ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– И этот туда же. – В воздухе перед ними проявилось голографическое изображение симпатичной гномы. – Нет чтоб дать возможность даме с мальчиком позабавиться, атмосферу таинственности создать. Ну никакой романтики! Да с вами в космосе со скуки помрешь.

– Чувствую: летать с тобой…

– На мне, – игриво хихикнула чертовка.

– На тебе, – согласно кивнул Черныш. – Будет прикольно. Гиви, – повернулся Петр к гному, – я тебя, ей-богу, не пойму. Почему ты еще здесь? Почему не сделал из этой дыры ноги? Имея такой корабль, я бы давно отсюда подорвал.

– Куда подорвал? – сердито буркнул гном. – На Венеру? Марс? Так это запросто. А дальше дуля с маком.

– Почему?

– Потому что скачкового двигателя нет, а на планетарных антигравах далеко не уйдешь.

– Н-да-с, проблема… У нашей Нолы оказались ножки коротки, – хмыкнул Черныш.

– И ничего подобного, – начала задирать подол юбки гнома. – Вот, посмотрите…

– Ух ты! – облизнулся Джим.

– Брысь! – рявкнул Гиви, и гнома, радостно хихикая, растворилась в воздухе.

– А можно внутрь войти? – робко спросил Джим.

– Да, неплохо бы здесь осмотреться, – поддержал его Черныш.

Они долго бродили по коридорам крейсера, заглядывали в каюты, технические помещения, грузовые отсеки корабля, пока не добрались до капитанской рубки. Выступавший в качестве экскурсовода Гиви трещал без умолку, давая пояснения. Петр молча слушал его и напряженно думал. Что-то было здесь не так. Каким бы классным мастером ни был этот гном, в одиночку отгрохать такой корабль ему было явно не под силу.

– Гиви, – Черныш сел в кресло пилота, – а если честно, кто тебе в работе помогал?

– Никто, – уперся гном.

– Я только что спросил: ты его сделал сам? Ты мне ответил: почти. Как это понимать?

– Да так и понимать, – пожал плечами Гиви. – Выбрал из старья корабль посимпатичней…

– Вырыл гигантский котлован, соорудил ангар… – продолжил Петр.

– Какой ты въедливый. Ладно, расскажу.

Каботажный крейсер он нашел случайно. Один из его дроидов, расчищая от мусора площадку под очередной корабль, который должны были пригнать на утилизацию, провалился в подземную каверну. Так сначала думал гном. На поверку каверна оказалась подземным туннелем, который и привел его в ангар, где стоял этот красавец. Судя по всему, он построен был еще до Первой Галактической войны. В те далекие времена на Земле был самый натуральный хаос, и к тому времени, как на этом месте решили создать базу утилизации отслуживших свой срок космических кораблей, о подземном ангаре просто элементарно забыли. Не понял гном только одного: как вполне современный крейсер, замаскированный под не менее современный каботажник, мог оказаться здесь? Такие корабли в те времена не строили, это он точно знал. Настораживало и полное отсутствие электроники и скачкового двигателя на корабле. Планетарные антигравы на месте, а скачкового двигателя нет. С электроникой он справился быстро. Позаимствовал ее с подлежащего утилизации хлама, а вот с движком для выхода в подпространство вышел облом. Их перед утилизацией снимали еще на планетарной орбите и переправляли на завод-изготовитель в переработку.

– Итак, для полного счастья не хватает только двигателя? – уточнил Черныш.

– Ага, – закивал гном.

– Где его можно взять?

– Только на заводе-изготовителе, – удрученно вздохнул Гиви, – но туда не пройдешь. Были б мы на Гиадах или моем родном Тукане, – ностальгически вздохнул гном, – купили б без проблем. А здесь глухо дело. Их в Федерацию из внешних миров поставляют. Здесь такие делать не умеют. Под усиленной охраной прямо на завод, а там их устанавливают в двигательные отсеки кораблей.

– Ребя-а-ата, – расстроился Черныш, – давайте напрягитесь. Ни за что не поверю, что выхода нет. Уверен: где-нибудь, в каком-нибудь укромном месте, эти двигатели лежат, причем, возможно, лежат на самом виду и на них никто внимания не обращает!

– Есть такое место! – радостно подпрыгнул Джим.

– Где? – оживился Петр.

– В музее космонавтики! Нас туда в шестом классе на экскурсию возили. Там этих кораблей тьма. И ни один не демонтирован!

– Хочешь сказать, с них даже двигатели не сняли? – изумился гном.

– Ну да! Чтоб все было натурально. Ну, двигатели, конечно, заблокировали, опять же баки пустые и вместо пульта управления простой муляж. Электроника там показушная, чтоб кто-нибудь случайно что-то лишнее не включил, а все остальное в норме.

– Какой я идиот! – треснул себя по лбу гном. – Эх, знать бы раньше!

– А ты про все это откуда знаешь, Джим? – удивился Петр.

– От экскурсовода. Я, когда в рубке оказался, сразу кнопку «пуск» вдавил. Экскурсовод долго надо мной смеялся. Что, говорит, думал, сейчас улетишь? Ну и подробно рассказал, как защищены экспонаты от шустриков вроде меня.

– Смеялся, говоришь? – зловеще улыбнулся Петр.

– Ага.

– Пришел черед смеяться нам, – скорчил зверскую физиономию Черныш. – Готовься, завтра будем брать музей!

– Только чур без мозгов по стенкам! – всполошился Джим.

– Вот лентяй! Лишний раз ему лень тряпочкой поработать. Ладно, уговорил. Будем брать бескровно, но тогда тебе придется включать дурака. Причем включать натурально!

– А как включают дурака? – захлопал глазами Джим.

– Темнота… – удрученно вздохнул Петр. – Ладно, не дрейфь, юнга, научу. Гиви, ты хорошо помнишь ощущения, когда корабль входит в подпространство?

– Спрашиваешь! Я столько раз в него входил, что уже давно со счета сбился.

– Прекрасно. Опиши.

– Сначала звук такой противный: у-у-у… – заверещал гном, пытаясь войти в нужную тональность, – потом корабль начинает трясти. Причем не беспорядочно, а по четко отработанной программе. Один подготовительный импульс, потом, секунд через пять, два импульса подряд, а еще через пятнадцать секунд тройной рывок и корабль в подпространстве.

– Замечательно! Тогда у меня для тебя, боцман, есть срочная работа чисто технического плана. Если сумеешь справиться с ней до утра, то завтра будешь обниматься со скачковым двигателем. Мы принесем его тебе на блюдечке с голубой каемочкой.

– Да разве ж он на блюдечке поместится? – оторопел Джим. – В нем тонн пятнадцать, а может быть, и больше.

– Юнга, тебе слова не давали!!! – взревел гном. – Капитан! Говори, что надо. Все сделаю! Душу за движок продам, лишь бы свалить отсюда! Хочешь, с тобой музей брать пойду? У меня и бластер есть. Меня никто не остановит! Пусть только дернутся, всех по стеночке размажу, всем кровя пущу!

Джим что-то еле слышно вякнул, закатил глаза и брякнулся в обморок.

– Молодой еще, зеленый, – удрученно вздохнул Петр, склонился над юнгой и начал приводить его в чувство проверенным методом пощечин.

– А-а-а!!! Не бейте меня! – начал отмахиваться Джим. – Я все скажу!

– А пацаненок-то гнилой, – почесал затылок Гиви. – На первом скачке расколется, редиска. Может, его того? – Гном опять попытался чиркнуть себя ребром ладони по горлу.

– Боцман, постыдись! Это же юнга. Его жизни учить надо, натаскивать. Выйдем в открытый космос, займешься его воспитанием.

– Почему я, а не ты?

– Потому что у тебя удар слабее.

6

– Капитан, у нас проблема.

Черныш открыл глаза. Около кровати стоял обозленный гном, сердито потрясая бородой.

– Что случилось? – Петр спустил ноги на пол, нашарил глазами одежду, начал одеваться. Эту ночь, осваивая новое жилище, он провел в каюте капитана.

– Юнга надрался.

– Что?!!

– Запасы мои нашел.

– Он что, по твоей свалке ночью шарился?

– Нет, в грузовом отсеке.

– Ты ж говорил, что они где-то здесь на базе прикопаны.

– Я что, больной, так гномьей водкой рисковать? На крейсере они прикопаны.

– Тьфу! Где он?

– В кают-компании сидит, сопли по щекам размазывает.

– Дорвался до пойла мальчик. А ведь здесь везде сухой закон. Ладно, мой заказ готов?

– Готов.

9
{"b":"172600","o":1}