивали и показно обижалась. Это веселило компанию еще больше. Но ума Лане не хватало даже чтобы довести свою обиду до чего-то большего. Спустя пару минут она уже забывала, на что обижалась и, как ни в чем не бывало, пыталась говорить обо всем, ничего в этом не понимая. Как я понимаю, Лиля таскала ее за собой для контраста.

Набравшись шампанского, Коля увлек за собой Лилю, и мы остались с Ланой наедине. Что сказать девушке, я не знал. А ее словарный запас кончился еще полтора часа назад.

- А у тебя были женщины? - Вдруг спросила она. Глупее вопроса я не мог себе и вообразить.

- Что ты, я девственник, - сказал я на полном серьезе.

- Да ладно, что ты врешь! - Фыркнула она.

- Нет, в самом деле. Просто то работа, то учеба. И никогда не было рядом той, кто мог бы научить.

- Да ладно!

- Все так на самом деле. Кроме того, у меня есть одна проблема.

- Не стоит?

- С этим все в порядке, - я едва удержался, чтобы не заржать. - Проблема в том, что я совершенно ничего не чувствую, когда целуюсь с девушкой. Просто касание губ и все. Никакого волнения, про которое пишут в книгах.

- Да ладно! - Лана смущенно захихикала.

- Я думаю, что причина в том, что еще не попалась девушка, которая смогла бы заставить меня дрожать от возбуждения в процессе поцелуя.

- Фигня какая-то, впервые такое слышу!

- Как есть, так и говорю. Так что я пойду спать. Спасибо за проведенный вечер, - я встал с дивана и направился к лестнице. Вдруг сзади зашелестели шаги, и когда я резко повернулся, девушка упала мне практически на грудь, закрыв мой рот своим. Поцелуй был таким жарким, что ее язык практически почистил мои зубы вместо щетки. Когда уста разомкнулись, Лана выпучила на меня свои глаза и торжественно произнесла:

- Что? Почувствовал?

- Так, вроде что-то было немного, - неуверенно ответил я. И Лана набросилась на меня с новой силой. Одна ее рука скользнула мне на грудь, а вторая сжала промежность. Вот тут я уже не мог скрыть свое возбуждение, так что в ее глазах вспыхнул огонь, когда она вновь посмотрела на меня - ее рука продолжала лежать на постепенно растущем в штанах члене.

- Пойдем в твою спальню, я научу тебя всему, - прошептала она и потащила меня к лестнице.

Фильм "Некоторые любят погорячее" или как его перевели у нас "В джазе только девушки" она, разумеется, никогда в своей жизни не смотрела.

Глава 2-9. И стрелка.

Коля ураганом ворвался в мою спальню и закричал:

- Утвердили! Утвердили бюджет! Начинаем работать!

Я сел на край кровати и, позевывая, почесал затылок.

13
{"b":"165465","o":1}