ЛитМир - Электронная Библиотека

Следующая пуля пробила Лапе живот. Стрелок из того самого Минтая, караулившего на вышке, к счастью, был совсем никудышный. А может, расстояние сыграло свою роль. Алексей не знал. Но помирать в драных берцах ему не хотелось.

— По следам иди, — Вик был уже далеко впереди. — Там, где трава ногами примята. Шевели поршнями, сейчас здесь целая кодла будет!

Смертин все возился. Его даже не смущали свистящие пули. Какие пули, когда по ноге ползет эта лишаистая гадость! Пули по сравнению с этой дрянью — детский лепет. Тем более сапоги такие хорошие, новые совсем. Стрингер закрепил на лбу «Пчелу» и замер, снимая базу «Экстаза».

Боевики не ломанулись к ним напрямую через аномалии, а пошли по широкой дуге краем сосняка. Они о чем-то перекрикивались, но ветер уносил их слова на север, куда-то к ЧАЭС. Может быть, даже к этому загадочному Монолиту, о котором так грезил толстяк. Стрингер знал, чего желали сейчас бандиты, — поскорее вернуться на базу. Поэтому он не стал искушать судьбу, как бы помогая реализоваться их тайным желаниям.

Алексей быстро скинул боты, надел сапоги и побежал догонять Вика. Толстяк шел тяжело, сгорбившись в три погибели. По спине сталкера медленно растекалось кровавое пятно.

Глава 4

— …красная точка обозначает местонахождение. Впрочем, это и без того понятно. Нина, включите, пожалуйста, транслирующий экран на полное разрешение, — Дагонов пробежался взглядом по овальной комнате. Собрались почти все. Не хватало только одного украинца.

В большинстве своем олигарх был знаком с сидящими здесь людьми. Со многими дружил, с некоторыми общался исключительно из деловых соображений, других знал по тусовке и заметкам в прессе. Хотя были и исключения. Парня в идеальном белом костюме в стиле лондонских «джиппи» Дагонов видел впервые. И толстяка в отвратительной цветастой ямайской рубашке. Олигарх брезгливо посмотрел на его коричневые мокасины. Ужасней вкуса быть не могло. Толстяк фривольно развалился на кожаном кресле и барабанил толстыми пальцами по столу. Были еще иностранцы. Пять человек. Все одеты с иголочки. Брендовая «классика», швейцарские часы, отличный парфюм и неизменные миниатюрные ноутбуки, исполненные под кожаные кейсы. Это вам не русские «нувориши» последней волны, закутывающиеся в аморфные свитера и прячущиеся за неофициальным стилем. Повальное увлечение «я дико богат, поэтому одеваюсь как хочу» Дагонова нервировало. Все-таки он был ближе к западному стилю, как ведения дел, так и внешнего вида.

Овальный зал олигарх обставлял сам. Задача состояла в том, чтобы там одновременно можно было проводить небольшие конференции и неофициальные беседы тет-а-тет. Получилось впечатляюще. Уютный небольшой бар и мягкие диваны создавали домашнюю обстановку. Вместе с тем шикарный стол красного дерева, бегущий волной через весь зал, огромная интерактивная доска во всю стену и мощное освещение настраивали на деловой лад. Мягкие кожаные кресла расслабляли, дарили комфорт, заставляли собеседников терять бдительность. Когда Дагонов общался с гостем наедине, он специально приглушал свет и включал зеленые настольные лампы, чтобы атмосфера убаюкивала и толкала на откровения. Сегодня в овальном зале было светло.

В кармане завибрировал мобильник.

— Прошу прощения, я вынужден вас ненадолго покинуть. Напитки в баре. Просмотр записей начнем через полчаса. Можете пока ознакомиться с бумагами и маршрутом за прошедшие сутки.

Дагонов быстрым шагом пересек зал и открыл дверь, ведущую в его личный кабинет. Автоматически включился свет. Олигарх плюхнулся на кресло, пробегая взглядом по идеально прибранному столу. Бронзовая фигурка Фемиды, монитор, пепельница, стилизованная под человеческий череп, пульт, пачка сигарет и свежая газета, которую он не успел просмотреть утром.

— Да. Алло… Ну и какое решение вы приняли? Вы меня радуете. Секунду… Сейчас запишу.

Дагонов резким движением нажал кнопку под столом.

— Слушаю, Николай Евсеевич, — раздался из невидимых динамиков женский голос.

— Ниночка, быстренько занеси мне бумагу и ручку, а еще сделай кофе. Но сначала бумагу.

— Хорошо.

— Постой! В овальный зал не заходи. Напрямую.

— Я так и собиралась, Николай Евсеевич.

Секретарша могла зайти к Дагонову двумя способами. Либо напрямую, поскольку она сидела в приемной через стену, либо в обход через овальный зал. Олигарх предпочитал, чтобы к нему шли торными путями. Это была не прихоть. В таком случае он успевал услышать шаги секретарши и закончить конфиденциальный разговор. Ниночка принимала такое поведение за самодурство, отчего жутко бесилась. Дагонова это забавляло.

Николай Евсеевич Дагонов был классическим олигархом, во всех проявлениях этого звучного термина. Фантастически богатый, он владел самой большой долей нефтяного бизнеса в России. Никто, кроме президента и еще десятка VIP'ов, об этом, разумеется, не знал. Однако вся страна догадывалась.

Кроме приумножения капиталов, Николай Евсеевич увлекался «Формулой-1» и финансировал одну из «конюшен». В сферу интересов Дагонова также входили подшипниковый бизнес, производство продуктов питания и, конечно же, политика. А куда без нее? Олигарх щедро жертвовал партии власти и поддерживал на плаву еще десяток политиков в различных регионах, в основном, где имел бизнес. Но любимой игрушкой магната были медиа. Телевизионный канал и две федеральные газеты. Разумеется, все было с полного согласия Администрации Президента. Власть перестала быть любовницей олигарха и давно уже стала женой.

Не прошло и минуты, как секретарша положила на стол бумагу с ручкой и молниеносно удалилась варить кофе. Дагонов лихо крутнулся в кресле и глянул на свое отражение в мониторе. У него было отличное настроение. Начиналась увлекательнейшая игра, в которой он был главным модератором. А Дагонов очень любил, когда у него на руках большая часть козырей.

С темного экрана на него смотрел все тот же задорный Колька, только виски посеребрились сединой, появилась пара морщин, и вместо китайской светлой рубашки на нем сидел классический темный пиджак от «Армани». Но он был еще чертовски молод.

Из валявшейся на столе трубки послышались неразборчивые голоса. Совсем забыл:

— Вы еще здесь? Алло… Записываю. До связи.

Бросив на зеленое сукно стола сотовый, Дагонов на минуту задумался, а потом вновь нажал кнопку.

— Ниночка, где кофе? — не дожидаясь ответа, спросил он. — И позови ко мне Григорича.

— Хорошо, Николай Евсеевич. Вам Асламов флешку оставил. Занести?

— Заноси.

Григорич пришел в тот момент, когда Дагонов только начал просматривать файлы. Олигарх настырно тыкал пальцами по монитору, пытаясь включить проигрыватель.

— Вечер добрый. Вызывали?

— Привет. Присаживайся.

— Помочь?

— Да вот тут… — сконфузившись, показал олигарх.

— Дайте-ка я попробую.

Валерий Сибирцев был из тех немногих, кто свободно мог стоять у Дагонова за спиной. Григорич, как его все называли в холдинге, особо приближенный олигарха, начальник службы безопасности всей финансовой машины и лично «отца». В прошлом выходец из ФСБ, Сибирцев не потерял форму. Всегда был подтянут, интеллигентен, осторожен и никогда не расставался с дарственной «Береттой».

— Вот из Венесуэлы прислали. Президент развлекается с толпой моделек. Хочешь взглянуть?

— Не хочу, — исподлобья посмотрел на Дагонова Григорич.

— Может, на ТВР запустим? — спросил, вытаскивая из пачки сигарету, олигарх.

— Не стоит.

— Почему? — Дагонов выпустил струю ароматного дыма. Вопрос скорее был для проверки. Олигарх любил играть с людьми.

— Международный скандал, да еще на вашем канале. Нехорошо.

— Николай Евсеевич, вас заждались в овальном зале. Кудесников уже спрашивал, — раздался из динамиков голос Ниночки.

— Скажи, я скоро, пусть ждут.

Олигарх посмотрел в потолок, потом на Сибирцева:

— Правильно. Поэтому мы продадим видео CNN. Как думаешь, а?

20
{"b":"166861","o":1}