ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Российское партийное строительство приобретало, подчас, весьма причудливые формы. Возникший в 1903 году «Союз освобождения» представлял собой объединение кружков сторонников журнала «Освобождение» (22 кружка в крупнейших городах России). Интересно, что издателем журнала (вначале в Штутгарте, а затем в Париже) являлся «легальный марксист» Б.П.Струве, участник четвертого конгресса 2-го Интернационала, один из авторов «Манифеста Российской социал-демократической рабочей партии». Струве, порвавший впоследствии с РСДРП и открестившийся от большевистских искажений марксизма, послужил, однако, становлению как российских социал-демократов, так и российских либералов.

Характерно, что в этой позиции нет скрытых или явных противоречий - позицию Б.П.Струве нетрудно понять, если вспомнить, что классический марксизм предполагает поэтапный переход от феодализма к капитализму и лишь затем к коммунизму. Он, верный учению, сосредоточился на капиталистических преобразованиях, большевики же задумали ересь - «перепрыгнуть через формацию». Именно учение Ленина о социалистической революции и диктатуре пролетариата наиболее враждебно воспринял Б.П.Струве.

В свою очередь «Союз земцев-конституционалистов» вообще не представлял собой какой либо централизованной политической силы, имея крайне аморфную структуру. Созданный князьями братьями Петром и Павлом Долгоруковыми, крупными землевладельцами, он стремился к согласованию позиции земцев – сторонников конституционной монархии, для проведения единой линии на общеземских съездах. Также «Союз» ставил своей целью подготовку обращения к Николаю II с ходатайством о введении конституции.

Из этих внешне совершенно противоположных нелегальных организаций в 1905 году возникла либеральная партия кадетов, впитавшая в плоть и кровь противоречия своих фундаторов. Наиболее ярко это проявилось в личности ее лидера П.Н.Милюкова. В 1899 году он был осужден на 6 месяцев тюрьмы (с запретом проживания в столице) за участие в политическом собрании в память о П.Л.Лаврове (Миртове) - теоретике революционного народничества, активисте «Земли и Воли». Милюков председательствовал на этой встрече.

Уехав за границу, Милюков много путешествовал, встречался с другими политэмигрантами - П.А.Кропоткиным, Е.К.Брешко-Брешковской, В.И.Лениным. В Россию вернулся с началом революции 1905 года, где начал активную политическую деятельность. Выступая на съезде профессиональных союзов 24 мая 1905 года («Союз союзов» - инженеров, профессоров, учителей и т.д.), он огласил свое воззвание к народу, в котором «была выдвинута идея Учредительного Собрания», на которое возлагалась обязанность «как можно скорее покончить с войной и с господствующим до сих пор политическим режимом» [197].

Чуть позже задачи Конституционно-демократической партии он определял как построение в России конституционной и парламентской монархии (а не республики), причем приветствовал борьбу уже не революционную, а парламентскую.

Программа партии, следуя западническим традициям, декларировала верховенство закона, строгое соблюдение прав личности, другие либеральные принципы. Объективно их осуществление в условиях абсолютной монархии было фикцией, точно так же, как и достижение конституционной монархии нереволюционным, «парламентским путем» - разве что думские кадеты уговорили бы Николая II поделиться властью. Подстать были и другие требования: создание ответственного перед Думой правительства, всеобщего избирательного права, реформы местного самоуправления и суда, передачи крестьянам помещичьих и церковных земель за выкуп. Нормальные требования. Просить, как показывает практика, можно было до бесконечности. Собственно, эта «говорильня» и продолжалась на всем протяжении работы II – IV Государственных дум.

Кадеты приветствовали начало Первой мировой войны, фактически, отказавшись от политической борьбы. В заявлении ЦК партии, оглашенном на заседании 26 июля 1914 года П.Н.Милюковым, говорилось: «Мы боремся за освобождение Родины от иноземного нашествия, за освобождение Европы и славянства от герм. гегемонии, за освобождение всего мира от невыносимой тяжести всё увеличивающихся вооружений... В этой борьбе мы едины; мы не ставим условий, мы ничего не требуем» [198].

В 1916 году, находясь с делегацией Госдумы за границей, Милюков произнес свою знаменитую фразу «Мы не оппозиция Его Величеству, мы - оппозиция Его Величества». Правда, чуть ранее он выступил инициатором создания «Прогрессивного блока», который считал «кульминационным пунктом» своей политической карьеры. В его программе предлагалось: «Создание... пр-ва... из лиц, пользующихся доверием страны... Радикальное изменение приемов управления... общая амнистия за полит, и религ. преступления и проступки, возвращение полит. ссыльных, прекращение религ. преследований, дарование автономии Польше, отмена ограничений, налагаемых законодательством на евреев, запрещение преследования украинцев в России и Галиции, восстановление проф. рабочих союзов, ...уравнение крестьян в правах с др. классами, ...реформа гор. и земских учреждений» [199].

А чуть позже, 1 ноября 1916 года, П.Н.Милюков произнес свою эпохальную речь «Глупость или измена?», с которой многие исследователи ведут отсчет событий Февральской революции.

После Февраля Милюков так характеризовал политику партии кадетов: Партия «не была ни партией «капиталистов», ни партией «помещиков», как ее старалась характеризовать враждебная пропаганда. Она была «надклассовой» партией, не исключающей даже тех надклассовых элементов, к-рые имелись в социализме. Она отрицала лишь исключит, клас[совый] характер соц[иалистической] доктрины и то, что в тогдашнем социализме было антигосударственного и утопического. И в этом отношении ее взгляды поневоле разделялись всей той умеренной частью социализма, к-рая вместе с нею делала «буржуазную» рев-цию» [200].

Главную либеральную партию Российской империи, таким образом, на протяжении всей ее истории мотало то вправо, то влево. Она отрастила "крылья", внутри партии началась межфракционная борьба, причем, представитель правого крыла партии Б.П.Струве требовал от ее левого крыла и лично от Милюкова прекратить "косить влево", имея в виду заигрывания с социал-демократами.

Партия кадетов была и социалистична, и капиталистична, и провластна. И, что весьма закономерно при таких шатаниях, объективно малодееспособна - как в выражении своих целей (и, соответственно, в поддержке населения), так и в стремлении их добиться.

Численность партии кадетов постоянно колебалась, достигнув пика во время революции 1905 года, после чего наступил длительный спад. Специалисты оперируют следующими цифрами: «Во время расцвета КДП (весна - лето 1906 г.) в партии состояло около 50-55 тыс. членов, хотя сами кадеты полагали, что их было не менее 100 тыс. После поражения революции 1905-07 гг. число организаций КДП за полгода уменьшилось в пять раз, а численность партии - вдвое (до 20-25 тыс.). Накануне Первой мировой войны численность кадетской партии не превышала 10-12 тыс. человек» [201].

Глава 26. Эсеры, которые могли, но не захотели взять власть

Корни партии Социалистов-революционеров (ПСР, с.-р., "эсеров"), наравне с кадетами, уходят в XIX век. Если последние вели свою историю от западнического либерализма, то ПСР, являясь полным антагонистом, исходила из идей народников, из работ Огарева, Герцена, Белинского, из представлений о русском социализме как об альтернативном пути развития России, минуя хищный и лицемерный капитализм, который Белинский емко характеризовал строками «Те же Чичиковы, только в другом платье. Во Франции и в Англии они не скупают мертвых душ, а подкупают живые души на свободных парламентских выборах!».

Партия эсеров начала XX века прямо наследовала «Народной воле», которую, при желании, можно считать старейшей российской партией - она имела свою программу, идеологию и цель еще в конце 70-х годов XIX века. Программа «Народной воли» предусматривала уничтожение самодержавия, созыв Учредительного собрания, введение демократических свобод, передачу земли крестьянам. Отделения действовали в 50 городах, насчитывали около 500 членов, несколько тысяч участников движения [202].

38
{"b":"174802","o":1}