ЛитМир - Электронная Библиотека

Тут гном наклонился к Сове и собирался зашептать, но, как и все глухие, он плохо владел голосом, и дети услышали: «Ты проследи, чтобы их хорошенько отмыли».

После этого он вежливо стегнул ослика (ослик был очень толстый), и тот затрусил к замку, а фавн, Сова и дети пошли медленней. Солнце село, становилось прохладно. Они пересекли поляну и прошли через сад к северным воротам Кэр-Параваля. За воротами был поросший травой дворик. Уже светились окна – и справа, в большой зале, и слева, в причудливых пристройках, куда и повела их Сова. Встретила их необычайно милая особа, чуть повыше Джил и гораздо тоньше, но взрослая. Она была изящна, как ива, волосы у неё были, как ивовые ветви, и в них зеленел мох. Она привела Джил в одну из башен, в круглую комнату; там топился камин – поленья дивно пахли, в полу было что-то вроде ванны, а лампа свисала на серебряной цепи со сводчатого потолка. Окна выходили на запад, на неизвестные земли Нарнии, и Джил увидела отсветы заката у далёких гор. Ей захотелось приключений, и она поняла, что это – лишь начало.

Она приняла ванну, причесалась, надела новое платье – оно не только хорошо сидело, но даже пахло хорошо и шелестело при каждом движении – и только хотела вернуться к окну, чтобы хорошенько всё рассмотреть, как раздался стук в дверь.

– Войдите, – сказала она.

Вошел Юстэс, тоже красиво одетый по здешней моде, но лицо его не выражало радости.

– А, вот ты где, – сердито сказал он, усаживаясь в кресло. – Я давно тебя ищу.

– Ну вот и нашел, – сказала она. – Слушай, Юстэс, здесь так хорошо, просто слов нет. – Сейчас Джил забыла и о знаках, и о принце.

– Хорошо тебе? – ехидно переспросил Юстэс, помолчал и добавил: – Лучше бы нам сюда не попадать…

– Почему это?

– Да не могу я! – воскликнул Юстэс. – Видеть короля Каспиана… таким дряхлым стариком. Это… это ужас какой-то.

– А что ж тут такого?

– Ах, ты не понимаешь! Да и не можешь ты понять! Я же не сказал, тут другое время.

– Как это?

– Пока ты здесь, у нас совсем не проходит времени. Понятно? Сколько бы мы тут ни были, вернёмся мы в ту же самую минуту.

– Хорошего мало…

– Не перебивай! А когда ты в Англии, нельзя сказать, сколько времени тут прошло. Люси и Эдмунд мне объясняли, а я, дурак, забыл. Наверное, прошло лет семьдесят с тех пор, как я здесь был. Ясно теперь? Я вернулся, какой был, а Каспиан – совсем старый.

– Значит, король – твой старый друг?! – воскликнула Джил. Ужасная мысль поразила её.

– Ещё бы, – печально сказал Юстэс. – Такой друг, лучше не бывает. В последний раз, когда мы виделись, он был немножко старше меня. Не могу я смотреть на старика с бородой и вспоминать, каким он был, когда мы захватили эти острова или боролись с Морским Змеем! Лучше бы мне узнать, что он умер.

– Перестань! – нетерпеливо перебила Джил. – Всё хуже, чем ты думаешь. Мы проворонили Первый Знак.

Конечно, Юстэс её не понял. Тогда она рассказала о беседе с Асланом, о четырёх знаках и о том, что они должны сделать.

– Вот! Ты видел старого друга, точно как сказал Аслан, и должен был сразу заговорить с ним. А ты не подошёл, и всё пошло не так с самого начала.

– Откуда же я мог знать? – удивился Юстэс.

– Слушал бы, что тебе говорят, всё было бы иначе, – сказала Джил.

– А если бы ты не валяла дурака на скале – ты же чуть меня не убила, да, да, чуть не убила! – мы бы прибыли сюда вместе и оба знали, что делать.

– Ты действительно увидел его первым? – спросила Джил. – Ты же долго был здесь без меня. Ты уверен, что не видел никого раньше?

– Я появился тут за минуту до тебя, – ответил Юстэс. – Наверное, Лев дул на тебя сильнее. Старался наверстать потерянное время. А кто это время потерял? Ты.

– Ладно, не шипи, – сказала Джил. – Ой, что это?

Это звонил к ужину колокол замка, и назревавшая было ссора, к счастью, не состоялась. И ей, и ему к этому времени очень хотелось есть.

Ужин в большом зале был великолепен. Такого угощения дети не видели никогда. Правда, Юстэс был в этом мире и раньше, но он плыл на корабле и не знал, какая учтивость и пышность царят в самой Нарнии. С потолка свисали флаги, и каждую перемену блюд предвещали звуки труб и барабанный бой. Подавали супы, такие вкусные, что слюнки текли при одном воспоминании, и неизвестную рыбу, и птицу, и дичь, и пироги, и мороженое, и желе, и фрукты, и орехи, и самые разные вина, и лёгкие напитки. Даже Юстэс приободрился и признал, что «у них тут ничего». Когда все насытились, вышел слепой певец и спел прекрасное сказание о принце Коре, девочке Аравите и славном коне, которое называется «Конь и его мальчик» и повествует о древних счастливых временах короля Питера.

Наконец дети поднялись к себе, зевая во весь рот, и Джил говорила: «Ну и выспимся же мы», потому что уже прошел целый день. Да, не знает человек, что с ним станется, и очень скоро!

Глава четвёртая

Совиный совет

Серебряное кресло (с иллюстрациями) - i_008.png

Как ни странно, чем больше ты хочешь спать, тем дольше не ложишься, особенно если на твоё счастье в комнате есть камин. Джил начинала раздеваться и снова присаживалась к огню, а присев, никак не могла встать. Когда она сказала себе в пятый раз: «Нет, надо лечь», она услыхала стук в окно.

Она поднялась, отодвинула занавеску и ничего не увидела, кроме темноты. Потом она отпрыгнула в сторону, потому что какое-то огромное существо снова стукнуло в оконное стекло. Неприятная мысль пришла ей в голову: «А вдруг у них такие огромные бабочки?» Но существо опять подлетело к окну, и Джил с трудом рассмотрела клюв – видно, он и стучал в стекло. «Это птица, – решила она. – Может быть, орёл?» Ей не очень хотелось принимать сейчас гостя, даже такого, но она открыла окно и выглянула. Птица, прошумев в воздухе крыльями, опустилась на подоконник и села там, заполнив собой всё окно, так что Джил пришлось отступить. Это была Сова.

– Тс-с! Ух-фух! – сказала Сова. – Не шуми. Так вы серьезно говорили?

– Про принца? Конечно серьезно! – И Джил вспомнила лицо и голос Льва, о котором она не вспоминала, пока пировали и слушали сказания.

– Тогда не стоит терять время, – сказала Сова. – Вам нужно выбираться отсюда немедленно. Пойду разбужу твоего приятеля и вернусь за тобой. Тебе лучше надеть что-нибудь дорожное вместо дворцовых одежд. Ты и глазом не моргнёшь, как я вернусь. Ух-фух. – И, не дожидаясь ответа, она улетела.

Если бы у Джил было больше приключений, она могла бы подумать, так ли уж необходимо куда-то идти на ночь глядя, но это ей и в голову не пришло, а мысль о ночном бегстве сразу разогнала сон. Она снова натянула свитер и брюки, прикрепила к ремню нож на всякий случай и взяла кое-что из вещей, оставленных ивовой девушкой, – плащ с капюшоном («Очень хорошо, если пойдёт дождь», – подумала она), несколько носовых платков и гребёнку. Потом она стала ждать.

Она уже совсем клевала носом, когда Сова вернулась.

– Вот мы и готовы, – сказала она.

– Вы лучше идите впереди, ведь я не знаю дороги, – сказала Джил.

– Ух-ху! Через замок идти нельзя, – сказала Сова. – Полезай ко мне на спину. Мы полетим.

– Да? – воскликнула Джил изумлённо, но без восторга. – А вам не будет тяжело?

– Ух-фух! Глупости! Твоего приятеля я уже доставила. Ну-ка! Только прежде потушим лампу.

Когда они погасили свет, ночь за окном показалась им уже не чёрной, а серой. Сова села на подоконник спиной к комнате и расправила крылья. Джил взобралась на её толстую спинку и просунула под крылья ноги. Перья были тёплые и мягкие, но держаться было не за что. «Интересно, понравилось это Юстэсу?» – подумала Джил, и тут они сильным рывком оторвались от подоконника. Зашумели крылья, голова у неё закружилась, ночной воздух, влажный и холодный, обдал лицо. Было много светлее, чем думала Джил, и, хотя небо затянули облака, полоска бледного серебра выдавала, где спрятался месяц. Поля внизу были серые, деревья – чёрные. Порывами дул ветер, предвещая дождь. Сова описала круг, так что замок оказался перед ними. Лишь в нескольких окнах горел свет. Они полетели над замком на север. Воздух стал холоднее, и Джил показалось, что под ними, в реке, мелькает их белое отражение. Потом река осталась позади, внизу чернели леса.

5
{"b":"174395","o":1}