ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Российской империи больше не было. Тотально дискредитировавшие себя органы власти просто исчезли, в несколько дней растворились, канули в Лету. Неизбежный хаос воцарился во всех институтах государства и общества. Закономерность такого исхода, учитывая сотрясавшие Россию события XIX - XX веков, отмечают исследователи и современники событий. "Неизбежный исторический процесс, завершившийся февральской революцией, привел к крушению русской государственности", - пишет генерал Деникин в "Очерках русской смуты".

"Никто не ожидал, - продолжает он, - что народная стихия с такой легкостью и быстротой сметет все те устои, на которых покоилась жизнь: верховную власть и правящие классы – без всякой борьбы ушедшие в сторону... наконец – сильную, с огромным историческим прошлым, десятимиллионную армию, развалившуюся в течение 3–4 месяцев.

Последнее явление, впрочем, не было столь неожиданным, имея страшным и предостерегающим прообразом эпилог манчжурской войны и последующие события в Москве, Кронштадте и Севастополе… И все тогдашние митинги, резолюции, советы и, вообще, все проявления военного бунта – с большей силой, в несравненно более широком масштабе, но с фотографической точностью повторились в 1917 году".

***

Развал верховной власти, развал государства и армии были именно закономерным следствием политики царских властей. Развитие этого процесса вело к распаду страны, «параду суверенитетов» 1917-1920 годов. Как и в 1905-м повсеместно возникали самоуправляемые республики, причем процесс развивался, как правило, по одному сценарию: власть брали социал-демократы, но вскоре их оттесняли националистические буржуазные силы, во многих случаях опирающиеся на германские штыки.

Надо сказать, что в организации «парада суверенитетов» 1917 года немалую роль сыграла политика Временного правительства. Так, А.Ф.Керенский, за время своего правления, успел провести ряд важных «реформ» - в частности, он признал независимость Польши, а также официально предоставил автономию Финляндии и Украине. Целесообразность этих действий в столь сложный период вызывает серьезные сомнения, а их разрушительная для государства суть очевидна.

Уже 7 ноября 1917 года Украина провозгласила создание Украинской Народной Республики (УНР), а в январе 1918 года решением Центральной Рады объявила о государственной независимости и выходе из состава России. В апреле 1918 года в Киеве произошел государственный переворот, в результате которого к власти пришел поддержанный немцами гетман П.Скоропадский.

В Финляндии создание Финляндской Социалистической Рабочей Республики (январь 1918 года) обернулось полномасштабным военным столкновением между социалистами, во главе с Отто Куусиненом, и финскими белыми во главе с Карлом Густавом Маннергеймом. Белофинов также активно поддержали германские войска, что привело осенью 1918 года к реставрации – созданию Королевства Финляндского.

В марте 1918 года, опираясь на поддержку немецких оккупантов, ряд белорусских националистических движений объявили о государственной независимости Белоруссии.

Весьма характерно развивалось отделение от России Кавказа. В октябре 1917 года в Тбилиси было создано коалиционное революционное правительство Закавказья, объединившее в Закавказский комиссариат Азербайджан, Армению и Грузию. В правительство вошли грузинские меньшевики, армянские и азербайджанские националистические партии дашнаков и мусаватистов. Меньшевики, полагая революцию буржуазной и дальнейшее развитие капитализма неизбежным, легко консолидировались с национальными буржуазными партиями.

Конфликт с большевистским Петроградом, кроме чисто идеологических разногласий, обострился в связи с подписанием Брестского мира, по которому Советская Россия признавала за Турцией захваченные в ходе Первой мировой войны территории, а также уступала округа Карс, Ардаган и Батум. Самонадеянная национальная буржуазия, а вместе с ней и меньшевики, категорически отвергли подобные уступки, в результате чего турецкая армия пошла в наступление, захватив куда более обширные площади.

В апреле 1918 года Закавказский комиссариат, потерпев военное поражение, был преобразован в Независимую федеративную демократическую республику, которая просуществовала до своего распада менее месяца. В объявившей независимость Грузии установился режим меньшевиков, который быстро нашел общий язык с Германией - уже в мае 1918 года был подписан грузино-германский договор, по которому войска новых союзников, против мира с которыми категорически выступали власти около полугода назад, вошли на территорию страны «для защиты от турок» (Турция при этом была союзницей Германии). Далее политика независимой Грузии развивалась по аналогичному сценарию – вскоре для защиты понадобились уже британские войска.

В Азербайджане была объявлена Азербайджанская Демократическая Республика, раздираемая конфликтом между мусаватистами и Бакинским Советом. Здесь одновременно хозяйничали как немцы, та и англичане. В Армении была образована независимая Армянская республика, ведущая перманентную войну с Турцией.

Лишь в 1920 году Советская Россия, завершая разгром интервентов Антанты и белогвардейцев, вернулась на Кавказ и, как принято сейчас выражаться, «советизировала» объявившие о независимости республики. Хотя такой термин представляется в корне неверным, свои Советы существовали в Грузии, Армении и Азербайджане с начала революции, на их поддержку опиралась Красная Армия в борьбе с местной националистической буржуазией.

В ходе Гражданской войны сама территория России была разделена на множество «республик». Но это тема отдельного разговора.

Часть 3. История партийная и беспартийная

Глава 23. О роли политических партий в Русской революции

Несмотря на очевидные обстоятельства, приведшие к крушению Российской империи в 1917 году, продолжается поиск "темных сил", подготовивших, организовавших революцию, разрушивших российскую государственность. Этому немало способствует каждый из укрепившихся в общественном сознании упрощенных образов отечественной истории. В советский период всячески выпячивалась роль большевиков в революционных событиях не только 1917, но и 1905 годов, и более ранних лет. Подобные "перекосы" можно встретить и в серьезной исторической литературе, которая, ничего, естественно, не утверждая напрямую, к месту и не к месту цитирует работы В.И.Ленина, создавая подспудное ощущение присутствия вождя мирового пролетариата во всех узловых точках российской истории.

Наличия внутреннего врага, подточившего устои государственности, тем более требует "Россия, которую мы потеряли". Что-то страшное требовалось сделать со счастливой страной, оказать фатальное воздействие, чтобы отторгнуть народ от царя и церкви, заставить "высокооплачиваемого рабочего" взять в руки оружие. Масштабы задач, требующих всесильных агентов влияния, способных на пустом месте в кратчайшие сроки ввергнуть страну в хаос, апологетов "счастливой России" не смущают.

Наконец и простому человеку, не слишком знакомому с историей страны, непросто принять естественный ход событий. Слишком велика в нас вера в силу отдельной личности. Сам собой возникает вопрос: кто подготовил эти бунты, антиправительственные выступления, приведшие в итоге к свержению самодержавия?

Роль такого "организатора", руководящего центра восстания, отдающего приказы и осуществляющего корректировку действий, традиционно отводят политическим партиям, как выразителям интересов определенных слоев общества.

К таким выводам подталкивает отечественное обществоведение, которое, находясь под серьезным влиянием догматов либерализма или выросшего из него марксизма, рассматривает ход истории как столкновение экономических интересов общественных групп - или, если хотите, классов (будь то, к примеру, класс буржуазии в марксизме или средний класс в либерализме). К этому следует добавить формационный подход, постулирующий поэтапную смену общественно-экономических формаций - от устаревающих, чья организация перестает удовлетворять запросам развивающегося общества, к прогрессивным, соответствующим моменту. Так, феодализм с его сословными рамками, аристократическим правлением и неразвитой финансовой системой, вступает в объективное противоречие с ростом производительных сил общества. И сменяется - под давлением "снизу", капитализмом. Из него, на пределе развития, в далеком будущем вырастает коммунизм, который является еще более прогрессивной общественной формацией. В марксизме такой точке зрения придан статус исторического закона.

34
{"b":"174802","o":1}