ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В разговорах о безбожной власти большевиков как-то забываются корни этой проблемы, забывается, что священнику в голодный год «грех бы было - хлебом-то брать», а брали. Сегодня многие удивляются – откуда в стране Советов взялось столько желающих рушить храмы, что сделали большевики с богобоязненной Россией? Это неверная постановка вопроса. С богобоязненной Россией так обошлись вовсе не большевики.

Отношение к войне – это отдельный вопрос в крестьянских приговорах и наказах. Официальная дореволюционная история представляла события 1905-1907 годов так: «Крамола вновь внесла смуту в русскую жизнь и причинила не мало вреда государству… И неблагоприятному для нас течению войны с Японией способствовала также предательская деятельность этих врагов родины: в то время, как наша доблестная армия в далекой Манчжурии проливала свою кровь, крамольники устраивали забастовки на тех заводах и фабриках, которые снабжали армию военными припасами, и затрудняли отправку на войну подкреплений и военных грузов. По окончании войны, смута усилилась и стала прорываться в разных местах открытыми бунтами, бессмысленным разорением усадеб и хозяйств землевладельцев. При этом крамольниками совершались возмутительные злодеяния и безчинства» [130].

И сегодня многие авторы с удовольствием цитируют этот официоз, направляя патриотический гнев на «кучку революционеров», устроивших смуту, желавших поражения России в то время, как русские солдаты проливали в Маньчжурии свою кровь. Реальность куда сложнее, квасным патриотизмом тут не отделаться, да и не было у крестьян – основного населения России – никакого патриотизма. Гораздо позже это понял Деникинн, записав в своих "Очерках русской смуты": "Увы, затуманенные громом и треском привычных патриотических фраз, расточаемых без конца по всему лицу земли русской, мы проглядели внутренний органический недостаток русского народа: недостаток патриотизма" [131].

Для народа это была чужая, непонятная война, принесшая им новые горести и беды.

В приговоре крестьян с. Гариали Суджанского уезда Курской губернии [132] читаем: «Тем только и дышим, что у соседей-помещиков землю в аренду снимаем. Хоть и дорого платим и трудно нам приходилось далеко от села работать, но с грехом пополам перебивались. А теперь и аренды не стало, а будет ли - не знаем. Поддерживали нас заработки, а теперь из-за войны и заработки пропали и дороже все стало, да и податей прибавилось».

«Выписали мы газету (у нас есть грамотные), - говорится в «приговоре-наказе» крестьян с. Казакова Арзамасского уезда Нижегородской губернии [133] - стали читать про войну, что там делается и что за люди японцы. Оказалось, что они хоть народ и маленький, а так нас поколотили, что долго-долго не забыть такого урока… И за все это придется платить нам крестьянину и рабочему люду, в виде разных налогов… Сколько легло наших солдат храбрецов в этой далекой Маньчжурии, сколько изувеченных вернутся домой? А сколько их томится в плену? Все это ляжет на крестьянскую шею».

В Прошении крестьян Хотебцовской волости Рузского уезда Московской губернии [134] называют и виновников войны и поражения: «Те же чиновники втянули нас в губительную войну с Японией, от которой для нас нет выгод, а одно только унижение. Много миллионов народных денег истрачено на войско и флот, а оказалось, что корабли наши и оружие хуже японских и солдаты безграмотны, оттого и не можем победить японцев».

В приговоре крестьян д. Вешки Новоторжского уезда Тверской губернии [135]

сказано: «Злополучная, губительная и разорительная война должна стать вопросом народным, для чего необходимо немедля собрать представителей от народа и сообщить таковым все сведения, касающиеся войны, тогда будет видно, продолжать ее или кончить путем мира».

О том же говорит приговор Прямухинского волостного схода [136]: «Настоящая гибельная для народа война начата по вине и желанию правящих чиновников без нашего согласия, и мы, крестьяне, не можем равнодушно переносить, как сотни тысяч наших братьев и миллиарды трудовых народных денег гибнут бесцельно и бесполезно на войне, и потому требуем немедленно созвать народных представителей, избранных на основании всеобщего, равного, прямого и тайного избирательного права, которым, представителям, предоставить право разрешения всех означенных нужд и заключения мира с врагом».

Не чувствовали крестьяне войну своей, не видели в ней смысла, четко разделяли себя и правящую верхушку – «гибельная для народа война начата по вине и желанию правящих чиновников». Да, крестьяне предлагали свою помощь в решении вопроса войны и мира – но не в качестве бессловесного скота и пушечного мяса, а в качестве народных представителей во власти и на переговорах.

Можно сколь угодно долго рассуждать об утопичности таких предложений, об абсурдности участия безграмотных крестьян в вопросах международной политики, но лучше подумать о тех причинах, по которым крестьяне к началу XX века считали чужой не только войну, но и страну царских чиновников. Почему разделяли Россию на свою и властную, включая в нее чиновников, полицию, казаков и т.д. О том, куда делся патриотизм, о котором писал официоз, и к которому до сих пор близоруко апеллируют современные сторонники «России, которую мы потеряли». Это очень важная тема для размышлений, тем более, что те же самые факторы сыграют значимую роль 9 лет спустя, с началом Первой мировой войны.

Глава 18. Война или реформы? Был ли у Столыпина шанс реформировать Россию?

Первая мировая война стала критическим испытанием российской государственности. Стена, которая пусть и худо, но сдерживала все эти годы внутренние противоречия, рухнула, похоронив под собой монархию, государственный строй и целостность Российской империи.

Многие предупреждали о грозящей опасности. Еще в 1905 году в письме к главнокомандующему русскими войсками в Манчжурии генералу Куропаткину С.Ю.Витте подчеркивал, что в ближайшие 20-25 лет России придется отказаться от активной внешней политики и заняться исключительно внутренними делами: "Мы не будем играть мировой роли – ну, с этим нужно помириться... Главное, внутреннее положение, если мы не успокоим смуту, то можем потерять большинство приобретений, сделанных в ХIХ столетии" [137].

"Дайте нам двадцать лет покоя внутреннего и внешнего, и я изменю Россию и реформирую ее", - говорил П.А.Столыпин в 1909 году в интервью саратовской газете "Волга" [138].

За несколько месяцев до начала войны бывший министр внутренних дел П.Дурново обратился к Николаю II. Он предупреждал, что война России с Германией может закончиться социальной революцией для обеих. По его словам, особую опасность представляло внутреннее положение России, где народные массы, несомненно, исповедуют принципы бессознательного социализма [139].

У России не было ни 20, ни 25 лет покоя. Русско-японскую войну и революцию 1905 года отделяло от Первой мировой 9 лет.

Был ли шанс изменить, реформировать Россию? «Отец русского капитализма» С.Ю.Витте видел основную причину раздирающих страну противоречий в экономических факторах. Его политика форсированного развития промышленности и инфраструктуры, основанная на привлечении иностранных капиталов в производство, банки, государственные займы, в значительной мере обеспечила экономический рывок конца XIX – начала XX века. Идеи аграрной реформы, за осуществление которой позже взялся П.А.Столыпин, также в общих чертах были разработаны при С.Ю.Витте. Сам Витте, однако, был отставлен с поста министра финансов в 1903 и ушел в отставку с поста председателя совета министров в 1906 году.

Реформы П.А.Столыпина сегодня принято считать буквально образцом всех реформ. Об этом было немало сказано в 2008 году, в ходе телешоу «Имя России». Так, митрополит Кирилл (избранный в 2009 году Патриархом Московским и Всея Руси) назвал действия премьер-министра образцом для всех возможных реформ в современном обществе. «Дай Бог, - сказал он, - чтобы все грядущие реформы осуществлялись бы по-столыпински: тогда, во-первых, они будут усваиваться народным сознанием, люди будут положительно на них откликаться, и, что самое главное, эти реформы действительно смогут обновить тысячелетний лик нашего Отечества». Режиссер Никита Михалков утверждал, что «только Столыпин довел реформу, начатую Александром II, до конца, дал крестьянам землю», а Виктор Черномырдин пришел к выводу, что «если бы продолжились столыпинские реформы, не было бы Первой мировой войны, революции» [140].

27
{"b":"174802","o":1}