ЛитМир - Электронная Библиотека

Осуществить предусматриваемые мероприятия не удалось, поскольку первое генеральное наступление противника на Москву началось 30 сентября 1941 года.

Ход операции

(30 сентября – 30 октября 1941 года)

Немецкое наступление на орловском направлении началось 30 сентября, а на вяземском – 2 октября.

Подготовка к операции «Тайфун» заняла около двух недель. Они ушли на перегруппировку и щедрое пополнение войск группы армий «Центр». Если на 15 сентября в ней насчитывалось 58 дивизий, при этом на московском направлении действовало 46 дивизий, то на конец сентября на западном направлении против трех наших фронтов – Западного, Резервного и Брянского – было уже 77 дивизий (в том числе 14 танковых и 8 моторизованных), что составляло 38 % всех пехотных и 64 % всех танковых и моторизованных дивизий, находившихся на Восточном фронте. К этому же времени все дивизии были пополнены, их численность, за редким исключением, почти равнялась штатной. Наступление группы армий «Центр» поддерживалось 2-м воздушным флотом, насчитывавшим 950 самолетов. В результате противник получил превосходство над нашими войсками по личному составу в 1,4 раза, по танкам – в 2,2 раза, по орудиям и минометам – в 2 раза и по самолетам – более чем в 2,5 раза.

Как явствует из сказанного, одним из главных трамплинов для взятия советской столицы враг считал район Брянск, Орел.

Чтобы овладеть как можно скорее этим районом, наступавшая здесь 2-я танковая группа под командованием Гудериана была тоже пополнена и состояла теперь из 7 пехотных, 5 танковых, 4 моторизованных, одной кавалерийской дивизий и одной моторизованной бригады.

На рославльском направлении против 50-й и 3-й армий действовали 3 армейских корпуса 2-й германской армии.

На 30 сентября положение войск танковой группы (с 6 октября 2-я танковая армия) Гудериана, по его собственному свидетельству, было следующее: «48-й моторизованный корпус выступил из района Гадяч, Штесповка и направился через Недригайлов на Путивль…

24-й моторизованный корпус выступил из Глухова на Севск, Орел, имея впереди 3-ю и 4-ю танковые дивизии, за которыми следовала 10-я мотодивизия.

47-й моторизованный корпус (18-я и 17-я танковые дивизии) выступил из Ямполя, продвигаясь своим правым флангом в направлении на Севск.

29-я мотодивизия должна была следовать уступом влево на н/п Середина Буда.

Оба корпуса (35-й и 34-й армейские корпуса. – Примеч. авт.), на которые была возложена задача обеспечения флангов, выступили, двигаясь частью сил через Костобобр, частью через Ромны, 1-я кавалерийская дивизия располагалась на западном берегу реки Судость в районе севернее и южнее Погар»[8].

Дивизии 47-го и 24-го моторизированных корпусов 2-й танковой группы Г. Гудериана нанесли удар по войскам левого крыла Брянского фронта. Развернутые здесь соединения из группы Ермакова (2-я гвардейская, 160, 283-я стрелковые дивизии; 21-я горно-кавалерийская дивизия, 52-я кавалерийская дивизия; 121-я и 150-я танковые бригады, 113-й отдельный танковый батальон – всего 33,5 тысячи человек, 158 танков, 132 орудия и миномета) именно 30 сентября готовились наступать на глуховском направлении. Оказавшись поэтому вне укрытий, на не подготовленной к обороне местности, они не выдержали массированного удара врага и начали отходить. Противнику открылся путь на тылы двух левофланговых соединений 13-й армии генерала A.M. Городнянского. Оборонявшиеся здесь части встретили немцев организованным огнем артиллерии. Но и они не смогли сдержать удара превосходивших сил врага. Во второй половине дня обе дивизии были оттеснены к северо-востоку. Между армией Городнянского и группой Ермакова образовался разрыв. Все предпринятые контратаки оказались безуспешными. К исходу 30 сентября глубина бреши, пробитой неприятелем, составила 15–20 км. Таким образом, советские войска начали проводить Орловско-Брянскую оборонительную операцию, которая началась 30 сентября, а закончилась 23 октября 1941 года.

Сначала Военный совет Брянского фронта сделал вывод: противник нанес лишь отвлекающий удар силами одного из корпусов Гудериана. Главный же удар, по мнению членов совета, последует позднее со стороны 2-й армии в направлении Брянска. Утраченное за день положение на левом крыле было решено восстановить силами находившихся там войск. Это решение генерал Еременко доложил Сталину, и тот целиком утвердил его.

Утром 1 октября соединения из группы Ермакова нанесли контрудар. Однако закрыть образовавшуюся накануне брешь и восстановить положение не удалось. Контрудар соединений, введенных в сражение по частям, в разное время, к тому же с различных направлений, при слабой огневой поддержке, по силе своей не соответствовал мощи наступавшего противника. Лавина вражеских танков, поддерживаемых с воздуха всем составом авиации 2-го воздушного флота, смела и отбросила контратаковавших. К 13.00 соединения 47-го корпуса противника захватили Севск и устремились на север. 24-й корпус, наступая на орловском направлении, к исходу дня увеличил глубину прорыва до 80 км. Немцы окружили 2 дивизии 13-й армии, а также отрезали от главных сил фронта группу Ермакова.

Только тогда командованию Брянского фронта стало ясно, что удар противника на левом крыле отнюдь не отвлекающий. И тем не менее в условиях сохранявшейся стабильности в центре и на правом крыле, полного затишья на Западном и Резервном фронтах прорыв Гудериана не казался ему столь глубоким и опасным. Поэтому при докладе в Ставку начальник штаба фронта генерал-лейтенант Г.Ф. Захаров обрисовал обстановку менее тяжелой, чем она была в действительности[9]. А генерал Еременко приказал часть фронтового резерва использовать для того, чтобы помешать противнику устремиться к северо-востоку от Севска[10]. Так закончился второй день боев.

У противника на рассвете 2 октября во всех подразделениях и штабах зачитывалось обращение Гитлера. Фюрер извещал солдат Восточного фронта о начале последней, великой, по его словам, и решающей битвы года. Он заверял своих солдат, что «этот момент готовился по плану, шаг за шагом, чтобы завести противника в то положение, в котором мы сможем нанести ему смертельный удар…»[11]. В сражение были брошены главные силы фон Бока. На фронте в 600 км – от Западной Двины до Десны – во всю свою силу развернулась операция «Тайфун». Для советских войск началась Вяземская оборонительная операция, продолжавшаяся со 2 по 13 октября 1941 года.

К исходу дня части 3-й танковой группы Г. Гота преодолели полосу обеспечения Западного фронта и на стыке 19-й и 30-й армий прорвали главную полосу обороны на глубину 5—10 км. А 12 дивизий 4-й танковой группы Гепнера на участке к югу от Варшавского шоссе нанесли удар по частям 43-й армии. Державшие здесь оборону соединения уступали немцам по людям в 5 раз, по артиллерии – в 13 и танкам – в 14 раз[12]. Такого таранного удара они не в силах были сдержать. Враг смял их и устремился в оперативную глубину. К исходу дня его передовые части, продвинувшись на 40 км, нанесли удар уже по второму эшелону Резервного фронта – дивизиям 33-й армии комбрига Д.П. Онуприенко. К этому времени танкисты Гудериана углубились в сторону Брянского фронта почти на 120 км. Немецкая авиация нанесла удар по командным пунктам Брянского и Западного фронтов. Связь с войсками была нарушена.

Советское командование предприняло ответные меры. В 16-й и 30-й армиях была проведена артиллерийская контрподготовка. Командующие фронтами начали перегруппировку резервов на выявившиеся теперь совершенно точно направления ударов противника. Генерал-полковник И.С. Конев передал генерал-майору В.А. Хоменко – командующему 30-й армией – 3 дивизии и моторизованную группу для нанесения контрудара по вклинившемуся противнику и восстановления положения. Генерал-полковник А.И. Еременко приказал выдвинуть часть фронтового резерва на рубеж реки Нерусса, занять оборону и не допустить продвижения неприятеля в северном направлении.

вернуться

8

Еременко А.И. В начале войны. М., Издательство «Наука», 1965, с. 340.

вернуться

9

Сандалов Л.М. На московском направлении. М., 1970, с. 204.

вернуться

10

ЦАМО, ф. 202, оп. 5, д. 64, лл. 424–425.

вернуться

11

Berliner Borsenzeitung. 1941. 9 okt.

вернуться

12

ЦАМО, ф. 500, оп. 12462, д. 454, лл. 182, 253; ф. 8, оп. 11627, д. 205, лл. 110–116.

3
{"b":"168061","o":1}