ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Нагнувшись, она взяла бутылочку воды «Эвиан», которую держала под прилавком, сделала глоток и вдруг заметила в толпе знакомую фигуру. Кайл Сторер с обычной улыбкой на лице. Он считал себя крутым парнем и ухаживал за Ревой с самого начала каникул, как только они приступили к работе в универмаге. Но девушка отказала ему в свидании. Почему? Он был слишком настойчив.

И вот Кайл снова идет к ней, явно для того, чтобы попробовать еще раз. Рева тихо застонала от недовольства. Зеленые глаза парня радостно блестели. На нем были стильные светлые штаны, массивные ботинки и белая ковбойская рубашка с синим галстуком-ниточкой. Здорово. Красиво оделся, настоящий ковбой. Может, у него еще и лассо припасено?

— Ну, привет, как дела? — спросил Кайл, расплываясь в широкой ухмылке. — Как дела, Рева?

— Это ты в кого вырядился? — не здороваясь, сказала девушка, глядя на его галстук.

— Что? — Улыбка пропала с лица Кайла. — Ты про галстук? Он тебе нравится?

— Я занята, — ответила Рева. — Пока.

— Магазин уже переполнен. — Кайл не обращал внимания на ледяной прием. — У отца, наверное, сегодня работы полно, да? — И он рассмеялся, как будто удачно пошутил.

— Кайл, я правда не могу разговаривать. Мисс Смит мне сегодня уже сделала замечание.

«Почему он не понимает? — подумала Рева. — Если еще раз меня куда-нибудь пригласит, то пожалеет об этом».

— Что ты делаешь в субботу вечером? — спросил парень, наваливаясь на прилавок.

Рева вдруг махнула рукой, бутылка с водой опрокинулась, облив Кайла.

— Ой! Извини, ради Бога! — воскликнула она.

Кайл отступил назад и не нашелся, что ответить. По его штанам растекалось влажное пятно.

— Какой кошмар! — сочувственно сказала Рева. — Представляешь, что подумают покупатели?

Парень пожал плечами, стараясь держаться так, как будто ничего не произошло, но лицо его было ярко-красным.

— Увидимся позже, — пробормотал он и унесся прочь.

Не успела девушка перестать смеяться и попить еще воды из бутылочки, как подошла Франсин, ее напарница, похожая на мышку женщина с завитыми волосами.

— Извини за опоздание, Рева, — сказала она, качая головой. — У меня машина сломалась. Как тут, напряженно?

— Не то слово, — вздохнула та. — Я уже совершенно измотана, Франсин. Пойду на перерыв.

Напарница попыталась возразить, но Рева не обратила на это никакого внимания и пошла прочь. Проходя мимо рождественской елки, она почувствовала холодок в затылке. Воспоминания о кошмаре прошлого Рождества вновь посетили ее. «А ведь я обещала стать добрее после того, что случилось», — напомнила себе Рева. — «Обходительнее с людьми, дружелюбнее, сговорчивее. И, наверное, так бы и произошло, если бы я сейчас лежала на пляже в красивом купальнике! Я была бы просто ангелом, честное слово! Но как можно стать лучше, если на Рождество приходится стоять за прилавком в этом дурацком магазине и обслуживать этих противных людей!»

Рева прошла мимо отдела носков и колготок, спустилась вниз на три ступеньки и столкнулась со своей кузиной Пэм, стоявшей перед стендом с открытками. В прямые светлые волосы Пэм были вплетены разноцветные ленточки. На ней была короткая зеленая юбка, красные лосины и ярко-красный топ. «Я знаю, что всегда могу заразиться хорошим рождественским настроением кузины, — саркастически подумала Рева. — По-моему, она счастлива только оттого, что получила работу».

Мать Пэм большую часть года не работала, а отцу пришлось продать свою аптеку и найти другое место. Но радужного настроения девушки это не могло испортить. А что это за парень рядом с ней? Войдя в отдел, Рева увидела, что Пэм держит руку на плече очень красивого мальчика в черных джинсах и белом свитере. У него были черные прямые волосы, завязанные сзади в хвост, широкий высокий лоб и черные глаза, которых он не сводил с подруги, улыбаясь ей красивой, обаятельной улыбкой.

— Привет, ребята, — сказала Рева, становясь между кузиной и молодым человеком. Той пришлось убрать руку с его плеча и сделать шаг назад. — Пэм, как работается в канцелярском отделе? — спросила она, глядя на парня.

— Отлично! Это очень легкая работа, мне нравится.

— Ну что ж, я рада, — ответила Рева, по-прежнему не сводя глаз с юноши.

— Ты… ты знакома с Виктором? — спросила Пэм. — Это Виктор Диас. А это моя кузина Рева.

— Привет, — Виктор смущенно улыбнулся.

«Ого! — подумала Рева. — Какая улыбка! Какой красавчик! С ума сойти можно».

— Ты тоже работаешь в магазине? — спросила она, возвращая ему улыбку и лучезарно глядя на него своими голубыми глазами.

— Да. Временно, на праздники. Чаще всего в подсобке.

— В подсобке? Я там бываю каждый день с трех до пяти.

Рева терпеть не могла работать в подсобке. Но теперь, глядя на красивое лицо своего нового знакомого, подумала, что получит от этого определенное удовольствие.

— Тебе здесь нравится? — спросила она, желая разговорить парня.

— Осторожнее, Виктор, — вмешалась Пэм. — Отец Ревы — владелец сети магазинов «Долби».

— Мне очень нравится работать в подсобке, — рассмеялся Виктор. — И надеюсь проработать там до конца своих дней!

Рева тоже рассмеялась. Парень посмотрел на часы.

— Ну что ж, мне пора. Увидимся, Пэм.

— Я работаю в парфюмерном отделе, — сказала Рева. — Заходи.

— Приятно познакомиться, — ответил Виктор через плечо и исчез в толпе покупателей.

— Правда, потрясающий? — спросила Пэм.

Рева наконец-то повернулась к своей сестре.

— Да, вроде ничего, — равнодушно сказала она.

Пэм покраснела, и ее зеленые глаза загорелись.

— Я думаю, это то, чего я ждала, — прошептала она. — Мы познакомились всего несколько недель назад… но я… я… просто влюблена в него.

— Это отлично, Пэм, — так же равнодушно ответила Рева, как будто кузина сообщила ей, что пошел дождь. — Как тебе мой маникюр?

— Что? — растерялась Пэм, не готовая к такой смене темы.

— Как считаешь, мисс Смит очень рассердится?

Рева подняла руки с красными ногтями в черную точку, чтобы их было лучше видно. И тут, к ее удивлению, Пэм взяла серебряный нож для разрезания бумаг и высоко занесла его.

— Пэм… что ты делаешь? — воскликнула Рева.

— Вот что я думаю о твоих ногтях! — закричала та, вонзая нож в грудь сестры.

Глава 3

Захвачена врасплох

Рева ахнула от удивления. Пэм рассмеялась и, подняв нож, еще три или четыре раза воткнула его в грудь кузины.

— Попалась, — сказала она, сияя.

Рева сделала шаг назад, не вполне оправившись от страха. Посмотрев на нож, девушка поняла, что его лезвие убирается внутрь рукоятки. Все еще улыбаясь, Пэм «вонзила» нож в свою ладонь.

— Можешь себе представить, эта штучка — лидер продаж в нашем отделе, — сказала она.

— Это… очень смешно, — слабым голосом произнесла Рева. — Я рада, что тебе весело, Пэм.

— Намного лучше, чем в прошлое Рождество, — заметила со значением сестра.

— Разумеется, — пробормотала Рева.

Попрощавшись с Пэм, она повернулась и пошла к себе в отдел как можно медленнее, думая о Викторе.

После работы Рева поднялась на шестой этаж, в офис к отцу. Она миновала роскошный холл с кожаными диванами, свежими цветами в высоких стеклянных вазах и картинами на стенах. Идя по коридору, девушка остановилась у балкона, с которого можно было увидеть все пять этажей универмага. У балкона, на котором она едва не погибла. Чувствуя, как по спине побежал холодок. Рева затаила дыхание и остаток пути до двери кабинета прошла быстрым шагом. Мистер Долби стоял у двери в свой офис с кипой папок в руках. Он улыбнулся дочери.

— Как твои дела?

Отец Ревы был стройным, красивым мужчиной, который много работал и тщательно следил за собой. Он выглядел моложе своих сорока шести лет. Единственными признаками возраста были морщинки в углах его темных глаз и седые волосы на висках.

— Как дела? Да так себе, — жалобно сказала Рева, вошла за отцом в кабинет и села у стола светлого дерева.

3
{"b":"169757","o":1}