ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Муза понимающе кивала головой. Но она не понимала совсем другое: как это чудо, с такой явной агрессией, умудрилось жениться два раза? В голове родилось страшное, но очень подходящее к случаю слово «шизофрения». Именно это заболевание протекало с затишьями и явными обострениями. В данный момент имело место явное обострение. Алексей брызгал слюной, лицо его то краснело, то бледнело, а глаза почему-то смотрели на ее губы или грудь, причем взгляд был каким-то мутным, несфокусированным. Муза посмотрела на Григория испуганно, но он не внял ее тревоге, потому что с аппетитом что-то ел с большой тарелки. Только теперь она оценила то, что он рядом, все-таки хоть какое-то знакомое лицо. Ей давно принесли кофе, а Алексею – напиток, больше напоминающий компот с какими-то плавающими красными ягодами. Он все время вылавливал эти ягоды, отжимал их о край чашки и потом долго смаковал с жутко противным присвистом и причмокиванием. Музу тошнило.

– Витамины, все оплачено, – пояснил он Музе.

Она снова посмотрела на Григория, но увидела, как он опять уминает какое-то вкусное блюдо, чего она была лишена. У Музы засосало под ложечкой, она почему-то очень сильно захотела есть. Вот бы мяса или рыбы, но меню не предусматривало такого жадного кавалера. Леша все потел и потел, распаляясь сильнее.

– А вы очень красивая женщина! Я вам это сразу же сказал!

– Спасибо.

– А сейчас мы поедем ко мне!

– Извините, Алексей, но не в этот раз, – ответила Муза, думая только о том, чтобы унести от него ноги и потом очень вежливо сообщить по почте, что он прекрасный человек, очень умный и симпатичный, но просто не ее… Пожелать ему если не лечиться, то продолжить поиски…

Но Алексей сразу же зацепился за ее отказ.

– Я не понял, Муза, вы что, кинуть меня хотите? Это что, у меня опять не состоится? Очередная кинула меня?! Ну уж нет! Мне это надоело! Это просто невыносимо! Я не позволю никому издеваться над собой! Сучки выпивают за мой счет, некоторые даже пытались есть, но я не идиот! Ты от меня не упорхнешь, бабочка! – Глаза Леши налились кровью.

Он резко наклонился вперед и сделал то, что нормальный человек даже в страшном сне увидеть не мог: вонзил вилку в ее свободно лежащую на столе руку, пригвоздив ее к поверхности насквозь, словно бабочку иголкой. От развернувшейся перед глазами ужасной картины Муза даже не сразу почувствовала боль. Раздался дикий женский крик, но Муза точно знала, что кричит не она, а сидящая рядом девушка, которая увидела все это.

Алексей же, похоже, униматься не собирался. Он тянул к ней свои руки, словно стремясь задушить. Григорий в два прыжка преодолел расстояние до их столика от своего места и двумя ударами свалил Алексея на пол. Тут же раздались крики:

– Сволочь! Психопат! Какой-то урод! Что с девушкой сделал! Ой, какой кошмар! Прямо как в фильмах ужаса! Я не могу на это смотреть! Она тихо сидела, а этот идиот уже изначально вел себя неадекватно! Господи! Вызовите кто-нибудь полицию и «Скорую»! Какое зверство!

Муза же смотрела на свою пришпиленную руку, бледную и скрюченную, словно парализованную. Крови фактически не было, только тоненькая струйка текла из одного из четырех проколов зубцов вилки по белой коже.

– Тихо-тихо, только не теряй сознание! Все хорошо! Все сейчас будет хорошо! – суетился возле нее Григорий.

И тут Муза почувствовала дикую боль в ладони, словно организм, первоначально замерев от шока, наконец отреагировал. Какие-то мужчины скручивали Алексея и связывали ему руки за спиной и ноги, кто-то пожертвовал свой галстук для этих целей.

– Тихо! Тихо! – прижал ее голову к своей груди Григорий. – Я сейчас достану вилку.

– Нет! Не надо! Не трогайте меня! – взмолилась Муза, обливаясь слезами. – Мне так страшно…

– Муза, успокойся! На раз, два, три! Врачи уже спешат на помощь! Но мы же не поедем в больницу вместе со столом! Как же этот урод с такой силой смог?! – удивился Григорий и, прижав Музу к себе, выдернул одновременно из стола и из ее руки вилку.

Последнее, что запомнила Муза перед тем, как потерять сознание, была окровавленная вилка в дрожащей руке Григория и его глаза, на этот раз абсолютно серьезные…

Глава 4

Муза посмотрела на свою покалеченную руку, которую обкололи обезболивающим, зашили сосуд в одном месте и перебинтовали стерильными бинтами, и ей снова стало плохо. Медсестра уже несколько раз растирала ей виски нашатырем.

– Девушка, да вы возьмите себя в руки, в конце концов! Чего вы все заваливаетесь спать-то? Не пойму, то ли сознание теряете, то ли спать хотите…

– Вы мне что-то укололи, – пожаловалась Муза.

– Успокаивающее, вы были очень возбуждены.

– Мне плохо от вида крови! – продолжила ныть Муза.

– Не капризничайте! Уже все перебинтовано и нет никакой крови! Хватит тут глаза закатывать! Людям работать надо! А все только вокруг вас и бегают! Вы уж извините меня, девушка, но я слышала вашу беседу со следователем, приехавшим сюда за вами по горячим следам. Познакомиться вы хотели! По Интернету! Там же одни маньяки и извращенцы! Вот и получили, что хотели! Сами виноваты! Думать надо головой и мужиков искать вокруг себя, а не в этом ящике! Ясно?

– Мне одно не ясно: что вы так распалились? – нахмурилась Муза. – Это вообще не ваше дело! Понятно? Где и кого я хотела искать!

– Понятно, понятно! – хмыкнула медсестра и вышла, оставив Музу одну в кабинете.

Ей снова стало нестерпимо жаль себя. За дверью раздался веселый женский смех, и в кабинет забежала молоденькая медсестра с розовыми щеками и горящим взглядом. Она сразу же защебетала:

– Ой, какой у вас веселый и хороший мужчина! Вы уже готовы? Можете идти!

– Какой мужчина? – не поняла Муза.

– Который вас ждет! Он нам там такой стол накрыл! Столько гостинцев! Смешил нас! Весело вам живется, наверное! – не успокаивалась она. – Как вместо него можно было искать кого-то другого! Совсем я иногда нас, женщин, не понимаю! Ищем себе неприятности и приключения сами!

Муза взяла свои вещи и вышла из палаты, в принципе, не поняв, что сказала медсестра. Уже на ступеньках больницы ее догнал Григорий.

– Кричу тебе! Идешь, даже не оборачиваешься!

– Так это вы? – удивилась она.

– Что – я? – не понял Григорий.

– Веселый мужчина, угощающий медсестер вкусностями? – уточнила она.

– А… это, – засмеялся Григорий. – Пойдем к моей машине, я подвезу.

– Зачем вы здесь? Зачем, вообще… – поежилась она, а он ласково, но настойчиво продолжал тянуть ее к машине за руку.

– Идем, холодно.

– Я, конечно, очень благодарна вам, что вы и в кафе мне помогли, я даже подозреваю, что вы там не случайно оказались.

– Я пошел тебя подстраховать, это точно, да заодно и поржать дальше над этим чуваком. Он сначала выглядел весьма комично. Нельзя было предположить, что он такое выкинет. Я сам на секунду растерялся.

– Вы быстро среагировали! Да и вилку вытащили…

– Муза, можно на «ты»! Я сразу же предупредил, что из знакомства по Интернету ничего не выйдет, но я не хотел такого, честное слово. Я в мыслях не держал! Если бы только можно было предположить, чем это свидание закончится, я бы не пустил тебя к нему.

– Вы еще скажите, что из-за чувства вины и здесь со мной остались. Спасибо большое, но ваша миссия выполнена, – отвела глаза Муза.

– Моя миссия будет выполнена, когда я тебя, не совсем, правда, уже в целости и сохранности, довезу до дома. Говори адрес, и в путь!

Муза сказала, и Григорий плавно тронулся.

– А с этим что будет? – спросила Муза.

– Надеюсь, что-то будет. Надеюсь, лечиться отправят… – смотрел на дорогу Григорий, – поможет ли? А то выйдет и опять – по сайтам знакомств.

– Если больной, то пусть лечится, – не согласилась с ним Муза. – А он, судя по глазам, явно был ненормальным.

– Да я бы сказал, что и по поступку тоже, – усмехнулся Григорий. – Можно я закурю?

– Курите, ваш автомобиль.

– А так ему бы впаяли причинение тяжкого вреда здоровью как миленькому, – задумался Григорий.

8
{"b":"173111","o":1}