ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Да, я провел ночь с другой женщиной.

- Я так и знала, - слезы потекли с новой силой. Но уходить или хлопать дверью она не торопилась. - Почему?

- Что почему?

- Почему ты сделал это? Чего тебе не хватало?

- Дело не в тебе. Дело во мне. Мне хотелось знать, что я востребован кем-то еще. Наверно, глупая причина, но так оно и есть.

Вдруг слезы на лице Веры высохли. Она достала из сумочки платок и аккуратно промокнула глаза, а потом вытерла нос.

- И что ты теперь намерен делать? Как мы будем жить?

- Мы? - Удивился я. - А когда появились мы? Ты приходишь и уходишь, когда хочешь. Но теперь вдруг говоришь "мы". Я ничего о тебе не знаю кроме имени и количества родинок на теле. Разве хоть когда-то были мы?

- Были. Постоянно. Просто ты этого не замечал.

- Не придумывай.

- Я ничего не придумываю. Просто не умею этого делать. Но теперь тебе надо решить, что ты будешь делать дальше.

- У меня есть выбор?

- Конечно. Мы можем разбежаться, словно меня никогда и не было. Но тогда ты, возможно, будешь очень сожалеть, что не остановил меня. Или мы будем вместе снова, но без обмана и лжи. Выбирать только тебе.

- И ты сможешь пережить то, что произошло.

- Я не маленькая глупая истеричка. Я достаточно много вложила в эти отношения, чтобы вот так походя их бросить. Я смогу все пережить и перебороть. Так что решай сам.

Я задумался. Когда женщина говорит что-то подобное, то невольно начинаешь задумываться о ее психической вменяемости. И проецируя такое состояние на дальнейшие отношения, вовсе не хочется их развивать. С другой стороны, ее уверенность и желание простить мое поведение внушали уважение. Не каждый способен на такой поступок. Но зачем мне жить потом годы рядом с женщиной, которая будет при каждом удобном случае припоминать мою неверность и пытаться сыграть на этом?

- Вера...

- Да?

- Зачем нам это? Ты будешь постоянно думать и следить за мной. Я буду стараться избегать разговоров на эти темы. Нельзя построить отношения на обмане.

- Только если обмана больше не будет.

- Не будет ли? Рано или поздно кто-то не выдержит психологической нагрузки и скажет лишнего. Я не хочу этого.

- Как пожелаешь, - Вера встала и кинула платок в сумку. - Я оставлю тебе небольшую записку. Но прочтешь ее, когда я выйду. Если передумаешь, то я дам тебе еще один шанс, но совсем на других условиях.

- Не будет никаких условий и второго шанса, Вера.

Девушка встала, подошла к зеркалу и написала на клочке бумаги, который нашла в своей сумке несколько слов. Потом сложила записку в несколько раз и вышла из квартиры. Через несколько секунд хлопнула дверь подъезда. Я снова остался один.

Некоторое время я находился в той же позе, в которой оставила меня Вера: я сидел на полу, прислонившись спиной к стене. Потом я вдруг сообразил, что Вера оставила свою спортивную сумку с вещами. Я встал и подошел к сумке. Надо было придумать способ передать ее ей. Чисто механически я открыл сумку: внутри поверх делового костюма мышиного цвета лежал парик для брюнетки и футляр с очками. Что-то зашевелилось нехорошее у меня внутри. Я кинулся к зеркалу и развернул записку, а потом со вздохом сел на пол. Там было всего два слова.

"Вера + Николай = ?".

Я никогда не видел Николая вживую. Мне даже в голову не приходило попросить его прислать мне фотографию. А Веронику - девушку из троицы моих партнеров я не видел с момента нашей первой встречи. И признаться, никогда не задумывался об этом, тем более не сравнивал ее с Верой или хотя бы считал ее потенциальным сексуальным объектом. Я даже не воспринимал ее как полноценного партнера. Просто исполнительница на зарплате. Я не раз встречал в переписке уничижительные слова в ее адрес со стороны обоих партнеров. И теперь я вдруг понял, что значили последние слова Веры, почему Николай хотел помочь мне вывести средства. Почему эти два человека были так ко мне привязаны. Потому что они были одним целым.

Вера + Николай = ?

Вера + Николай = ?

Вера + Николай = ?

Я откинулся на лавочку в прихожей и закрыл глаза. Кажется, мне пиздец.

Глава 2-6. Когда мосты вокруг сгорают сами

Первое, что я сделал, когда пришел в себя, это бросился к компьютеру. Включил, вход в Интернет и да, так я и думал: во все окно высветился синий слой блокиратора. А не надо было пускать девушку в свой компьютер посмотреть почту. Будет мне наука!

Я кинулся к шкафу. Там заваленный вещами лежал мой старенький нетбук для поездок. После аварии ездить мне было некогда. В больнице я тоже больше времени не проводил, так что нетбук лежал без дела.

Прошло минут десять-пятнадцать, прежде чем я смог его загрузить, подключиться к домашней сети и зайти на свои сайты. Все было не так плохо, как я подумал вначале. Пусть пароли сменились почти везде: в партнерках, у регистраторов и на хостингах - у меня оставался телефон. Кроме того, с большинством своих поставщиков услуг я поддерживал дружеские отношения.

В течение двух часов мне удалось восстановить контроль почти над всем хозяйством кроме пирамидного сервера. Признаться, я подумал о нем в последнюю очередь. Сервер был арендован у компании, на которой настоял Сергей. Тогда это было неважно. И хотя я оставил кое-какие модули внутри самой админки - их оставил не я, это сделал Николай, то есть Вероника, то есть Вера. Так что можно было и не надеяться, что дырки остались.

Главное - как быстро она все это провернула. Готовилась, знала. Каким же лузером в этот момент я себя чувствовал.

Самой серьезной потерей стало удаление всех писем в основном почтовом аккаунте. Но ничего необратимого нет. Пароли я уже сменил, подтверждение поставил на новый адрес, а переписка - и черт с ней. Ничего такого там, что я не смог бы восстановить, заново пообщавшись со своими исполнителями, не было. А остальное - и черт с ним.

Когда с восстановлением того, что можно было спасти, было покончено, день уже клонился к закату. Я вспомнил, что ничего не ел с самого утра, нашел в холодильнике яйца и закинул их на сковородку. Я переворачивал яичницу лопаткой, а в голове гудели мысли "что она еще такого могла сделать". В прихожей зазвонил телефон. Я оставил сковородку и прошел, чтобы снять трубку. Мама. Только ее я никак не мог заставить звонить мне на мобильный. Сила привычки.

- Сынок! У тебя все в порядке?

- Да, - я постарался, чтобы мой голос выглядел спокойно, - Почему ты спрашиваешь?

- Сынок, тут тебя полиция спрашивала.

- Полиция? И что им было нужно? - У меня стали холодеть руки от нехорошего предчувствия.

- Говорили, что деньги украл. Большую сумму. У серьезных людей. Я сказала, что ты в поездке.

- Правильно сказала.

- Сынок?!

- Да, мам.

- Ты же ничего не крал?

- Нет, мам, это не я, но на меня свалили. Мне придется на время действительно уехать, чтобы объяснить тем, у кого украли, что я - не при чем.

- Хорошо, сынок. Я отцу ничего не говорила. Он на работе сейчас.

- И не говори. Это мои проблемы. И мне их решать. Извини, мне нужно собирать вещи, - я положил трубку.

"Беги, Форест, беги". Домой мне уже нельзя. Каким-то образом, Вера-Николай навела моих партнеров на меня. Это было не так уж и сложно сделать: например, оставить сообщение на форуме пирамиды с тем же айпи, с которого увели пароли. Или связать какие-то действия, связанные с похищением денег, с моими авторизациями в доступных Сергею и Владиславу местах: админке пирамиды, форуме пирамиды. Главное, понимать, как будут искать грабителя.

Как бы там ни было, заявление в полицию было написано. Возможно и просто надавили на руководство области, чтобы они дали сигнал в городок, где я был до сих пор прописан у матери. Я однажды сталкивался с выпиской из полицейской базы: административные нарушения, судимости, прописка, регистрации. Уверен, что уже идет проверка и по другим базам, в одной из которых зафиксировано мое право на недвижимость в одном из районов Самары. Сколько осталось времени до того, как во дворе остановится машина с синими полосками, я не знал. Так что стоило поторопиться.

8
{"b":"165465","o":1}