ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Гномья водка, – огласила меню гнома.

– Отпадает. Пока не утрясем дела, сухой закон. Что еще?

– Все. Нет, вру. Еще есть вода.

– И все? – подпрыгнул капитан.

– И все, – подтвердила Нола.

– Боцман, объяснитесь!

– Кто ж знал, что мы так резко стартанем, – начал оправдываться Гиви. – Вся жратва была в моей каптерке возле КПП. На каботажнике я только водку прятал.

– А оранжерея? На корабле обязана быть оранжерея для регенерации воздуха!

– Допотопный метод, – фыркнула Нола. – Нужный состав атмосферы на кораблях давно уже поддерживает автоматика.

– Приплыли, – глубокомысленно изрек Черныш. – Ну что ж, придется подтянуть пояса. Завтракать, обедать и ужинать будем на Селесте. Стоп! Раз мы теперь свободные торговцы, то даром нам пожрать там не дадут. Какой мы везем товар?

– Гномью водку, – мрачно буркнул гном.

– А денежек у тебя случайно нет?

– Ни одного галактического кредо.

– Прелестно… Вот теперь действительно приплыли!

9

Прекрасно понимая, что невыспавшиеся бойцы наполовину уже не бойцы, Петр Алексеевич Черныш, или, как его теперь будет правильней называть, капитан Питер Блад, щедро выделил своей команде целых восемь часов на сон, но зато оставшиеся до прибытия на Селесту десять часов использовал на всю катушку. Сачковать никому не дал. Позавтракав водичкой, все дружно взялись за работу. Джим оседлал бортовой компьютер и начал над ним издеваться. Он получил от капитана задание взломать базу данных космического агентства Селесты, в которой наверняка есть электронные галактические навигаторы, раз это агентство выдает их капитанам своих кораблей перед полетом за пределы Федерации. Юнга к заданию отнесся серьезно и теперь пыхтел, создавая головоломную программу, которой решил взломать не только базу данных этого агентства, но и крякнуть заодно все серверы Селесты. Повышенные обязательства он взял на себя, втайне надеясь на похвалу капитана, которого уже боготворил. Он просмотрел запись событий перед стартом с Земли, и то, как шеф построил Берию, его восхитило. Это же сказка! Половина Федерации мечтала сказать этому надутому индюку во френче нечто подобное в лицо. Увлекшийся работой юнга совсем забыл про еще одну, не менее важную задачу: прошерстить программу Нолы на антивирусы и слегка уменьшить потенциал ее индивидуальности, пока игривая и очень своевольная программа не довела дело до беды.

Гиви тоже пришлось попотеть. На него капитан взвалил основную часть работы по подготовке к высадке на Селесту. Задачи перед ним стояли грандиозные, но золотые руки механика пока справлялись. Срочно перепрограммированные ремонтные роботы в мастерской уже клепали для всех членов команды элегантные перстни с печаткой, чипом связи и секретным оружием внутри. На печатках были выгравированы черепа, из глазниц которых выползали змеи, чьи скрещенные под черепом тела подозрительно смахивали на берцовые кости. Другая группа роботов занималась пошивом одежды. Они строчили что-то, с точки зрения Гиви, непотребное, и он с ужасом думал, что эту страсть ему скоро придется на себя надеть.

– Кэп, а может, не надо?

– Надо, Гиви, надо. Я теперь эпсанский гранд, вы моя свита, так что одеваться придется соответственно.

– Да что это за Эпсания такая?

– Никогда не слышал?

– Нет.

– Во-о-от. Значит, и остальные не слышали. Можно лепить горбатого сколько душе угодно.

– Э-э-э… не понял.

– Врать, говорю, можно без боязни попасться.

– А-а-а… теперь понятно. Но все равно, я этот ужас в кружевах надевать не буду!

– Размечтался! Кто ж тебе его даст? Камзол эпсанского гранда персонально для меня. Вы с Джимом, друг мой, мои слуги, ваш наряд попроще. Без кружев на манжетах и жабо. Когда шпага будет готова?

– Скоро испечется.

– Испечется! Настоящие шпаги куют!

– Кэп! Если ее ковать, вся электроника внутри загнется!

– Какая электроника?

– Ты ж сам сказал: шпага – оружие.

– Ну и что?

– Вот я и встраиваю в нее бластер. Какое эта железка оружие, если в нее не встроить бластер?

– Охренеть… А при запекании электроника от температуры не загнется?

– Чего ей будет при холодной выпечке?

– Тогда ладно, пусть печется.

– Кэп, а гранд это что?

– Один из высших титулов Эпсании. Я из обедневших после революции дворян. Пытаюсь поправить финансовые дела торговыми операциями. Как тебе легенда?

– Жуть… но кое-кого призадуматься заставит. Из дворян, да еще высшей знати. В случае какой обиды за тебя эпсанцы могут Федерации и в морду дать.

– Молодец, проникся. Одна беда у этого гранда: ветер свистит в кармане. Ему со свитой даже не на что пожрать! Слушай, а что в нашей Галактике имеет ценность?

– Метрил.

– Мимо кассы. Самим нужен. Ради него я скачковые двигатели бомбить не дам. А как насчет алмазов?

– Кому сейчас нужны алмазы? – фыркнул гном, вытаскивая из печи шпагу. – В Галактике полно углеродистых планет. На них почти все горы из целикового алмаза. Ну и угольная пыль, конечно. Ее там до хрена.

– Проехали. А золото?

– Вот золото по-прежнему в цене, – кивнул гном. – Все галактические кредо имеют золотое обеспечение. Металл редкий, а в электронике без него никак.

– Стоп! В электронике… Гиви, а из чего ты начинку бластера собрал для моей шпаги?

– Что значит «из чего»? Из запчастей. Знаешь, сколько я ее на свалке стырил?

– И она вся здесь?

– В контрабандной секции. Ну мало ли что потребуется на скорую руку из нее склепать.

– Будем клепать из нее золото! Тащи свои запчасти и кидай их в печь!

– Кэп! Да золота там кот наплакал!

– Будешь выжимать этого кота досуха и умолять: кисонька, ну дай еще! Нам нужен первоначальный капитал любой ценой. Если потребуется, дроидов на переплавку кинем.

– Дроидов не дам! – уперся гном. – Они в каботажнике жизнь поддерживают.

– Тогда флаер Джима. Он из Федерации. Улика.

– Флаер разберу.

– Дерзай, а я пока придумаю картинку позаковыристей.

– Какую картинку?

– Чеканка на эпсанской монете должна внушать почтение и вводить в трепет потенциального врага! – изрек аферист. – Как ты думаешь, двуглавый орел кого-нибудь испугает?

– Обязательно. Такие мутанты в нашей Галактике не водятся.

– Решено. Чеканим мутантов!

В детстве капитан неплохо рисовал и даже одно время ходил в художественную школу, так что набросать эскиз эпсанского червонца ему не составило труда. Мутант получился неплохо. А что изобразить на другой стороне монеты? Блад настроил экран дисплея мастерской на режим зеркала и начал исследовать свой фэйс. Полюбовался на него сначала анфас, затем в профиль. Прямые черные брови и правильной формы нос великолепно гармонировали на его смуглом лице с твердой, решительной складкой губ.

– Создал же Господь такую красоту! Да, нет смысла мучиться в поисках натуры. Она передо мной. Будем, как говорится, лепить с оригинала.

Работа закипела. По его наброскам сервороботы мастерской быстро изготовили штамп и даже сделали пару пробных отливок из технической меди. Этого добра на «Ара-Белле» оказалось много. Монеты получились вполне приличного качества. Но, когда дело дошло до золота, капитану захотелось плакать. Как ни уговаривал свою «кису» гном, золота она ему дала всего на три монеты.

– Не-э-эт, так дело не пойдет, – расстроился Блад.

– Я же говорил, что золота там кот наплакал! – Гиви тоже был расстроен. Столько запчастей, готовых модулей и электронных блоков ради этих трех монет угробили!

– Слушай, а в твоей контрабандной секции ничего больше нет?

– Да так, мелочь всякая, – отмахнулся гном. – Много чего со свалки в дорогу собрал. Мало ли что в открытом космосе из строя выйдет? У меня все склады запчастей забиты. А что туда не влезло, по контрабандным секциям распихал. Они ведь все равно пока пустуют.

– Что конкретно распихал? – нетерпеливо спросил Блад.

– Кабели из оптоволокна, алмазные линзы навигаторов…

16
{"b":"172600","o":1}