ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Подписание договора было сорвано. В борьбу за российские войска включилась Англия. В 1907 году между Россией и Англией был подписан договор, разграничивающий сферы колониальных интересов. Его заключению способствовала огромная бюджетная дыра, образовавшаяся в связи с поражением в Русско-японской войне. Ее удалось залатать благодаря внезапно подобревшим английским банкам. Но еще более значительным фактором стала революция 1905 года на фоне неурегулированных отношений с Японией. Разграничение сферы колониальных интересов для России являлось возможностью обратиться к внутренним проблемам, закрыв на время внешнеполитические противоречия. Так, за 7 лет нового века, Россия оказалась в рядах Антанты, «Тройственного согласия», противостоящего Тройственному союзу Германии, Австрии и Италии. Политические блоки были оформлены, вопрос мировой войны, фактически, решен.

Характерно, что даже вопрос выгод, которые получала Россия от участия в военном блоке, решался уже в ходе Великой войны, в 1915 году. Скрепя сердце, после многочисленных споров, Британия и Франция согласились на решение российского «восточного вопроса» - признали права империи на Константинополь и черноморские проливы. Нужно, однако, отметить: нет никаких причин верить в истинность таких обещаний. Интересы Британии и Франции никуда не делись, полагать, что отношение к России внезапно изменилось, было бы слишком наивно.

Сразу после революций 1917 года Антанта приступила к разделу России на сферы влияния, в 1918 году началась интервенция войск коалиции на российскую территорию. Что вполне укладывается в линию европейской политики, неизбежное желание поживиться за счет проигравшего. Но нет никаких оснований утверждать, что даже не будь Брестского мира, и одержи Россия победу над Германией вместе со странами Антанты, в пылу дележа мирового наследства они не сформировали бы новый военный блок - против истощенной войной России. Напротив, история говорит как раз об обратном.

Часть 2. Развал России

Глава 11. Истоки революции. Первая революционная ситуация

Где начался исторический перелом, ознаменовавший развал Российской империи? Какие движущие силы вели страну к революциям 1917 года, какой идеологии придерживались революционеры, какова была их поддержка в обществе? Крайне упрощенной выглядит расхожая сегодня точка зрения о большевиках, подточивших камень государственной власти, разложивших армию и пришедших к власти в результате вооруженного переворота в октябре 1917 года. Ведь ранее, безо всякого участия большевиков, произошло свержение монархии в феврале, а за 12 лет до того вспыхнула революция 1905 года, влияние в которой большевиков было минимально.

Предпосылки революционного взрыва уходят своими корнями в XIX век. Отечественная историография говорит о двух революционных ситуациях, сложившихся в Российской империи в 1859-1861 и 1879-1882 годах. В.И.Ленин прямо утверждал, что 1861 год породил 1905-й (а 1905, по мнению многочисленных исследователей, породил 1917-й). Можно как угодно относиться к личности Владимира Ильича, но невозможно отрицать, что он был крупнейшим в XX веке теоретиком (и практиком) революции.

Первую революционную ситуацию В.И.Ленин датировал 1859-1861 годами. Голые факты: катастрофическая для империи Крымская война обнажила массовое брожение в среде крестьян. Чаша терпения переполнилась, «низы» больше не могли мириться с крепостничеством. Дополнительным фактором послужило вызванное войной усиление эксплуатации крестьян. Наконец, голод, вызванный неурожаями 1854-1855 и 1859 годов, поразил 30 губерний России.

Еще не оформившееся в объединенную силу, не революционное по сути, но доведенное до отчаяния крестьянство массово бросало работу. Узнав об «Указе о формировании морского ополчения» (1854 год) и «Манифесте о созыве государственного ополчения» (1855 год) тысячи человек покинули поместья и направились в города. Украину охватило массовое движение – «Киевская казатчина», крестьяне деревнями требовали записать их в армию. Выдавая желаемое за действительное, они толковали царские указы как обещание даровать свободу в обмен на воинскую службу. После окончания войны, в 1856 году, дороги Украины заполнили обозы: пронесся слух, что царь раздает в Крыму землю. Сотни и тысячи человек пробирались к заветной свободе. Их ловили, возвращали помещикам, но поток не иссякал.

Стало ясно, что власть утрачивает контроль над крестьянской средой. "Верхи" не могли удержать ситуацию. Если за два года, с 1856 по 1857 год в стране произошло более 270 крестьянских выступлений, то в 1858 – уже 528, в 1859 – 938 [74]. Накал страстей в самом массовом сословии России нарастал лавинообразно.

В этих условиях у Александра II не оставалось другого выхода, кроме проведения реформ. «Лучше отменить крепостное право сверху, нежели дожидаться того времени, когда оно, само собою, начнет отменяться снизу», - сказал он, принимая представителей дворянства Московской губернии 30 марта 1856 года.

Нужно отметить, что с реформой Александр-освободитель чуть было не опоздал. Идеи отмены крепостного права будоражили Россию со времен Екатерины II. Феодальные отношения объективно тормозили развитие государства, все сильнее чувствовалось отставание России от европейских держав. Показателен такой пример: В 1800 г. Россия производила 10,3 млн. пудов чугуна, Англия - 12 млн., а в начале 50-х годов Россия - от 13 до 16 млн., Англия - 140,1 млн. пудов [75].

В 1839 году глава III отделения императорской канцелярии, шеф жандармов А.Х.Бенкендорф докладывал государю о настроениях в крестьянской среде:

«…при каждом важном событии при дворе или в делах государства, издревле и обыкновенно пробегает в народе весть о предстоящей перемене… возбуждается мысль о свободе крестьян; вследствие этого происходят и в прошедшем году происходили в разных местах беспорядки, ропот, неудовольствия, которые угрожают хотя отдаленною, но страшною опасностью. <…> Толки всегда одни и те же: царь хочет, да бояре противятся. Дело опасное, и скрывать эту опасность было бы преступлением. Простой народ ныне не тот, что был за 25 лет пред сим. Подьячие, тысячи мелких чиновников, купечество и выслуживающиеся кантонисты, имеющие один общий интерес с народом, привили ему много новых идей и раздули в сердце искру, которая может когда-нибудь вспыхнуть.

В народе толкуют беспрестанно, что все чужеязычники в России, чухны, мордва, чуваши, самоеды, татары и т. п. свободны, а одни русские, православные - невольники, вопреки священному писанию. Что всему злу причиной господа, т. е. дворяне! На них сваливают всю беду! Что господа обманывают царя и клевещут пред ним на православный народ и т. п. Тут даже подводят тексты из священного писания и предсказания по толкованиям библии и предвещают освобождение крестьян, месть боярам, которых сравнивают с Аманом и фараоном. Вообще весь дух народа направлен к одной цели к освобождению <…> Вообще крепостное состояние есть пороховой погреб под государством и тем опаснее, что войско составлено из крестьян же, и что ныне составилась огромная масса беспоместных дворян из чиновников, которые, будучи воспалены честолюбием и не имея ничего терять, рады всякому расстройству. <…> В этом отношении обращают на себя внимание солдаты, уволенные в бессрочный отпуск. Из них хорошие остаются в столицах и городах, а по деревням расходятся люди большею частию ленивые или дурного поведения. Потеряв привычку к крестьянским трудам, не имея собственности, чуждые на родине, они возбуждают ненависть противу помещиков своими рассказами о Польше, Остзейских губерниях и вообще могут вредно действовать на ум народа<…>

Мнение людей здравомыслящих таково: не объявляя свободы крестьянам, которая могла бы от внезапности произвести беспорядки, можно бы начать действовать в этом духе. Теперь крепостные люди не почитаются даже членами государства и даже не присягают на верность государю. Они состоят вне закона, ибо помещик может без суда ссылать их в Сибирь. Можно было бы начать тем, чтобы утвердить законом все существующее уже на деле (de facto) в хорошо устроенных поместьях. Это не было бы новостью. Так например, можно было бы учредить волостные управления, сдачу в рекруты по жребию или по общему суду старшин волости, а не по прихоти помещика. Можно было бы определить меру наказания за вины и подвергнуть крепостных людей покровительству общих законов<…>

17
{"b":"174802","o":1}