ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— В общем, примерно вот так, — подытожил Глеб, словно завершая разговор с невидимым собеседником.

Странно, что вполне нормальной для ситуации гордости от победы он не ощущал, словно никак иначе этот бой просто не имел права закончиться. Да и полюбоваться трупом хоулера удалось недолго, он улетучился примерно через минуту после того, как зверь затих, а вместе с ним исчезли и нанесенные зверем раны. «Гладиаторец» подхватил упавшую саблю и крутанулся на месте в ожидании нового гостя, но, по-видимому, хал-кост не предполагал воскрешения противника. Двор был пуст. Глеб пожал плечами, ради приличия еще немного подождал и пошел в дом искать ведьмачку.

Глава 6. Призраки замка Каер Морхен

Кровавик, отключенный по выходу из леса, пришлось заново активировать сразу, как только за спиной «гладиаторца» захлопнулись входные двери. Может, когда-то в ведьмацкой обители предполагалось искусственное освещение, а может, считалось, что ведьмакам с перстнями оно вообще не нужно — как бы то ни было, окон в просторном холле, в котором очутился парень, не предусматривалось архитектурой постройки. Впрочем, теперь такие проблемы Глеба волновали мало.

Холл был обставлен скудно, и, возможно, именно поэтому на нем не столь заметно сказалось разрушительное действие времени. Казалось, хозяева всего лишь ненадолго покинули дом и вот-вот вернутся, снова вспыхнут факела, зазвучат голоса… Глеб потряс головой, разгоняя морок — настолько отчетливо встала перед глазами никогда прежде не виденная им картина. Факела исчезли, остался серый мир отпечатков, беспощадно открывавший суровую реальность давно опустелого здания. «Гладиаторец» оглянулся. Инари в пределах зоны действия кровавика не высвечивалось, никаких других крупных объектов тоже заметно не было. Несколько мелких, шустро двигающихся фиолетовых пятен, скорее всего, следовало идентифицировать как крыс. В холле имелось пять дверей — две по левой стене, две — по правой и одна прямо перед «гладиаторцем». По обеим сторонам от последней — лестницы, ведущие наверх. Глеб пересек холл и попробовал приоткрыть дверь под лестницами, но она была заперта. Тогда парень поднялся на второй этаж. Коридор уходил в обе стороны, а прямо перед «гладиаторцем» была широкая арка, за которой угадывалось довольно большое помещение. Помещение, кажется, было проходным, во всяком случае, два дверных проема в противоположном его конце различались вполне отчетливо. Глеб призадумался, куда бы ему все-таки податься в поисках ведьмачки, потому что кричать на весь замок, пусть даже и пустой, не хотелось, как вдруг краем глаза уловил в помещении за аркой смазанное движение. Когда он развернулся, никого уже не было, но Глеб готов был поклясться, что ему не причудилась высокая фигура, скрывшаяся в правом из проемов. В том, что это была Инари, «гладиаторец» сильно сомневался, на Хорта фигура не походила по комплекции и к тому же — эта мысль пришла с некоторым запозданием — никак не отражалась в кровавике. Просто темный силуэт, и все. Если люди, ведьмаки и звери имели отражения в мире отпечатков, то кто же тогда оставался? Привидение? Но в призраков Глеб принципиально не верил, даже после всего, что с ним уже произошло. Очередной хал-кост?

«Гладиаторец» вступил под арку, на всякий случай держа наготове саблю. Помещение оказалось просторнее, чем он предполагал, и в отличие от холла здесь имелись-таки окна, хотя все как одно были плотно закрыты ставнями. По обеим сторонам зала располагались огромные камины, пол был засыпан сеном, интерьер дополняли расставленные вдоль стен деревянные скамьи, а возле каминов… Глеб подошел поближе, чтобы проверить — не обман ли это зрения. Оказалось, не обман. Возле каминов были расстелены здоровенные волчьи шкуры, много шкур, образующих мохнатый ковер, на котором, наверное, неплохо было бы посидеть вечерком в дружеской компании с пивом, или чем там обычно баловались ведьмаки после тяжелого трудового дня. Опустившись на колени, Глеб с легкой завистью провел ладонью по грубоватой волчьей шерсти. Уклад жизни в Каер Морхен постепенно начинал ему нравиться. Единственное, что удивляло, так это превосходная сохранность вещей, в особенности если вспомнить утверждение Инари о том, что добрых полтора десятка лет здесь никто не обитает. «Гладаторец» по собственному опыту знал, что даже хорошо выделанные шкуры старятся куда быстрее — кожа сохнет, становится хрупкой. Этим сохранившим превосходную эластичность меховушкам было не больше года отроду.

— Ну, и что ты здесь делаешь??? Почему не на тренировке?

Глеб вздрогнул: он не заметил, когда Инари успела подойти. Сено сыграло дурную шутку, полностью заглушив ее шаги.

— Хоулер помер, — сообщил «гладиаторец». — Тренироваться не на ком.

— То есть как помер? — подозрительно переспросила ведьмачка.

— Обыкновенно. А труп улетучился.

— Ну-ка, пошли во двор.

— На слово не веришь?

— Просто хочу убедиться, что он не от смеха скончался.

— Интересно как ты проверишь? Трупа-то больше нет.

— Это моя проблема. Скажи лучше, зачем тебя в Каминный Зал понесло?

— Так я же не знал, где у вас библиотека находится, вот и начал поиски с первого попавшегося помещения.

— Удачно начал, ничего не скажешь, — буркнула ведьмачка.

— Согласен. Слушай, а ты уверена, что здесь никого больше нет? Я, когда только-только на второй этаж поднялся, видел в этой комнате человека… ну, или ведьмака… Только он почему-то в кровавике не отразился.

— Вот как? — Глебу показалось, что ведьмачка немного насторожилась. — И как же он выглядел?

— Не знаю. Я мельком его видел, только фигуру. Он вон в ту дверь вышел. Но, кажется, довольно высокий, хотя пониже Хорта, конечно, будет.

— Значит, не Хорт, — равнодушно пожала плечами Инари, скорее размышляя вслух, чем обращаясь к собеседнику. — Впрочем, появись он в Каер Морхен, я бы и так почуяла. А больше некому. Ведьмаков нет, людям сюда не попасть. Успокойся и забудь. Если не светился, значит, беспокоиться не о чем.

— Но кто это мог быть? Чтобы хоть знать, о ком не беспокоиться?

— Понятия не имею. Разве только Хранитель Каер Морхен?

— Кто?

— Хранитель. Чего удивляешься? Если уж в домах домовые живут, так почему бы и в замке кому-нибудь не поселиться? В свое время среди учеников про него много всяких страшилок ходило. Вот, наверное, одна из этих сказочек и гуляет теперь… пережив сочинителя.

Глеб покосился на Инари, гадая, серьезно ли она говорит или все-таки шутит, но определить что-либо по лицу ведьмачки было затруднительно, разве только то, что она очень задумчиво смотрит на ковер из шкур.

— Ладно, пошли уж. Просто поверь на слово и запомни на будущее, если доведется здесь бывать, — этот зал в замке не самое лучшее место, особенно для ночлега.

Потом Глеб не мог точно сказать, что именно заставило его, уже выйдя за арку, в последний раз оглянуться на Каминный Зал. Зато он точно знал, что именно заставило его чертыхнуться и схватить ведьмачку за руку.

— Смотри!

На шкурах перед правым камином, скорчившись, лежал беловолосый мужчина.

— Видишь?

— Вижу, — бесцветным голосом отозвалась Инари. — И не в первый раз. Не обращай внимания. Идем.

— Но ему же плохо! Надо помочь!

— Ты ему ничем не поможешь, он давно мертв. Лет четырнадцать, а, может, даже и больше… я точно не знаю.

— Так ты знаешь, кто это?

— Да, — еле слышно ответила ведьмачка.

Пораженный переменой в ее голосе, Глеб всего на пару секунд отвел глаза от скрюченного тела, а когда снова заглянул в зал, шкуры были пусты.

— Это Велегода, — немного спокойнее сказала Инари.

Имя показалось «гладиаторцу» знакомым, а потом он припомнил рассказ у костра.

— Тот самый, с которым вы в Игли-Корун были?

— Да.

Ведьмачка умолкла, отвернувшись. «Не спрошу», — подумал Глеб, — «потому что это будет очень невежливый вопрос…» Но Инари продолжила говорить сама, уже безо всяких эмоций, словно речь шла о каком-то пустяке.

27
{"b":"168183","o":1}