ЛитМир - Электронная Библиотека

Самое странное, что домой ему не хотелось. Совсем. Даже в гости. Ему никогда там не нравилось.

Но и оставаться здесь тоже не хотелось.

Проще всего в такой ситуации ни о чем не думать. Как всегда.

Часть 2

В этой части герой успел умереть, воскреснуть, устроить детективное расследование, найти для себя сомнительного качества приключения и разочароваться в самом себе.

Как обрести друзей и проблемы

Да, малыш, ты нашел свою силу…

Тебе бы еще немножко ума.

Демон из какой-то анимешки

Меч действительно оказался подарком, а не подлостью. Эту истину Ярослав осознал спустя два месяца мучений и три недели привыкания. Привыкания к себе. К мечу он привык за два дня и в то же время понял, что не сможет с ним расстаться, не смотря ни на что. Меч был любимейшим из кошмаров. Как плетка для мазохиста.

Из-за меча он едва не лишился руки. Даже Ярен испугался настолько, что когда нашел неуловимого целителя академии, едва его не прибил.

Из-за меча почти месяц бродил по общежитию как призрак и срывал злость на знакомых, каким-то чудом умудрившись не рассориться с ними в пыль и прах. Со знакомыми ему повезло. Таких терпеливых и понимающих людей встретить можно нечасто. Точнее повезло с малознакомыми близнецами, которые красочно описали свои ощущения в первые недели обучения у мастера меча. Близнецы были из воинского клана. Учили их серьезно, не делая скидок на возраст. А начиналась серьезная учеба лет с семи, до этого возраста изучение необходимых будущим воинам основ напоминало игру. Так что Ярославу еще повезло. Его детство было практически безоблачным.

Из-за меча у Ярослава сначала болело все тело, потом только голова, а потом он некоторое время вообще ни на что не реагировал. У Ярена была своя методика обучения. Эльфийская. То, что ученик человек, его почему-то не остановило. Когда Ярослава два дня рвало из-за выпитого зелья эльфийского происхождения, должного по задумке Ярена прибавить ученику выносливости, этот садист стоял рядом и улыбался. Выносливости зелье, кстати, не добавило. Только Ярослав в этом не сознался, держась на упрямстве и нежелании испытывать на себе действие очередного зелья. Спустя некоторое время он заподозрил, что эльф изначально именно этого своим зельем и добивался. Но уточнять не стал. Все равно ведь ничего не изменишь.

В итоге, спустя чуть больше двух месяцев, в какой-то из дней, после очередной тренировки, Ярослав неожиданно почувствовал себя усталым, но довольным. Заметил, что одет в незнакомые штаны, широкие и желтые. Кто его обрядил в это безобразие, парень так и не вспомнил. Кроме штанов на нем была веревочка с привязанной к ней колючкой растительного происхождения. Откуда взялось это украшение, Ярослав тоже не знал, но оказалось, его на шею повесила Ладанэ. Зачем, девушка не призналась. Еще был металлический браслет на правом предплечье. Весь исцарапанный, местами погнутый. Заменитель щита эльфийского происхождения. Браслет Ярославу не понравился. Сильно не понравился. Кажется, это из-за него он чуть не остался без руки. Подставлять такую ненадежную с вида штуку под чужой меч, могут себе позволить только эльфы и дажаны, у остальных ловкости не хватит, чтобы не дать соскользнуть мечу противника на незащищенный участок руки. Собственно, именно это с Ярославом и случилось.

Находился Ярослав на знакомой поляне возле одной из стен академии. Стоял босиком на невытаптываемой траве, таращился на стену и прислушивался к ощущениям в припекаемой солнцем голой спине. Эльф тут тоже присутствовал. Он подпирал собой стену, чесал свежий шрам на плече и улыбался. Драконий меч был до трети вогнан в стену рядом с его ухом. Как он там оказался Ярослав не помнил. Он вообще ничего не помнил, какие-то обрывки, не больше.

— Приведи себя в порядок, — сказал Ярен, отходя от стены.

— В порядок? — удивился Ярослав. Ему было хорошо, значит, все в порядке.

— Тебя дети пугаются, — проворчал эльф.

— Правда? — детей вокруг не наблюдалось, да и в стенах академии их не было, насколько Ярослав знал. А своих походов в город, если они были, парень почему-то не помнил. Как и многого другого.

— Правда, — серьезно подтвердил эльф. — У меня просьба, наверное, она покажется тебе странной. Постарайся больше не уходить в себя. Никогда. Что бы с тобой ни происходило, и с какими трудностями ты бы ни столкнулся. Ты в таком состоянии совсем не понимаешь что делаешь. Можешь однажды очень сильно пожалеть о своих действиях.

— Хорошо, — сказал Ярослав. Сил на спор у него не было. Да и не знал он, о чем спорить, просто чувствовал, что поспорить не помешает. А ему хотелось спать.

Меч стену покинул легко и без сожалений. Ботинки нашлись за дверью. Рубашка валялась рядом. А куртка повстречалась на лестнице. Дырок на ней прибавилось и пятен неизвестного происхождения тоже. Такой курткой побрезговал бы даже бомж, но Ярослав ее подобрал и зачем-то поволок в свою комнату, продев палец в петельку-вешалку. Он так и уснул с курткой в обнимку.

Куртка почему-то пахла дымом, и Ярославу приснился пикник с шашлыками. Возле какой-то полузнакомой посадки, рядом с сохнувшим на солнце сеном. В посадке цвели акации, ветер сплетал дым с медовым ароматом и шелестел высокой бледной травой, которая из-за собственной глупости выросла между деревьями. А белобрысый мальчишка лежал на расстеленном мамой покрывале и наблюдал за желтой божьей коровкой, ползшей по травинке.

Разбудил Ярослава Киого. Растолкал, открыл окно, стащил с кровати, отобрал куртку, взамен всучил бритву и усадил перед зеркалом. Зеркало с Ярослава смело остатки сна. Он от него шарахнулся и свалился на пол.

— Это еще ничего. Ты себя не видел до того, как Сан подрезала тебе бороду, — заметил Киого.

— Тьфу, — коротко прокомментировал Ярослав и вернулся на место.

Из зеркала на него смотрело нечто с клочковатой растительностью на подбородке, немытой шевелюрой и общей запущенностью на лице. Глаза у отражения были красные и дикие, как у человека, насильно оторванного от компьютера в тот момент, когда он почти перебил всех врагов в страшно увлекательной стрелялке.

Попытки привести себя в порядок заняли больше часа. С отросшими волосами Ярослав решил смириться, попытался убедить себя, что они ему идут. От бороды и усов безжалостно избавился. Желтые штаны выбросил. Куртку зачем-то засунул под кровать. Чистая рубашка оказалась мала в плечах, пришлось отправить Киого на поиски размера побольше. Пока Киого искал, Ярослав крутился у зеркала, пытаясь рассмотреть фигуру. Больших мускулов так и не заметил, почему рубашка жала в плечах — не понял, почему меч перестал быть тяжелым — тоже. А еще куда-то пропал почти месяц его жизни. Взамен появилась всепоглощающая лень. Не хотелось делать ничего, даже спать. Сесть бы, бессмысленно уставиться в зеркало и просто сидеть, не шевелясь. Так ведь не позволят. Обязательно найдутся добрые души, озабоченные его самочувствием. Одна из них сейчас рубашку ищет.

— Нет, с Киого я, кажется, уже ругался, — сказал отражению Ярослав. — С Табади, великим и ужасным, тоже ругался. С драконом ругался. Осталась только одна кандидатура — Ярен. С девушками я все равно ругаться не умею.

— Изобретаешь новую проблему для себя? — спросил весьма знакомый голос.

Уши тоже были знакомые, они несколько укоротились, но общее впечатление не изменилось.

— Пытаюсь найти кандидатуру существа, за чей счет можно улучшить настроение.

— Не поможет, — уверенно сказал Далени.

— Что ты делаешь на моем подоконнике?

— Сижу. Пейзажем любуюсь, — Далени качнулся и изобразил улыбку жизнерадостного идиота.

— Убирайся к демонам, — сказал Ярослав. Ругаться с ушастым парнем не хотелось. Просто казалось, что он именно за этим сюда пришел. Поддаваться на провокации разных эльфячьих потомков? Обойдутся.

24
{"b":"166988","o":1}