ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Она нетерпеливо прокладывала путь сквозь толпу. В воздухе висел запах влажной шерсти. Плакали дети, люди тащили огромные пакеты и зонты. Все выглядели промокшими и неопрятными. В каждом магазине и бутике из динамиков лилась рождественская музыка. Рева вошла в длинный, узкий павильон под названием «Уютный уголок». Там был целый стенд сережек, в основном пластиковых и стеклянных. Девушка знала, что себе она никогда в таком месте ничего не купит. Но когда речь шла о подарках для других, ей всегда было жалко денег. «Какие же они безвкусные, — подумала Рева, изучая пару сережек в форме батончиков „Херши“. — Но для Пэм вполне подойдут. А вот еще пластиковые в форме разной пищи. Пара в виде сэндвичей с арахисовым маслом. Пожалуй, надо взять. А вот серьги в виде бананов. Нет, эти слишком велики даже для Пэм».

Рева почти дошла до конца стенда, когда заметила темноволосого мужчину в черном плаще. Он стоял в нескольких ярдах от нее, наклонившись над прилавком, где были выложены серебряные и пластиковые браслеты. Свет отражался в стеклах его круглых темных очков с синими стеклами. Руки он держал в карманах плаща и рассматривал Реву, но стоило ей встретиться с ним глазами, как он немедленно отвернулся. Прямые черные волосы падали на лоб. Рева подумала, что парень весьма симпатичный. Немного похож на Элвиса Пресли. Интересно, какие у него глаза? Девушка заметила, что он ничего не покупает. Может быть, кого-то ждет.

Она взяла пару длинных стеклянных сережек-висюлек, расплатившись карточкой «Америкэн экспресс». Потом вышла из магазинчика на центральную площадку пассажа в поисках павильона мужской одежды. «Для папы надо купить красивый галстук, — подумала она, пробираясь сквозь толпу. — Бедный папа, он тратит на свои костюмы целое состояние, но при этом всегда покупает такие скучные и консервативные вещи». Через несколько минут Рева уже выбирала галстук перед витриной магазина «Братья Брукс». Подняв глаза, она с удивлением обнаружила парня в синих очках. Тот стоял снаружи и смотрел на нее через окно. «Интересно, почему он на меня так уставился?» И вдруг ее пронзила страшная мысль: а что, если он следит за ней? Нет, не может быть. Она упрекнула себя за мнительность. «Ты просто напугана из-за Пэм, — сказала Рева себе. — Нужно успокоиться. Если ты два раза увидела одного и того же парня, это не повод для беспокойства. Никто за тобой не следит. А то, что он смотрит сюда, вовсе не означает, что он смотрит на тебя». Протягивая галстук в синюю и черную полоску продавцу вместе с кредитной карточкой, она устало взглянула в окно. Парня не было. «Вот видишь, — подумала Рева, чувствуя себя полной дурочкой. — Ты пугаешься без всякой на то причины». Но спустя несколько минут, когда девушка смотрела блузки в магазине «Шелк на каждый день», она вновь увидела его. Парень стоял в нескольких метрах, все еще держа руки в карманах плаща, опустив голову так, что черные волосы падали на очки. «Он действительно смотрит на меня, — поняла вдруг Рева. — Мне это не кажется».

Незнакомец отправился за ней и в магазин компакт-дисков. Рева шла быстро, расталкивая людей. В продовольственном отделе ей показалось, что удалось оторваться. Но, оглянувшись, она увидела его на приличной дистанции. Он не сводил с нее глаз. Спускаясь на стоянку, девушка поняла, что вся дрожит. Кто это? Один из похитителей? Может быть, они сказали Пэм, что собираются в Канаду, только для того, чтобы все успокоились? Чтобы все мы утратили бдительность?

Она продолжала оглядываться и тщательно прислушиваться. Но кроме звука ее собственных ботинок ничего слышно не было. Значит, они наврали Пэм? Значит, теперь следят за мной? И планируют похитить меня?

Глава 25

Большой сюрприз Пэм

Рева постукивала своими длинными алыми ногтями по стеклянному прилавку с парфюмерией. Потом наконец подняла глаза на женщину, которая пыталась привлечь ее внимание уже в течение пяти минут. Надо же, какой носик! На него можно пальто повесить. По-моему, сударыня, вам следует обратиться к услугам пластического хирурга…

— Вы можете что-нибудь посоветовать? — спросила женщина, заискивающе улыбаясь Реве. — Что-нибудь особенное. Моему мужу надоел мой прежний запах.

«Тогда тебе стоит пойти помыться, — подумала Рева и чуть было не рассмеялась вслух. — Да уж, я тут с ума сойду».

— Попробуйте вот этот. Это новинка, — сказала девушка, протягивая пробный флакончик. — Давайте, я вам брызну на запястье.

Или на нос?

Она брызнула чуть-чуть туалетной воды, женщина принюхалась и погрузилась в размышления. «Не надо так старательно нюхать, а то еще втянешь всю руку!»

— Слишком цветочный, — сказала покупательница. — Но мне нравится. Как это называется?

«Запах скунса», — подумала Рева, а вслух сказала:

— «Черная роза».

— А сколько стоит? — спросила женщина, снова принюхиваясь к запястью.

— Не сейчас, — ответила Рева, увидев шедшую к ней Пэм. Она указала на Франсин, которая обслуживала трех покупательниц одновременно. — Вот она вам поможет. А мне надо идти.

— Но… но, мисс!

Рева, не обращая на нее никакого внимания, вышла из-за прилавка.

— Привет, Пэм! Ты уже на работе?

Та кивнула и улыбнулась сестре. На ней было короткое черное платье и темно-зеленые плотные колготки. Волосы убраны в конский хвост.

— Даже не верится, что ты так быстро вернулась, — воскликнула Рева. — Почему бы тебе не отдохнуть еще несколько дней, чтобы собраться с мыслями?

— Я не могу, — ответила Пэм, опуская глаза. — Мне очень нужны деньги.

— Похитителям? Или кому? — спросила Рева и тут же мысленно отругала себя. Сестре пришлось нелегко, а она над ней издевается.

— Спроси об этом дядю Роберта, — сухо сказала Пэм. — Я хочу пригласить тебя в гости. Сегодня вечером ко мне домой.

— Что? — удивилась Рева.

— Мы сегодня наряжаем елку. Я подумала, что, может быть, ты придешь помочь…

— А Виктор придет?

Пэм покачала головой, и ее хвостик затрясся.

— Он не может. Должен куда-то поехать со своими родителями.

— Ладно, — сказала Рева, — приду. Это будет весело.

«Наверное, я испытываю чувство вины, — вдруг подумала она, — поэтому и согласилась прийти к Пэм, где будет отвратительно скучно».

— У нас ожидается поп-корн, пунш, костер и нее такое, — радостно сказала девушка, сжимая руку сестры. — Такое старомодное Рождество.

— Отлично! — воскликнула Рева с тем же энтузиазмом. — Это будет просто здорово, Пэм!

Около половины восьмого вечера Рева повернула на улицу Страха и подъехала к дому Пэм. Дождь наконец прекратился, но асфальт был по-прежнему влажный и скользкий. Старые деревья, нависшие по обеим сторонам дороги, блестели в свете фонарей. Проехав мимо сгоревшего особняка Саймона Фиара, стоявшего прямо у кладбища, девушка грустно покачала головой. И как только Пэм может жить в таком кошмарном месте? Дядя Билл вполне мог позволить себе дом получше, даже на свое убогое жалованье.

Показался старый, ветхий дом сестры. К удивлению Ревы, на крыльце было темно. «Наверное, лампочка перегорела, — подумала она. — У них все такое дряхлое…» Девушка повернула на гравиевую дорожку к дому и оставила свою «Миату» возле потрескавшейся стены. Взяв с пассажирского сиденья пакет, в котором были подарки для кузины и ее родителей, и выйдя из машины, она сразу же увидела Пэм, стоявшую на крыльце.

— Ты очень вовремя! Привет! — воскликнула тл, махнув Реве рукой. — Эй, а зачем подарки?

— Так, кое-что, положите под елку.

На крыльце она поскользнулась и подвернула лодыжку.

— Ох!

— Осторожнее, тут выпавшие кирпичи, — сказала Пэм, делая шаг вниз.

Боковым зрением Рева заметила какую-то тень, метнувшуюся из-за угла дома. Темную тень. Потом послышалось какое-то царапанье и тяжелое дыхание. Прежде чем она успела повернуться, рука в перчатке зажала ей рот. Пакет с подарками выпал из рук. На голову набросили что-то тяжелое и шерстяное, ткань сильно кололась. Одеяло?

17
{"b":"169757","o":1}