ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Муза приехала, не опаздывая, принарядившись и даже в свежем бинте. Максим произвел внешне хорошее впечатление, был высок, статен, обладал громким голосом и яркой улыбкой. Такой ее назвала бы Муза из-за сверкающих фикс на всех зубах. Просто закат солнца во рту, и это было жутковато, потому что в целом внешность мужчины была вполне приличной.

Они тихо-мирно разместились за столиком и стали беседовать. И тут для Музы сразу же открылись интересные факты. Во-первых, он вдруг закричал на все кафе:

– Я должен признаться вам! Я не Хуан, я Гуан!

Народ начал на них озираться, а Муза похолодела, потому что подумала, что снаряд второй раз попал в одну и ту же воронку – она опять встретилась с психом.

«Не может быть! – подумала Муза. – Хотя я уже имею опыт общения с шизофрениками. Может, я на сайт шизофреников зашла? Они там и кучкуются, и знакомятся, и я туда влезла сдуру, не разобравшись», но Максим вовремя исправился, заметив ее внезапную бледность.

– У вас такое недоумение на лице. Дело в том, что я не Максим, а Михаил, – пояснил мужчина.

Муза вздохнула с облегчением, но снова напряглась.

– Как – Михаил? Я же столько с вами общалась и называла Максимом… почему вы раньше не сказали?

– Максимка – это я так шифруюсь, – засмеялся мужчина.

А Муза почувствовала себя очень неуютно, потому что он поставил ее в неудобное положение: она достаточно долго общалась с человеком и называла его чужим именем, и он это спокойно принимал.

– Шифровался? Зачем? – не поняла она. – Для чего шифроваться? Я вам правду говорила.

– И я правду! – ответил Максим-Михаил.

– Извините, а вы точно свободны? Не женаты? – спросила Муза, беспокоясь о том, что он еще может скрывать, ради чего шифроваться? Это сразу же наводило на определенные мысли.

– Это неоднозначный вопрос, и на него нужно давать неоднозначный ответ, – замялся Максим-Михаил.

Муза сразу же все поняла.

– А мне кажется, что это очень простой вопрос и ответ на него однозначный, – ответила Муза, закипая внутри.

– Я официально женат, но с женой не живу, – запел известную песню Михаил.

– Понятно, – изменилась в лице Муза, и дальше разговор уже не клеился, как бы он ни петушился и ни пытался произвести впечатление. Она смотрела на этого шифровальщика и видела на его лбу только одну надпись: мальчик хочет погулять и поразвлечься. К чувствам это не имеет никакого отношения и к порядочности – тоже, а следовательно, и уважение к человеку мгновенно улетучивалось.

Встреча прошла впустую. Настроение Музы стремительно падало. Тогда-то заглянувшая в гости подруга и посоветовала ей:

– Чего ты мучаешься? В Интернете один сброд! Там не найдешь ничего стоящего! – распалялась Настя.

– Да ты же сама меня поддерживала и говорила, что я делаю все правильно! – возмутилась Муза.

– Я не знала, что там собрались такие вот неудачники, больные люди и любители приключений. Надо действовать другими способами!

– Какими? Я сломлена, ничего мне не надо, жила я без этого – и дальше проживу, – отвечала Муза, – оставьте меня уже все в покое… уже хватило.

– Нет! Я знаю одно брачное агентство, мимо прохожу через день, там рекламки людям раздавали. Вот туда и пойдем! – твердым голосом сказала Настя.

– Брачное агентство? Это еще зачем? – удивилась Муза.

– Именно! Там будет все проверено. По старинке – оно лучше… поверь мне.

И Муза решила довести до конца поиск спутника жизни, попробовать все способы, раз уж начала – не сдаваться.

Глава 5

Муза почувствовала себя ученицей первого класса, пришедшей на собеседование. Она реально робела перед строгой учительницей. В роли учительницы выступала Ольга Юрьевна Туманова, женщина лет сорока пяти с короткой мальчишеской стрижкой, сильно накрашенными карими глазами и сигаретой во рту, перепачканной губной помадой. Одета она была в трикотажную кофту и джинсы – одежду тинейджеров, не по своему возрасту и статусу. Все в обтяжку, причем нельзя было сказать, что у нее идеальная фигура для такого типа молодежной одежды. У Ольги Юрьевны и бедра были полноваты, что называется «с ушами», и свитер подчеркивал складки по бокам. Но дама была абсолютно без комплексов. Она опытным взглядом окинула фигуру Музы и внимательно рассмотрела ее лицо, выпуская клубы дыма, словно сквозь эту зловонную завесу лицо пришедшей женщины выглядело для нее более привлекательно. Взгляд у Ольги был похуже рентгена, словно она увидела Музу голой, причем и душу, и тело, что там кости и легкие…

– Присаживайтесь. Ничего, что я курю?

– Спасибо. Ничего, – робко присела на край стула Муза.

– Муза Юрьевна Ромашкина… – метнула Ольга на посетительницу свой не очень приятный взгляд. – Псевдоним?

– Нет… это мое имя.

– Тридцать с хвостиком? – снова стрельнула Ольга взглядом.

– Да.

– Детей нет, разведена? – наконец-таки оторвала взгляд от заполненной Музой анкеты директриса брачного агентства.

– Все верно.

– Учительница музыки, без вредных привычек? – Почему-то в ее устах такая фраза звучала приговором или издевательством.

– Да, – все равно была вынуждена согласиться Муза.

Лицо Ольги Юрьевны не предвещало ничего хорошего.

– Знаете, милочка, что вы относитесь к группе самых сложно пристраиваемых невест? – строго спросила она, словно Муза и в самом деле сильно провинилась.

– Нет, не знаю. Я первый раз обратилась в брачное агентство, – ответила Муза каким-то излишне писклявым голосом.

– Понятно, что в первый. Все вы сидите-высиживаете до сороковника, когда уже жареный петух клюнул в темя, то есть пошел целлюлит по бокам, пошла седина по волосам и щеки с веками потянулись вниз. Вот тогда вдруг все резко понимают, что надо срочно искать мужика! Вот – парадокс! Начинают искать, когда сделать это уже нереально! Потому что как раз мужчины, которые вас интересуют, то есть ровесники, чуть старше, чуть младше, адекватные, умные, зарабатывающие, ищут себе девушек в районе восемнадцати, которые еще уверены, что сами себе найдут мужа! Их еще не клюнул этот…

– Целлюлит, – вставила Муза, желая произвести на Ольгу впечатление, показывая, что она все схватывает на лету.

– Какой целлюлит?! Петух! Сидят, ждут счастья… а я тут как паромщик на реке без берегов… – выпалила Ольга все это чуть ли не скороговоркой и убила Музу своим тяжелым взглядом.

– Да, у вас тяжелая работа, – робко пискнула та, совершенно не зная, что еще можно сказать.

– Она не то чтобы тяжелая, она невыполнимая! Это вот как смешать несмешиваемое и совместить несовмещаемое. Как тебе такое?

– Ужас, – вздохнула Муза, думая: а была ли идея прийти в бюро знакомств такой уж хорошей?

– Вот именно! – выпустила дым Ольга Юрьевна. – Поэтому это кровь моя, и боль, и огромное счастье, когда появляется на этой стене еще одна фотография! – вытянула она палец с ужасающим маникюром.

Муза посмотрела в указанном направлении и содрогнулась.

Там висело пять фотографий каких-то странных людей в свадебной, можно сказать, униформе, словно все были одеты в одно и то же.

– Да! Это наши пары! Пусть их мало, но зато все по-честному! – заявила Ольга Юрьевна. – И каждый год будут появляться новые фото! Для этого и сидим! А вот появится ли тут твоя фотография с каким-нибудь мужчиной, это и от тебя зависит.

– Я понимаю… – почему-то не захотела появиться Муза с кем-либо на этой стене.

– А я все-таки поясню еще… Во-первых, мне стоит больших трудов уговорить мужчин тратить свое время на свидание с возрастными женщинами. Что я только не говорю! Как только не убеждаю! Мол, это всего лишь ее биологический возраст, а на самом деле она выглядит много моложе, она прекрасно выглядит! А дело в том, что мужчинам все равно, как выглядит! Он хочет иметь рядом молодое тело, может, и не совсем красивое и пропорциональное, а не натянутое фитнесами и операциями красивое сорокалетнее тело! Это – факт! Знание реального возраста женщины сильно подрывает их интерес к ней в целом. Такие уж они! Я к чему все это говорю?

10
{"b":"173111","o":1}