ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Подумаешь, цаца! От тебя бы не убыло! Надо же было такое учудить – полуголой на морозе сидеть! Дура!

То, что Муза окончательно порвала с Генрихом, несколько сняло с ее плеч неподъемный груз. Но то, что она осталась без того, чем занималась всю жизнь, подкосило ее конкретно. Женщина реально растерялась, возможно, это состояние и называлось депрессией. Она осталась одна со свалившимися на нее проблемами. Подруга Анастасия пребывала в шоке.

– Бедная ты моя! Ты хотела спасти этого урода-алкоголика, а пострадала сама! Ты, словно жена декабриста, бросила все и поехала с ним в эту глушь! Ради кого? Почему же мы такие сердобольные-то?! Я ведь тебе говорила, предупреждала, чтобы ты сто раз подумала, прежде чем пуститься в эту авантюру!

– Я думала спасти!

– И вот оно чем обернулось, – вздохнула Настя, зная, что значит для ее подруги игра на инструменте.

Муза поняла, что она все равно должна прийти в себя и чем-то заняться, и решила давать частные уроки музыки детям. Она могла научить детей нотной грамоте и игре на инструменте. У Музы сохранился идеальный слух, она прекрасно понимала, как должна звучать музыка, да и сама играла очень хорошо, но не достаточно, чтобы остаться в оркестре. Хотя, если честно, Музу бы там оставили, если бы не ее излишнее самобичевание, максимализм, возведенный в квадрат. Она не допускала мысли, что когда-нибудь сможет взять не ту ноту на общем фоне хорошо чувствующих свои руки музыкантов и подвести всех.

Частными уроками Музе предлагали заниматься давно как подработкой, и вот теперь именно это занятие стало для нее самым главным. При этом она еле сводила концы с концами, существовала на грани нищеты. Иногда Муза ехала к ученику, имея деньги только в один конец, зарабатывала за час репетиторства тысячу рублей и могла себе позволить уехать на метро назад и даже купить что-нибудь поесть. А еще ее очень напрягало одиночество в течение долгих лет, практически всю жизнь, и то, что с каждым годом шанс найти свое счастье становился все более призрачным. На ее мозги, и так работающие в этом направлении, еще больше капала Настя, просто уничтожая ее как женщину.

– Ты должна себе найти кого-нибудь! Ты просто обязана! Жизнь проходит! Ты же такая добрая и нежная! В чем дело? Так тяжело одной! А какой-нибудь мужчина помог бы тебе! Вдвоем бы свили гнездо! – уговаривала ее Настя.

– Ты сама себя слышишь? «Свили гнездо»! Ты с ума сошла? Мы что, птицы, что ли? Я не верю, что кто-то сможет стать для меня опорой, эта сторона жизни прошла мимо меня, и мужчины надежные тоже где-то прошли…

– Да, ты уж точно не лебедь! Скорее сгорбленная, прибитая жизнью цапля, – сказала ей Настя, – тебе просто не повезло. Ты должна взлететь! Должна подняться, а то так и увязнешь в болоте…

– Я не против найти себе кого-нибудь, просто чувствую, что никому не нужна, да и где познакомиться – не знаю. Я же нигде не бываю, только в домах своих учеников. А это счастливые семьи, мужчины, приходящие домой, целующие своих жен и интересующиеся успеваемостью в музыке своих детишек. Я всегда чувствую себя неудобно и неуютно в такие моменты, словно присутствую на чужом празднике жизни, и я туда не приглашена, попала туда случайно.

– Ты завидуешь?

– Я скорее смущена, но мысли, что у меня такого нет, посещают меня, это тоже правда. Я не хочу видеть нежность и любовь других людей, наверное, чтобы не травмировать себя лишний раз. Я себя не люблю за это, но ничего поделать не могу…

Именно тогда Настя и убедила подругу поискать счастье в Интернете. Вроде как одна из учительниц в ее бывшей школе нашла себе таким способом мужа и они счастливы.

Муза послушалась. Теперь вечерами она сидела за своим стареньким компьютером и всматривалась в фотографии неизвестных ей мужчин. Разные лица, лица, лица… Незнакомые люди, иногда жуткие фотографии с толстыми волосатыми животами, пьяными или потными лицами, часто просто неприкрыто предлагающие интим, секс, свободные отношения и прочую лабуду. Она сразу пропускала такие «милые» предложения и такие «милые» лица и фото. Некоторые, похоже, и фотографировались в пьяном виде, с кружками пива или бутылками водки или в постели… То есть хлама хватало, это точно. Она пыталась вычленить хоть кого-то серьезного, надеясь, что это возможно, что ей повезет. Один немногословный мужчина по имени Алексей привлек ее внимание. Он представил одну фотографию человека с серьезным, располагающим лицом славянского типа и обозначил профессию – врач. На вопросы в переписке Алексей отвечал очень скупо и сжато, что тоже нравилось Музе: он не разводит «сопли», а является конкретным человеком с приличной профессий. Ему было некогда заниматься глупой перепиской. Алексей сказал Музе, что разведен уже два года. Ее все устраивало в нем, на предложение Алексея встретиться Муза с радостью согласилась и стала очень ответственно готовиться к этому важному событию. Именно тогда Настя радостно сообщила, что нашла ей еще одну ученицу для поправки ее шаткого финансового положения.

– Очень состоятельные люди! Я познакомилась с женщиной на работе. Они с дочкой покупали тур в Арабские Эмираты. Самый дорогой тур и в самый дорогой отель. Денег она вообще не считала. Куча кредиток, куча наличности, любая форма оплаты. Дама с интересным именем Валенсия интересовалась также возможностью приобрести там золото и дорогие вещи. Живут они полгода в Англии, полгода в Москве. Девочка ходит в престижную школу при английском посольстве, а дополнительные частные уроки мама набирает сама. Виктория, так, кажется, зовут девочку, занимается теннисом, французским языком, конным спортом, а Валенсия мечтает обучить девочку игре на фортепьяно. Но в музыкальную школу ребенок пойти не может, так как нет времени посещать ее чуть ли не каждый день. Она – девочка из очень богатой семьи и не может ходить вместе со всеми детьми по всяким сольфеджио, хорам и истории музыки, это я цитирую ее мамашу. Да и как она будет оканчивать школу, если ребенка постоянно увозят за границу? Валенсия сильно переживает, что девочка остается без музыки, готовит она ее как будто к браку с принцем или арабским шейхом. И тут я скромно сказала, что у меня подруга – профессиональный музыкант и сейчас как раз занимается тем, что обучает детей на дому. Я сразу о тебе подумала!

– Спасибо, – на всякий случай ответила Муза, еще не зная, благодарить подругу или подождать, хотя сердцебиение у нее участилось: что говорить, ученики ей были нужны.

– Ну вот! Валенсия заинтересовалась! А я, не будь дурой, сказала, что час обучения у тебя стоит двести долларов!

– Господи, Настя! Это же почти шесть тысяч рублей! Но все не так! Я за тысячу хожу.

– Молчи! Я сказала, что двести долларов нормально для музыканта такого уровня, как ты! Кстати, Валенсия даже глазом не моргнула, я даже пожалела, что зарядила всего лишь двести, такая бы и пятьсот оплатила! У людей другие понятия о деньгах! Тут смекалку проявлять надо! Если бы я сказала – тысяча рублей, она бы еще и отказалась, подумав, что все это несерьезно и ты плохой музыкант.

– Это нечестно! Я не делю людей на богатых и бедных. Я беру деньги за свою работу: приехала, уехала и час музыкальных знаний. А дети для меня все равны. Они, как это ни странно звучит, не виноваты в том, что у них богатые родители, я с них тоже взяла бы тысячу рублей, – ответила подруге Муза, смущаясь.

– Ну и дура! – совершенно спокойно ответила Настя. – С таких как раз можно брать деньги и воспитывать их избалованных детей. Хотя, честно тебе скажу, сама Валенсия очень запоминающаяся личность. Красивейшая баба! Яркая! Волосы белые, глаза синие, губы красные! В общем, просто актриса или модель уже в возрасте, может, как мы? Но выглядит, конечно, лучше, ухоженней, но оно и понятно при таких деньжищах! Причем, как я поняла, зарабатывает там муж, везет же кому-то с мужиками! Какая на ней одежда, нам и во сне не приснится! Стильная, дорогая! На каждом пальце и в ушах брильянты! Запах парфюма сбивает с ног, а на ногах шпильки-стилеты в стразах. Не женщина – богиня! Но характер чувствуется. Она слышит только себя, громко говорит и от других ожидает только выполнения своих поручений. Деньги развращают, на этой женщине это сказалось в полной мере. Как она говорит, каким тоном! Но, с другой стороны, тебе дело иметь с ребенком, а не с ней. Да и с ней можно вполне, она баба умная, деловая, главное, не вступать в полемику. Но зато деньги…

3
{"b":"173111","o":1}