ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Не лги мне, — предупредила та. — Я знала о тебе и Викторе. В тот момент, когда ты сказала, что он отменил уже два свидания со мной, я все поняла. Ты знала потому, что в это время он был с тобой!

— Но, Пэм, это было совершенно несерьезно! — воскликнула Рева.

— Но это же еще хуже!

— Эй, вы там, потише! — крикнул Дэнни из угла. — Или хотите, чтобы я прямо сейчас заткнул вам рты?

— Это еще хуже, — шепотом повторила Пэм.

— Но, Пэм…

— Ты гадко поступила со мной, но для тебя это была всего лишь шутка, не правда ли? — так же шепотом продолжала девушка. — Обычная шутка? Это еще хуже, намного хуже.

Рева поморщилась от боли. Рука болела все больше и больше, шея онемела. Ей было трудно сфокусировать взгляд.

— Зачем ты сделала это? — спросила Пэм. — Зачем? Зачем причинила мне такую боль?

— Я… я не знаю, — прошептала та.

«Я ведь действительно не знала, — подумала Рева. — Не знала, почему так хочется украсть Виктора у своей сестры. Это была просто игра, вот и все. Он меня совсем не интересовал и не очень-то нравился».

— Когда я выяснила это, — продолжала Пэм, не сводя глаз с Преса и Дэнни, по-прежнему сидевших у стены, — когда я узнала, мне хотелось убить тебя, Рева. Правда.

— П-прости, пожалуйста, — ответила девушка, закрывая глаза.

— Потом меня похитили. Из-за того, что ты практически заставила меня отработать вместо тебя в кладовке. Похитители, разумеется, хотели заполучить Реву Долби.

— Я знаю, я знаю.

— Потом твой отец отказался выкупить меня, — с горечью продолжала Пэм. — Дядя Роберт не заплатил бы за свою племянницу ни цента, потому что его драгоценная Рева была дома, с ним. Чего там беспокоиться о какой-то убогой родственнице?

— Пэм, подожди… — прервала ее девушка, но та никого не хотела слушать.

— Когда твой папа отказался платить, я поняла, что мне нечего терять. Мне… мне было тик больно. Я была очень зла и не хотела умирать, И тогда я договорилась с ними.

— Они предложили тебе деньги.

Пэм укоризненно посмотрела на нее.

— Деньги? Вот все, о чем ты способна думать. Деньги и бойфренды других девушек. Нет, мне не предлагали деньги. Им это не было нужно.

— Ты хочешь сказать…

— Они предложили отпустить меня, если я соглашусь помочь. И тогда я подумала: а почему бы и нет? Почему бы мне не подумать о себе? В кои-то веки?

— Но, Пэм, — дрожащим голосом произнесла Рева, — я ведь твоя двоюродная сестра, член твоей семьи. Как ты могла…

— Нет, как ты могла? — яростно воскликнула Пэм. — Кроме того, я была уверена, что ничего плохого не произойдет. Ну, потеряет дядя Роберт пару миллионов — что с того? Для него это не деньги. А ты… ты будешь дома на Рождество. Будешь сидеть под елкой и рассматривать бесчисленные подарки от папочки.

— Да уж, — скептически пробормотала Рева. — Я буду дома. Со сломанной рукой.

Пэм сверкнула глазами и долго молчала в ответ.

— Ты не заботилась обо мне, так почему я должна заботиться о тебе? — сказала она, наконец.

— Но ты… ты предала меня! — воскликнула Рева.

— Нет, это ты меня предала, — печально ответила Пэм, и в глазах ее показались слезы. — Ты предала меня, Рева. В прошлом году ты обещала мне, что изменишься. Обещала, что мы будем сестрами. Ты обещала…

Голос ее прервался, и она всхлипнула.

— Я пыталась, — тихо ответила сестра. — Я, правда, пыталась. Измениться трудно. Так трудно…

— Не хочу ничего об этом слышать, — рявкнула Пэм, и слеза скатилась по ее бледной щеке. Она подняла голову и, посмотрев на Преса и Дэнни, приказала: — Развяжите меня. Идите сюда и развяжите меня.

Братья повернулись и молча уставились на нее.

— Мне пора домой, — продолжала девушка, подаваясь вперед так, что шнуры впились ей в тело. — Я доставила вам мою сестру, а теперь отпустите меня. Мы же договорились.

Дэнни покачал головой, а Прес захихикал.

— Ты должна была составить договор, — пошутил он.

— Отпустите меня! Отпустите!

— Эй ты, заткнись! — рявкнул Дэнни, делая несколько шагов по направлению к девушкам.

— Нет! Отпустите меня! Отпустите! — кричала Пэм. — Я буду кричать, пока вы это не сделаете! Отпустите меня!

— Ее сейчас услышит охрана! — воскликнул Прес, и в глазах его была паника.

Дэнни очень быстро подошел к Пэм.

— Отпустите меня! Отпустите! — изо всех сил визжала она.

С яростным ревом Дэнни замахнулся и изо всех сил ударил девушку кулаком по лицу. Удар был таким сильным, что прозвучал как выстрел. Го лова Пэм откинулась назад, стул покачнулся и чуть было не упал. Парень наклонился к ней, тяжело дыша. Его огромный живот поднимался и опускался. Глаза девушки были широко открыты, голова склонилась к плечу.

— Пэм! — испуганно воскликнула Рева. — Пэм!

Та издала какой-то булькающий звук, глаза ее закрылись, а голова упала на грудь.

Глава 31

Выхода нет

Прес застыл у дверей. Дэнни все еще стоял над Пэм, тяжело дыша открытым ртом.

— Ну-ка, сядь, — приказал он ей.

Никакой реакции не последовало, и он беспомощно повернулся к брату.

— Слушай, я не так-то уж и сильно ее ударил.

— Ничего себе несильно! — воскликнула Рева.

Звук удара по-прежнему звучал у нее в голове. Как во сне, она снова и снова видела, как Дэнни замахивается… как шатается стул… как откидывается назад голова Пэм…

— Сядь, — сердито повторил Дэнни.

Девушка застонала и медленно подняла голову. Рева издала громкий вздох облегчения.

— Пэм… ты в порядке?

Та с видимым трудом кивнула. На щеке медленно проступал красный круг — место, куда попал кулак.

— Ну, я же говорил, что не слишком сильно ударил, — торжествующе произнес Дэнни. На лбу у него выступили капли пота. — Просто вырубил ее… ненадолго.

Прес хотел было что-то сказать, но в это мгновение в комнате появилась Диана.

— Что тут происходит? — спросила она, подозрительно глядя на Реву и Пэм.

— Ничего особенного, — быстро ответил Прес.

— Все тихо, — подхватил Дэнни.

— Ну как? Ты дозвонилась до Долби?

На лице Дианы заиграла торжествующая улыбка. Она протянула руки и крепко обняла Преса.

— Мы разбогатеем, дорогой! — И крепко поцеловала его.

— Ты сказала ему, где оставить деньги? — прервал ее восторги Дэнни.

Девушка наконец обратила на него внимание, и ее улыбка погасла.

— Не при них, — сказала она, показывая на заложниц. — Пойдем, поговорим снаружи.

Они выключили единственную лампу, оставив сестер в полной темноте, и вышли в коридор, закрыв дверь. Рева слышала, как похитители отошли на небольшое расстояние.

— Прости меня, Рева, — слабым голосом сказала Пэм. Она явно не пришла еще в себя после удара. — Прости меня.

— И ты меня прости, — совершенно искренне ответила та.

— Я была такой дурой, — продолжала Пэм, плача. — Как я могла им поверить? Как я могла?

— Ты сердилась на меня, — мягко сказала сестра, — и была в отчаянии. Они могли убить тебя.

— Что мы теперь будем делать? — прошептала Пэм.

Рева сглотнула ком в пересохшем горле.

— Не знаю. — Она застонала от боли. — Моя рука совсем онемела, но если я пытаюсь двинуть ею, становится больно.

— Нужно выбираться отсюда, — пробормотала Пэм, показывая на дверь.

— Что?

— Они чокнутые, особенно Дэнни. Они сказали, что не будут причинять нам вред, что просто оставят здесь, но…

— Ты думаешь?..

— Ты же слышала, что сказал Дэнни. Он хочет убить нас. Мы их видели, знаем их имена. Он не хочет оставлять свидетелей.

— Я слышу его голос, — дрожа от страха, сказала Рева.

— Он спорит с ними, — прислушавшись, заметила Пэм. — Наверное, пытается убедить… убить нас.

— Может быть, у него ничего не получится.

— А может быть, получится, — мрачно ответила сестра. — Рева, мы должны убираться отсюда.

Та безнадежно вздохнула.

— Выбираться? Как? Ты что, знаешь волшебные слова?

21
{"b":"169757","o":1}