ЛитМир - Электронная Библиотека

— Если я могу дать один совет… — нерешительно начал Лоскер, но я его перебил:

— Приказываю, Лоскер, не оставлять меня без твоих безусловно мудрых советов.

Глаза коменданта блеснули от удовольствия, и мне показалось, посмотрел он на меня с уважением и одобрением.

— Родеро, — сразу взял налима за жабры архибек, — чтобы не вызвать подозрений, мне необходимо будет на тебя прилюдно накричать. К сожалению, в комендатуре служат не только бесы, которые рта не раскроют без приказа, но и люди. Язык у них длинный, а голова работает хорошо. Как бы не пошли невыгодные для нас слухи. Поэтому предлагаю тебе пока разместиться в гостинице и назваться лекарем, приехавшим за травами. У нас действительно лучшие на континенте сборы трав, а стоимость гораздо ниже, чем в других городах. Высшие, насколько мне известно, всегда получали хорошую лекарскую подготовку. К дверям поставлю четверку бесов-охранников. Такое тоже практикуется, когда в виде наказания за провинность приезжему назначаются общественные работы. Не всем, конечно, выпадет такая честь, только квалифицированным специалистам, отрабатывающим присужденный срок на профессиональном поприще. Редко, но бывает. Ничего особенного. После обеда тебя отведут ко мне, тогда и поговорим. Прости, но гулять по городу тебе придется в сопровождении тех же бесов. Это входит в меры наказания.

— Я могу свободно перемещаться?

— Безусловно. Все, кто не в тюрьме или зале ожидания, не лишаются права свободного перемещения.

— Однако либеральные у вас тут законы.

— Это только нам дано такое право и только у нас действуют эти законы. В других местах иначе. Да, вот еще… — Лоскер достал из ящика стола мешочек и передал мне. — Здесь деньги на расходы. Если понадобится больше, казна города в твоем распоряжении.

— Не надо, у меня есть.

— Покажи.

Я достал свой мешочек из кладовой центра и передал архибеку.

— Ого! Настоящие имперские солнышки!.. — Он сокрушенно покачал головой. — Не пойдет. Слишком незатертыми выглядят. Можно, конечно, сказать, что нашел в разрушенном городе, но тогда на тебя могут объявить охоту искатели кладов, а это опять же ненужное внимание. Где? Когда? С каким отрядом? Как? А сойти за кладоискателя ты пока не сможешь. С твоего разрешения я заберу эти деньги и подготовлю те, которые имеют хождение сегодня. Сейчас все государства деньги чеканят, придерживаясь имперского стандарта. По весу они почти не отличаются и везде принимаются.

— И как же их называют? — вспомнил я о наших «ящерках» и «воробьях».

— Никак. Слишком большое разнообразие. Каждый король считал своим долгом украсить своим портретом золотую монету, а ликом жены — серебряную. Не то что императоры — как чеканили лик первого Императора-Солнца и жены его Императрицы-Селены, так и продолжали.

Резон в его словах был, поэтому я не стал артачиться и без сожаления расстался с монетами, которые могли меня скомпрометировать.

— Если неотложных вопросов больше нет, предлагаю действовать. Еще раз прошу простить за дерзость…

— Хватит извиняться, Лоскер. Действуй.

Комендант кивнул, сам распахнул двери и, придав своему лицу вид крайней ярости, заорал:

— Да ты у меня до конца дней своих будешь работать на город бесплатно! Щенок! Он, видите ли, сам хочет собрать травы в нашем лесу! Вон с глаз моих! Четверых бесов сюда! Охранять денно и нощно! Местом жительства назначить гостиницу «Луч короны»! Его вещи переправить туда же. После обеда ко мне его. Делом займется.

Как будто прямо из пола выросли четверо бесов, взяли меня в коробочку и, энергично подталкивая, повели к выходу.

— Пришлите кого-нибудь прибраться в кабинет! Ух и разозлил меня этот лекаришка! — услышал я грозный рев Лоскера, уже спускаясь по лестнице.

Хозяин гостиницы не удивился потенциальному постояльцу в окружении бесов. Он посмотрел на меня с некоторым сочувствием и пробурчал:

— Что ж ты натворил, парень, что комендант тебя на постой в самую дорогую гостиницу определил?

— Вот и я говорю, ничего я не натворил. Подумаешь, прогулялся по лесу.

Лицо хозяина построжало.

— «Подумаешь»? А то, что вместо отдыха воины должны были тебя искать, потом охранять и в город сопровождать, — тоже «подумаешь»? А то, что иногда весь город на поиски пропавших поднимают и народ должен такого, как ты, с риском для жизни искать? Нет, парень. Наказали за дело! — Сочувствие как рукой сняло, даже, похоже, после моих слов он решил от себя добавить к наказанию: — Дешевых номеров не осталось. Будешь жить в одном из лучших. Завтрак, ужин и ежедневная ванна входят в стоимость. С тебя за пять дней шесть с половиной серебряных.

По лицам сопровождающих бесов я понял, что цена, мягко говоря, несколько завышена, поэтому попробовал торговаться.

— Ты, почтеннейший, меня ограбить решил? А если я пожалуюсь на твою жадность?

— Да, — неожиданно поддержал меня один из охранников, самый старший по возрасту и, вероятно, по авторитету, — что-то ты, Вудук, малость подзагнул.

— Ничего я не подзагнул. В городе принцесса с принцем, а с ними куча народу. Всем где-то жить надо. Все цены подняли. Не буду же я наказанному снижать. Это что ж за наказание получится? У меня от этого номера торговец отказался. Дорого. А нарушителю я задешево отдам? Как я потом этому торговцу в глаза посмотрю?

— М-да, — посочувствовал мне бес. — Придется платить. Попался ты коменданту под горячую руку очень уж не ко времени.

— А если я откажусь?.. Как тот купец? — полюбопытствовал я.

— Можно и так. Только ночевать тогда будешь в тюремной камере, а питаться где придется, — разъяснил бес альтернативу.

— Ладно. Ешьте мою плоть! Пейте мою кровь! — патетически воскликнул я и выложил на прилавок золотой.

Хозяин отсчитал мне сдачу, три монеты серебром и горсть меди, выдал ключ и крикнул парнишке-слуге проводить «уважаемого господина» в апартаменты.

Глава 4

«…настоящей опорой трону в те сложные времена были высшие имперские исполнители. Сейчас никто не знает, откуда они пришли и, несмотря на полную схожесть с людьми, относились ли к роду человеческому, поскольку в скорости движений и владении оружием превосходили вампиров и элвов, в регенерации, остроте зрения и слуха — оборотней, в неутомимости и защищенности — драконов, в силе и мастерстве — архимагов людей. Некоторые источники утверждают, что их готовили в неких тайных имперских учебных центрах. К сожалению, большинство архивов, в том числе и архив имперской канцелярии, не сохранились, поэтому указанное утверждение никоим образом нельзя отнести к достоверным.

По здравом размышлении можно прийти к очевидному выводу: как возможности самих высших, так и факт их подготовки якобы из обычных людей являются художественным преувеличением очевидцев тех событий, основанным на наивной вере в некую особую касту воинов и администраторов, способных воспрепятствовать неизбежной гибели некогда могущественной системы.

История знает немало примеров величия и упадка не менее могущественных цивилизаций, но до сих пор не знает средств, способных предотвратить крах. Ни сильные правители, ни мощная магия не могли служить достаточной гарантией несокрушимости держав. Аристократия, прокисшие сливки общества, и охамевший до предела плебс — они разрушают государства изнутри паче любого внешнего врага. Бороться с этими явлениями невозможно, поскольку потенциальные борцы — сами носители чумы распада. На примере последнего императора, отличающегося, как свидетельствуют записи его современников, несгибаемой волей, гигантскими амбициями, нетерпимостью к чужому мнению и крайне слабым государственным умом, можно видеть, как конкретно протекала эта борьба за стабильность общества.

Сейчас невозможно сказать точно, был ли это навет завистливых придворных, или высшие действительно задумали сместить императора-разрушителя, дабы править самим. Однако известно, что были они людьми весьма гордыми и высокомерными, презирающими глупость и некомпетентность настолько, что не стеснялись прилюдно высказывать свое мнение о правящей верхушке. Император не мог терпеть подобного отношения и постепенно сместил всех высших с государственных постов.

50
{"b":"168302","o":1}