ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Как тебя зовут? — повторил парень.

— Дай ей воды, — сказала девушка.

— Пожалуйста, — попросила Пэм и через несколько мгновений почувствовала, что у ее пересохших губ оказался стакан.

Вода была теплая, Пэм сначала поперхнулась, потом сделала несколько глотков. Горлу стало полегче, и она жадно выпила все, чувствуя, как жидкость бежит по подбородку. Ей хотелось пить еще, но стакан убрали. Голова бессильно упала на подушку, ноги болели. Это была ужасная боль.

— Развяжите меня, пожалуйста. Мне очень больно.

— Ни за что! — воскликнул парень. — Как тебя зовут?

— Что вы собираетесь со мной сделать?

— Имя!

— Вы… побьете меня? Что вы будете делать?

— Не бей ее! — предупредила девушка.

Пэм вскрикнула и задержала дыхание, думая, что ее сейчас ударят. Но вместо этого прямо у уха раздался тихий женский голос:

— Мы не сделаем тебе больно, если поможешь нам. Мы должны знать твое имя.

— Пэм, — так же тихо ответила Пэм. — Пэм Долби.

Не имело смысла врать.

— Долби? — удивленно воскликнул парень. — Твоя фамилия Долби?

— Просто не верится, — раздался голос девушки.

— Развяжите меня, — взмолилась Пэм, чувствуя, как слезы подступают к завязанным глазам. — У меня онемели ноги и все болит.

— Ну уж нет, — опять заговорил парень. — Ты сестра Ревы Долби?

Рева. Рева. Рева. Пэм покачала головой, и из-под повязки выкатились две крупных слезы.

— Ты не сестра ей? — с подозрением спросил он.

— Двоюродная, — выдавила Пэм.

Повисло тяжелое молчание, лотом вновь раздался голос парня:

— Это кузина Ревы Долби! Может быть, фортуна вновь улыбнулась нам.

— Отпустите меня! — воскликнула Пэм, чувствуя, как по щекам текут слезы. — Пожалуйста, отпустите!

Никто не обратил на ее мольбы никакого внимания.

— Как думаешь, Долби заплатит за свою племянницу? — спросил парень.

— Нет! — крикнула Пэм. — Он не будет платить за меня. Наши семьи мало общаются. Я знаю его. Он не будет за меня платить! Отпустите меня…

Она начала всхлипывать. Двое похитителей совещались громким шепотом.

— Хотела бы я, чтобы здесь был твой брат, — с чувством сказала девушка. — Он бы знал, что делать.

— Она врет?

— Не думаю. Мне кажется, она говорит правду. Мы вряд ли что-нибудь за нее получим.

Повисло долгое молчание. Потом Пэм услышала слова, которые мечтала услышать.

— Тогда надо ее отпустить.

— Что? Отпустить ее? — злобно ответил парень. — Ни за что! Нет! Мы не можем отпустить ее. У нас нет выбора. Мы ее убьем.

Глава 22

Убита

Рева постукивала своими длинными ногтями по полированной поверхности стола, придерживая телефонную трубку плечом. Она посмотрела на часы на тумбочке около кровати. Без четверти десять, поздний вечер.

— Я чувствую за собой такую ужасную вину, — говорил ей Виктор.

— Но почему ты должен чувствовать вину? — скорее с раздражением, чем с сочувствием, спросила Рева. — Ведь это же не ты похитил Пэм.

— Но я… — Виктор заколебался. — Я был с тобой, Рева, когда…

— Точно так же они могли похитить и меня, — прервала его девушка. — Можешь себе это представить? Это должна была быть я, и если бы не попросила Пэм вместо меня отработать в кладовке, похитили бы меня. Ужас! Всякий раз холодок по спине пробегает, когда думаю об этом.

— А о Пэм ты способна вообще думать? — довольно резко спросил Виктор.

— Конечно. Мне ее ужасно жаль, — неубедительно сказала Рева, поднимая руку и внимательно изучая ногти.

— От похитителей что-нибудь слышно? Они больше не звонили?

— Со вчерашнего дня — нет, — ответила Рева. — ФБР понятия не имеет, кто это может быть. Ни одной зацепки.

— А твой отец? Может быть, он кого-нибудь подозревает? Он не узнал голос девушки?

— Не думаю.

— Он уже приготовил деньги, чтобы им заплатить? — спросил Виктор.

— Нет, — ответила Рева.

— Что?! — Парень был поражен.

— Папа не будет платить. Он убежден, что платить похитителям не надо, что это только стимулирует дальнейшие похищения.

— Он не будет платить за то, чтобы вернуть родную племянницу? — воскликнул Виктор.

— У отца очень строгие моральные принципы, — просто ответила Рева. — И потом, его сейчас нет. И его магазине в Уолнут Крик что-то случилось, и он улетел туда. Вернется только завтра.

— Ты хочешь сказать, что совсем одна? — со все возрастающим удивлением спросил парень.

— Папа распорядился, чтобы полицейский патруль каждые полчаса проверял, все ли в порядке, — ответила она.

Реве гораздо больше нравилось, когда Виктор беспокоился о ней, а не ныл по поводу своего чувства вины перед Пэм. Ей тоже было не по себе от мысли о том, что случилось. В конце концов, это ее единственная двоюродная сестра. Но Рева была уверена в том, что похитители отпустят жертву, как только поймут, что не получат за нее ни цента.

— Я… я немножко напугана, Виктор, — произнесла она голосом маленькой девочки. — Я имела в виду, что похитители ведь охотились за мной. И когда думаю о том, как близка я была к тому, чтобы быть схваченной, меня просто начинает трясти.

— Какой кошмар, — совершенно искренне сказал Виктор.

Рева легко представила себе выражение его лица в этот момент и серьезный, озабоченный взгляд темных глаз. Она со вздохом подумала о том, что парень все-таки очень красив, но при этом совсем недалекий, и мозги вообще не работают. «Как стыдно, — думала девушка, рассеянно перелистывая женский журнал. — Не думала я, что так быстро от него устану».

— Хочешь, я приеду? — спросил Виктор. — Может быть, тогда ты будешь чувствовать себя в безопасности.

Рева рассмеялась.

— А кто меня защитит от тебя?

Он не понял ее иронии.

— Нет, правда. Я могу быть уже через десять минут.

— Со мной все нормально. Ой, забыла тебе рассказать про свой сон. Он был такой странный. Даже страшный, я бы сказала.

— Тебе снилась Пэм?

— Нет. Вернее не совсем, — ответила Рева, закрывая журнал и перекладывая трубку на другое плечо. — Я проснулась прямо посреди ночи. Очень страшный сон. В нем я ходила по магазинам.

— По магазинам?

— Да. В большом универмаге. Может быть, в папином. Я не узнала его. В начале сна в магазине было очень людно и шумно. Я шла по проходам, пробираясь сквозь толпу. Это было очень неприятно. Помню, что мне это совсем не понравилось, но я продолжала идти. Магазин казался просто бесконечным. Я хотела выйти из него, но не могла найти дверь. Потом вдруг стало очень тихо. Полная тишина. Я огляделась. Вокруг все опустело, никого, кроме меня. И еще кого-то. Я услышала у себя за спиной шаги и поняла, что кто-то преследует меня. Знаешь, так бывает во сне.

— Да, знаю, — подтвердил Виктор. — Очень страшно.

— Подожди, дальше будет еще страшнее, — пообещала Рева. — Я начала бежать. Искала выход, любой выход. Но в магазине были лишь ряды прилавков — ряд за рядом. Я была в ужасе. Бежала по этим проходам, но мой преследователь не отставал. Все ближе и ближе. Слышались только его гулкие шаги и мое судорожное дыхание. Я бежала и бежала, казалось, бежала вечно. А потом он охватил меня.

— Кто? — затаив дыхание, спросил Виктор.

— Схватил за плечи, — продолжала Рева. — Он хотел похитить меня. Я знала это, но попыталась бороться и обернулась. И представляешь, это был Санта-Клаус!

— Кто?

Рева рассмеялась.

— Санта! Представляешь? Хо-хо-хо!

— Странно! — воскликнул парень. — А что случилось потом?

— Я проснулась, — ответила Рева.

Виктор долго молчал, и девушке казалось, что она слышит, как у него в голове крутятся шарики.

— Я думаю, это оттого, что ты беспокоилась за Пэм, — наконец подытожил он свои размышления.

— Наверное, — зевнув, сказала Рева. — Я никогда не могла понять, что означают мои сны. Знаю только, что это было странно.

— Ты уверена, что не хочешь, чтобы я приехал?

Прежде, чем девушка успела ответить, снаружи раздался громкий стук. Это был знакомый звук захлопнувшейся двери машины.

15
{"b":"169757","o":1}