ЛитМир - Электронная Библиотека

Тройка вампиров вальяжной походкой двигалась им навстречу. Поравнявшись с носилками, один из вампиров сделал вид, что споткнулся, и упал на телохранителей, открыв путь к носилкам для второго, который притворился, будто споткнулся о первого. В результате вампир, якобы потеряв равновесие, сильно толкнул одного из носильщиков. Носилки резко дернулись, мальчик вывалился из креслица и упал на мостовую, разбив голову, о чем свидетельствовала брызнувшая на камни кровь.

— Я торговый представитель славной Кассарии! — заорал вампир, оставшийся на ногах. — Я свидетельствую, что это был несчастный случай! Представительство Кассарии приносит свои глубочайшие извинения!

Однако по его нагло ухмыляющейся физиономии можно было определенно сказать — никакой это не несчастный случай, а хорошо спланированная провокация.

Глава 5

— Мальца-то за что?! — простонал старший из моего конвоя. — Сволочь! Так и прибил бы гада!

— Так прибил бы, — сказал я ему, целенаправленно пробиваясь через моментально образовавшуюся плотную толпу к пострадавшему.

— Много ты понимаешь, паря, — вздохнул он в ответ. — Нам запрещено в такие разборки влезать.

Бесы активно мне помогали, понимая, что я не убегаю, а, наоборот, собираюсь выполнить свои общественные обязанности.

— Лекаря! — выкрикнул кто-то с таким отчаянием, что я удвоил усилия.

— Пропустите лекаря. Р-разойдись! Пропустить лекаря! — заорали мои бесы, помогая прорваться.

Люди подвинулись, освобождая коридор к носилкам. Среди столпившихся я увидел того наглого вампира, который назвался торговым представителем.

Надо бы пройти мимо. Тихо и мирно. Ну какой боец из обычного лекаря? Ему ли нарываться на дуэль с одним из представителей расы сильнейших бойцов континента? Но что-то пещерное во мне яростно воспротивилось такому решению. Видимо, я и в самом деле троглодит, раз не могу позволить чужакам безнаказанно обижать своего. То, что причинили вред ребенку, да еще инвалиду, только еще больше подогрело меня. На миг представилось, что это мой сын хамски выброшен из коляски наглыми подонками и лежит на камнях с разбитой головой. Остро захотелось вцепиться зубами в их глотки и со звериным рычанием рвать, рвать, рвать…

На моем лице, уверен, не отразилось даже намека на бурю, бушевавшую в душе. «Хлопотать мордой», являя миру свои, никому не нужные душевные терзания, в Барске, не говоря уж о центре, отучили качественно.

— …Внутри вы хоть на пену изойдите, если уж такое случится и вас что-то сильно заденет, но снаружи все должны видеть только то, что вы сами считаете нужным показывать, — вещал в который раз элв, вбивая в нас суровые истины. — Враги не должны найти в вашей защите ни малейшей бреши. Вы поняли? Родеро! Крис! Уши б ваши в трубочку, а трубочку в задницу! У вас на рожах все написано! А думаете вы о чем угодно, только не о том, что я пытаюсь с упорством маньяка вдолбить в ваши пустые головы. Считаете ерундой то, что я вам говорю? Болтовней старого маразматика? Считайте как хотите, но, если еще хоть раз увижу ваши обезьяньи ужимки, будете двести метров коридора драить носовым платком. Одним на двоих!

Перед этим мы с Крисом уже ровняли траву в зале отдохновения с помощью маникюрных ножниц и линеек. Результат нам не понравился — то ли дело буйная свобода дикой природы…

Поравнявшись с вампиром, я начал действовать. Со стороны это выглядело так: неуклюжий лекарь вдруг споткнулся и с маху всем весом наступил на ногу торговому представителю. Пытаясь удержать равновесие, парень судорожно вцепился в плащ вампира и повис. Раздался треск рвущейся материи — красивая фибула, инкрустированная мелкими драгоценными камнями с огромным рубином посередине, серебристой рыбкой взлетела в воздух и шлепнулась на камни мостовой. Вампир дурным голосом взвыл от боли в раздробленной стопе, а лекарь испуганно отпрыгнул в сторону и, вот ведь незадача, очень «неудачно» с хрустом раздавил каблуком упавшую застежку. Да так, что от украшения осталось нечто мятое и припудренное мелкой пылью бывшего рубина.

Жаль. Дорогущий был записывающий артефакт. Старинная работа хорошего мастера. Теперь, по словам коменданта, такие качественные тридцатидвухчасовые уже не делают. Все, на что способны нынешние маги — это четырехчасовые с мутным, дергающимся изображением. На записях, сделанных такими штуками, и родную маму с трудом узнаешь. Те, что остались с имперских времен — большая редкость. Относятся к ним бережно. Не дыша. Пылинки мягкими перышками сметают. А тут об камень грубо — хрясь! А нечего всякие гадости записывать. Мою физиономию в частности.

Я наскоро осмотрел троицу — больше записывающих кристаллов у них не было. Видимо, вампиру тоже стало до соплей жалко артефакта, поскольку ярость его была просто неописуемая. Они все и так бледные, как смерть, а теперь даже ее переплюнули. Стоят кучкой, как три гейзера. Белые до синевы, и глазами краснющими меня прожигают. Рев крупной шишки, торгового представителя Кассарии, перекрыл самых зычных зазывал, а брызги слюны с успехом могли поспорить с небольшим фонтаном. Я заорал с ним в унисон перепуганным козлом, добавив визгливые нотки в голос:

— Господин кровопийца! Я не виноват! Меня толкнули! Я покорнейше прошу принять мои самые-самые искренние извинения! Я заплачу за плащ два золотых!..

— Т-т-ты-ы-ы!.. — заклинило представителя так, что он на секунду заткнулся, но про кристалл ничего говорить не стал и перевел все на одежду: — Пор-р-р-рвал мой плащ! Ублюдок! Т-ты ос-с-скорбил меня!.. — Глаза представителя, казалось, сейчас выпрыгнут из орбит и покусают меня не хуже челюстей, забитых под завязку острыми зубами.

— Это произошло случайно, к тому же я извинился! Так же, как и ты только что перед ребенком. Значит, все в порядке? Инцидент исчерпан?

Стоило им понять, что ситуация повторилась, только с точностью до наоборот, и в роли жертвы оказались они сами, как всех троих кровососов аж затрясло. Понимаю, обидно.

— Нет, щенок! Инцидент не исчерпан! Я тебя прямо сейчас выпью! — прохрипел, задыхаясь от ярости, торговый представитель и шатнулся ко мне с недвусмысленными намерениями, но тут опять закричали:

— Да где же он, этот лекарь?! Быстрее!

Хмурые бесы конвоя оттеснили от меня вампира, глядя на него с такой мрачной решимостью, что он понял — малейший повод, и его убьют, не считаясь ни с какими договорами. К ним присоединились наемники из охраны мальчика. Вампир скрежетнул зубами, развернулся и пошел обратно в сторону рынка, а я поспешил к ребенку.

— Мы еще встретимся, щенок! — многообещающе прошипел представитель напоследок и скрылся в толпе вместе со своими приятелями.

К тому времени как я добрался до пострадавшего, носилки поставили на землю, креслице с них сняли и, подстелив плащи охранников, уложили на них мальчика. В изголовье на коленях стоял командир охраны и, постанывая, словно пострадал сам, придерживал голову ребенка, зажимая рану окровавленным платком. Я ему искренне сочувствовал. Подопечного не уберег, теперь с наймом будут большие сложности.

Отогнав страдальца, уж очень убивался мужчина, словно по собственному сыну, я положил ладонь на лоб пострадавшего, остановил кровь и проверил череп. Пробоин и трещин не обнаружил. Легкое сотрясение должно скоро пройти само, но можно этому делу помочь. Ого! А у мальца неплохо развит блок управления магической энергией. Похоже, его целенаправленно тренировали, развивая способности, причем довольно неплохо. Правда, упустили несколько существенных моментов — будь у меня побольше времени, я бы ему кое-что подправил. Однако это дело не на один сеанс. Да и пригляд нужен постоянный. Поэтому пока ограничился малым целебным воздействием. Оно тут же регенерировало кожный покров и устранило последствия легкого сотрясения мозга. С этим порядок. Даже рубец не останется. Еще одним диагностическим воздействием проверил весь организм и обнаружил перелом позвоночника с серьезными нарушениями нервных путей. Причем не сегодняшний, а двух-трехлетней давности. Получается, ребенок уже давно не может ходить. Вот почему обнаруживается атрофия мышц нижних конечностей.

55
{"b":"168302","o":1}