ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Друзья. Больше, чем просто сериал. История создания самого популярного ситкома в истории
Потерянные цветы Элис Харт
Сталинский сокол. Комэск
Семья с детьми. Выжить и не сойти с ума
Быстрая черепаха
Как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей
Потерянные годы
Я буду толкать тебя. История о путешествии в 800 км, о двух лучших друзьях и одной инвалидной коляске
Моя драгоценность
A
A

Они прошли через огороженный металлическим забором двор и вошли в цех. Лавр включил свет. Под потолком вспыхнули и загудели лампы дневного освещения. В помещении, размером чуть больше волейбольной площадки, слева вдоль стены стояли прямоугольные формы, напротив – установка для распиливания блоков и пеногенератор; чуть дальше, в углу – емкость для воды.

Лавр огляделся и прошел во вторую половину здания. Здесь располагался небольшой склад, комната отдыха, душевая для рабочих и офис.

Лавр сел за стол и посмотрел на сторожа:

– Вели себя как?

– Кто? – растерялся Ильич.

– Быки! – улыбнулся Лавр. Старик все еще находился под впечатлением разговора и медленно соображал.

– Как себя вели? – переспросил сторож и пожал плечами. – Говорю же, просто поинтересовались, что здесь будет.

– Ты хоть догадался номер запомнить? – спросил Лавр.

– Я забыл уже, – сторож потупился.

– Доить сразу не начнут, – задумчиво проговорил Лавр. – Мне еще раскрутиться надо. Они тоже не дураки. Опять же кредиты… Как минимум год трогать не должны. Прикинусь овечкой. А когда предъявят, отправлю подальше.

– Плохо нынче от «крыши» отказываться, – поцокал языком сторож.

– Я могу сам им такие услуги предложить, – разозлился Лавр и встал. – А платить я только государству должен. Налоги. И все.

Оказавшись за воротами, Лавр направился к машине.

– Вот они! – раздался позади него голос сторожа.

– Кто? – погруженный в свои мысли сразу не понял Лавр, поднял глаза и увидел рядом с «Нивой» черный джип «Чероки». Передние дверцы были открыты. Рядом стояли двое крепких парней. Оба одинаково коротко стриженные, с наглыми лицами, они глядели на Лавра.

– Это вы меня утром искали? – подойдя ближе, спросил Лавр.

– Много чести, – парень с искривленной переносицей цыкнул слюной сквозь щель в передних зубах и, прищурившись, посмотрел на Лавра: – Ты чего хромаешь?

– А тебе какое дело? – Лавр открыл дверцу своей машины, но садиться за руль не спешил.

– Есть дело. Я ведь доктор, – парень посмотрел на своего дружка: – Скажи, Кирпич?

– Точно, – часто закивал дружок, которого назвали Кирпичом. У него действительно было красное, кирпичного цвета лицо. Узкий лоб нависал над слегка выпирающими глазами. – Треф кого хочешь вылечит.

– Как ты смотришь на то, чтобы провести остаток своих дней в инвалидной коляске? – неожиданно Треф стал надвигаться на Лавра.

– В чем проблемы, ребята? – Лавр огляделся.

Парни явно провоцировали его на драку.

– Проблемы у тебя, – хмыкнул Кирпич. – Ты почему строиться без разрешения начал?

– Что? – протянул Лавр. – Это без какого такого разрешения?

– А ты не знал? – подбоченился Треф. – Мы тебя не прописывали. А между тем территория в городе кому-то принадлежит.

– И на чей это огород, по-вашему, я залез? – вздохнул Лавр.

Он уже не сомневался, что без драки не обойдется. Парни вели себя уверенно и нагло. Таких надо с ходу учить. Чтобы поняли: ни на какие наезды он не поведется.

– Ты Пахаря знаешь? – прищурился Треф.

Лавр, как и любой житель России, имел представление о криминальных группировках и теневом правительстве города, в котором жил. Официально Огородников Самануил Яковлевич был депутатом городской думы. Непонятно, отчего шпана называла этого высокого, с большими залысинами мужчину Пахарем. То ли фамилия повлияла, то ли что трудился он, не покладая рук, на ниве взяточничества и казнокрадства. По слухам, несколько квартир, принадлежавших его семье, и пара особняков за городом – лишь вершина гигантского айсберга, плавающего в мутных водах российской действительности. Пахарь обладал в городе практически неограниченной властью. Да и мнение о нем было неоднозначным. Потроша одной рукой бизнесменов, а другой приворовывая из городской казны, он инициировал и стоял в первых рядах тех, кто добился переселения из ветхого жилья ветеранов войны. Ему же принадлежала идея открытия в городе приюта для бродячих животных и возведение храма. Просто так против этого человека не попрешь. Всегда найдутся те, кто встанет на его защиту.

– Что вы хотели? – напрямую спросил Лавр.

– Серьезные люди хотят купить твой бизнес, – ошарашил его Треф.

– Чего? – протянул Лавр. Он ожидал чего угодно, только не этого. – Зачем вашему Пахарю какой-то заводик по производству пеноблоков?

– Э-э, – покачал головой Кирпич, – не надо. Сейчас город активно строится. В моде коттеджи. А у тебя потенциал большой. Ты еще пару станков установишь – и станешь в городе монополистом.

– И кто вас так проинструктировал? – спросил Лавр. – Не поверю, что сами додумались.

– Представь себе, сами, – Кирпич сложил на груди руки и покосился на своего дружка. – Короче, если условия не принимаешь, заберем так. Потом будет поздно волосы на жопе рвать. Ты ведь и кредит должен теперь платить, и так неслабо вложился.

– А вам все известно? – разозлился Лавр.

– А как ты хотел? – вопросом на вопрос ответил Треф. – К тому же и жена у тебя в положении…

Парень допустил большую ошибку, попытавшись припугнуть бывшего спецназовца семьей.

Лавр сделал к нему шаг. Причем ничего в его внешности не изменилось. Ни один мускул на лице не дрогнул, а во взгляде не появилось и тени злости. В следующий момент мощный удар кулаком в подбородок опрокинул Трефа на машину. Не издав ни единого звука, парень как тряпичная кукла отлетел от джипа и рухнул на грязный асфальт. Лавр знал: челюсть у того надолго выведена из строя. Он не повернулся к шагнувшему справа Кирпичу, даже не посмотрел в его сторону. Едва уловимый глазом удар локтем в носогубную складку отправил второго братка в глубокий нокаут.

Не обращая внимания на прохожих и проезжавшие мимо машины, Лавр обыскал оба бесчувственных тела. Забрал водительское удостоверение, паспорта, выкидной нож. После этого обследовал джип. Под сиденьем обнаружил пистолет «ТТ», который сунул себе за пояс. Немного подумал, сел за руль джипа, завел двигатель, включил передачу и направил его никелированным кенгурятником аккурат в тополь, росший напротив выездных ворот завода. Едва Игорь выпрыгнул из машины, как раздался грохот и звон стекла. В результате столкновения с деревом товарный вид машины был изрядно попорчен. Капот приподнялся и слегка вздулся, решетка ушла в радиатор, левое крыло уперлось в колесо.

Сидя у ворот завода, Лавр с безучастным видом наблюдал, как возле лежавших на земле Трефа и Кирпича собираются люди. Уже немолодая женщина стала звонить по сотовому телефону. Двое мужчин пытались привести их в чувство. Стайка подростков открыли дверцу разбитого джипа и быстро обыскали салон.

В калитке появился Ильич.

– Кто их так?

– Я, – признался Лавр.

– Да ладно! – не поверил своим ушам старик. – Ты же хромой!

– Ну и что с того? – фыркнул Лавр. – А ты куда, кстати, пропал? Сторож! – спохватился Игорь и шутливо нахмурился.

– Так я это, – Ильич растерянно показал рукой на ворота, часто заморгал глазами. – … Подумал, чайник забыл выключить. Вот и пошел проверить.

– Ладно, – отмахнулся Игорь. – Правильно сделал, что ушел. Твоя задача – просто информировать меня.

Минут через семь подъехала «Скорая». Одновременно пришел в себя Треф. Он перевернулся на живот, подтянул под себя ноги и встал на четвереньки. Нижняя часть лица была в крови. Некоторое время Треф разглядывал окружавших его людей. Наконец его взгляд наткнулся на разбитый джип. Это запустило механизм полного возвращения сознания, поскольку лицо неожиданно исказила гримаса боли и злости. Он тронул подбородок рукой и медленно встал. В этот момент к нему подскочил врач. Невысокий мужчина в синей куртке и штанах сунул ему под нос ватку с нашатырем.

– Пшел! – Треф махнул рукой и попал врачу ладонью по лицу.

– Ты что себе позволяешь? – возмутился тот.

Треф отодвинул его в сторону и, слегка пошатываясь, направился к машине.

В это время сел Кирпич. Он ощупал нос, губы и стал подниматься на ноги.

4
{"b":"172640","o":1}