ЛитМир - Электронная Библиотека

Надо было вырываться отсюда, а для этого требовалось вернуть девушек из зала. Но только Лим собрался отдать соответствующую команду, как Фиора, пользуясь передышкой, стремительно бросилась к кладовой. Вот тут и прозвучали исторические слова Лима. В горячке боя он не потерял голову и сумел разглядеть, что твари пробили потолок еще в двух местах.

Фиора влетела в кладовку, подхватила ларец и… оказалась отрезанной от нас толпой мутантов. Она отступила обратно в комнатку, поставила ларец на место и встретила нападавших в дверном проеме. Прабабушка действительно хорошо учила — Фиора словно окуталась молниями, так стремительно мелькали клинки в ее руках, не давая тварям приблизиться на длину шпаги. Густая кровь монстров брызгала фонтаном, из толпы сыпались отрубленные конечности, головы и куски тел мутантов. Однако долго это продолжаться не могло. Еще немного — и обезумевшие твари завалят девушку телами и просто утопят в своей крови. Да и уклоняться от ударов когтистых лап ей становилось все сложнее и сложнее.

Скоробой использовать я опасался — можно было задеть девушку. Тогда я выхватил клинки, увеличив их магическую длину до максимума, и стальным вихрем врезался в гущу тварей, не забыв добавить еще два щита к дырам в потолке, чтобы хоть немного перекрыть поток мутантов.

Пробив себе кровавую тропу, я, не церемонясь, затолкнул Фиору в кладовку и в ответ на возмущенный возглас прорычал:

— Закрой крышку!

— Хам!

— Закрой крышку ларца!

Чвяк! Хлопнула крышка, и я тут же отправил в замок ларца воздействие, блокирующее гармонические колебания магии, которое давно подготовил, но не имел возможности применить. Оно бы не подействовало при открытой крышке, а закрыть ее дистанционно у меня не получилось — внедренная в ларец структура заставляла магические воздействия либо проскальзывать мимо, либо отражаться.

В это самое мгновение сверху на девушку упал кусок потолка, оглушив ее, и рухнули две твари. Одна из них прямо в полете достала спину Фиоры когтями, прочертив четыре глубокие борозды. Этому мутанту я сначала отрубил лапы, затем снес голову. Второй мутант на полсекунды пережил своего товарища и, развалившись на две половинки, прилег рядышком.

Это была последняя атака. Стоило ларцу закрыться, мутанты с паническим визгом и воплями бросились врассыпную, будто инстинкт самосохранения, доселе дремавший в них, вдруг проснулся, как от кошмара, и они внезапно осознали, в какую мясорубку только что добровольно лезли.

Я подхватил на руки потерявшую сознание девушку и вынес на улицу. Отдуваясь и устало вытирая пот, вокруг нас с Фиорой собрались все члены отряда. Точнее, все оставшиеся в живых и способные самостоятельно передвигаться. Положив раненую на расстеленный кем-то плащ, не мудрствуя лукаво распорол кинжалом остатки ее куртки и рубашки. Быстро остановил кровь, затем промыл раны зельем и на всякий случай перевязал, наложив заживляющую мазь. В конце процедуры добавил воздействие, ускоряющее регенерацию. Надеюсь, шрамов на спине не останется. Попросив Ситору напоить девушку укрепляющим эликсиром, когда она очнется, я занялся другими ранеными. Фактически каждый боец отряда получил повреждения.

Пятерых погибших мечников вернуть к жизни не удалось.

Закончив и с этими делами, я присел у стеночки, закрыл глаза и собрался ненадолго уйти в восстанавливающий транс — сегодня мне тоже досталось. Все-таки гораздо легче драться, когда не надо никого прикрывать и думать, как бы не попасть по товарищам, да еще стараться при этом особо не демонстрировать свои возможности.

Отдых мой был недолгим. Маг Лотий подошел ко мне, внимательно посмотрел и спросил:

— Как ты понял, что надо закрыть шкатулку?

То, что я, кроме прочего, еще и блокировку активировал, он, похоже, не заметил, а хвастать я не стал. Пожав плечами, сослался на чутье. Якобы оно мне подсказало необходимость сделать именно так.

— В чем дело, Лотий? — спросил его командир.

— Я не знаю, как и почему, — задумчиво протянул маг, — но что-то привлекает тварей, когда шкатулка открыта. Могу предположить, что вокруг создается специфический магический фон, явно не простой. Вероятно, этот фон связан с магической энергетикой тварей. На больших расстояниях он их притягивает, а на близких, наоборот, отталкивает. Причем любой чужак, а может даже и свой, приблизившийся к ларцу, вызывает у окрестных монстров однозначную реакцию — немедленно напасть и, не считаясь ни с чем, разорвать.

Я был искренне восхищен проницательностью этого далеко не старого мага. Ему на вид было около сорока лет, но с таким же успехом могло быть и все двести сорок, в зависимости от его силы и искусности.

— Почему же ты считаешь, что на близком расстоянии этот фон их отталкивает? — после некоторого раздумья спросил Лим.

— Иначе бы они постоянно терлись рядом с ларцом. Далеко отойти были бы не в силах, а как охотиться, чем питаться?..

Что-то мне не понравилось в том, как отряд, точнее, кто-то из отряда, отреагировал на слова мага.

Внимательно перебрав свои воспоминания, используя при этом пять потоков внимания по числу выделенных секторов, я понял, чья это была реакция. Гномы. Такое впечатление, что они прекрасно знали либо об этом конкретном ларце, либо о подобном ему. Ну ладно, знали. Однако они пытались сделать вид, что удивлены открытием мага так же, как и все. А это действительно было важное открытие, раз об этом не знал один из лучших командиров отряда охотников за сокровищами древних. Вот только зачем это гномам? Пока неясно.

Глава 8

— Скажи, Ситора, ты ведь из-за него уходишь из отряда?

— М-гм… из-за него, — мягко и нежно почти мурлыкнула Ситора с оттенком удивления. — А откуда ты знаешь?

— Знаю! Я все видела и считаю, что так нельзя! Я это дело так не оставлю! Я с ним поговорю! — возмущенно воскликнула Фиора.

Я услышал разговор девушек случайно — шел на «мужскую» половину ручья, место, определенное для купания мужской части отряда, и, видимо, слишком близко подошел к «женской». Не следует также сбрасывать со счетов мой тонкий слух, позволивший услышать тихий говор, — девушки отнюдь не кричали на весь лес о своем, о девичьем.

За два дня, прошедшие после памятного боя, мы похоронили павших (то, что от них осталось), подлечили раненых и набрались сил для похода на юго-восток в столицу Кронтора. Лим хотел передать таинственный ларец непосредственно магам столичной академии, справедливо полагая, что наш отряд способен сохранить добычу не хуже королевских гвардейцев. Да и где искать гвардейцев в эдакой глуши? Две-три деревеньки, которые, согласно современной карте, должны встретиться по дороге, не в счет. Там не было даже постоянного сборщика налогов, не говоря уж о силах, способных с гарантией доставить нашу добычу властям и выплатить вознаграждение, размер которого наш предводитель уже прикидывал, облизываясь. Понятное дело — тайна ларца важна для всего мира, и в первую очередь для собратьев-охотников, но почему бы не наварить на этом немного денег? Как-никак отряд рисковал и отдал за ларец жизни пятерых своих товарищей. То, что родным погибших причитается по три доли за каждого, даже не обсуждалось. Говорили только, как передать и в каком виде — монетами, найденными артефактами или как-то иначе. Откровенно говоря, это мне весьма импонировало.

Сегодня Ситора заявила, что уйдет из отряда, как только мы дойдем до городка Вапаи неподалеку от столицы. Сказала, что ей грустно расставаться с нашей командой, но обстоятельства вынуждают поступить именно так. Ее очень ждут в Кассарии. Командир, которому она единственному сообщила причины такого решения, с ней согласился и заявил, что отпустил бы девушку прямо сейчас или даже проводил ее до ближайшего города, отклонившись от маршрута, но, к сожалению, ближайшим как раз и был Вапаи.

— Поговоришь?! С ним? — Безмерное удивление и растерянность слышались в голосе вампирессы. — Я знаю, что ты ученица мага лекаря, но чтобы вы, лекари, умели говорить с ними… никогда не слышала.

70
{"b":"168302","o":1}