ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Нужно отметить, что одним из первых действий большевиков-интерациналистов стал роспуск нерегулярной Красной гвардии и именно создание новой армии - Красной. Это был мощный государственнический шаг - армия является одним из базовых институтов государства. Во многом именно воссоздание Лениным армии стало определяющим моментом для большого числа царских офицеров, перешедших на сторону Советов.

Глава 30. Политическая обстановка: лето 1917 года

Широко разрекламированное в прессе большое наступление армии («июньское наступление», «наступление Керенского») окончилось полным провалом. В достаточной мере «демократизированные» к этому моменту войска в массовом порядке «не поддержали» приказ Временного правительства и командования и прекратили атаку германских позиций.

Не была решена ни одна из центральных задач, возлагавшаяся революционной властью на эту «демонстрацию силы русского оружия»: не удалось добиться патриотического подъема, консолидации общества, продемонстрировать Антанте верность союзническим обязательствам и, что особенно важно, дееспособность самого Временного правительства (как минимум в военных вопросах).

Напротив, провал наступления усилил брожение в обществе и армии.

На этом фоне представители кадетской партии заявили о выходе из состава Временного правительства. Формальным поводом для такого решения послужил договор о разделении полномочий Петрограда с Центральной радой Украины, привезенный Керенским из Киева 1 июля 1917 года.

Несогласие по украинскому вопросу, однако, большинство исследователей обоснованно полагают лишь поводом к правительственному кризису. Даже по официальному признанию министра-председателя Временного правительства Г.Е.Львова это был «не больше, чем повод», а лидер прогрессистов И.Н.Ефремов 2 июля, в ходе частного совещания членов Государственной думы, говорил, что кадеты ушли из правительства в то время, «когда, по-видимому, слагалось представление, что с положением справиться нельзя» и «когда уйти, быть может, пришлось бы по другим причинам» [247].

Действительно, «ястребы» Временного правительства кадеты, главные сторонники войны до победного конца, оказывались в щекотливом положении. За провал требовалось отвечать. Они предпочли выйти из состава правительства заранее, оставив отдуваться за неудачи на фронте своих союзников - меньшевиков и эсеров.

Политическая палитра момента выглядела следующим образом: в составе Временного правительства были представлены меньшевики и правые эсеры. Около власти оставались кадеты, чьи министры формально ушли в отставку со своих постов. По-прежнему в руках меньшевиков и эсеров находился Петроградский Совет.

Задача Ленина по получению большинства в Советах рабочих и солдатских депутатов была далека от завершения. Большевистская фракция Петросовета сформировалась 9 марта и насчитывала около 40 человек [248]. К июлю, в результате частичных перевыборов, фракция выросла до 400 депутатов. Общая же численность депутатов Петроградского Совета составляла более 2 тысяч человек.

Тактика строительства партии нового типа, каждый из членов которой был и агитатором, и организатором приносила свои плоды. С целью увеличения численности партии и получения большинства в Советах, РСДРП(б) проводила агитационную кампанию, основными посылами которой были антикапиталистическая пропаганда, вопрос о мире и передаче власти Советам. Как нетрудно заметить по росту числа большевистских депутатов, эти лозунги находили живой отклик в обществе.

Интересным документом рассматриваемого периода является разработанный Лениным «Наказ выбираемым по заводам и по полкам депутатам в Совет рабочих и солдатских депутатов» от партии большевиков, опубликованный в «Правде», распространяемый по частям и заводам в виде листовок:

«(1) Наш депутат должен быть безусловным противником теперешней захватной, империалистической, войны. Войну эту ведут капиталисты всех стран, - и России, и Германии, и Англии и т. д., - из-за своих прибылей, из-за удушения слабых народов.

(2) Пока во главе русского народа стоит правительство капиталистов, - никакой поддержки этому правительству, ведущему захватную войну, ни одной копейки ему!

Русский народ, рабочие и крестьяне, не хотят и не будут угнетать ни одного народа; - не хотят и не будут насильно держать в границах России ни одного нерусского (невеликорусского) народа. Свобода всем народам, братский союз рабочих и крестьян всех народностей!

(5) Наш депутат должен стоять за то, чтобы русское правительство немедленно и безусловно, без всяких отговорок и без малейшего оттягивания, предложило открыто мир всем воюющим странам на условии освобождения всех угнетенных или неполноправных народностей без всякого изъятия.

Это значит: великороссы не будут насильно удерживать ни Польши, ни Курляндии, ни Украины, ни Финляндии, ни Армении, вообще ни одного народа. Великороссы предлагают братский союз всем народам и составление общего государства по добровольному согласию каждого отдельного народа, а никоим образом не через насилие, прямое или косвенное.

Капиталисты всех стран не должны дольше обманывать народ, обещая на словах «мир без аннексий» (т. е. без захватов), а на деле удерживая у себя свои аннексии и продолжая войну из-за отнятия у противника «е г о» аннексий.

(6) Наш депутат не должен оказывать никакой поддержки, не голосовать ни за один заем, не давать ни копейки народных денег ни одному правительству, если оно торжественно не обяжется предложить тотчас всем народам такие условия немедленного мира и в двухдневный срок не опубликует такого своего предложения во всеобщее сведение» [249].

Сегодня мирные инициативы большевиков принято рассматривать либо с точки зрения предательства национальных интересов России, русофобии и разрушения страны, либо как свидетельство предательства и сотрудничества с германским Генштабом. Впрочем одно другому не противоречит.

К сожалению, сторонники такой точки зрения ни разу не пытались дать ответ на вопрос, кто именно выступал в тот период выразителем национальных интересов страны, и что делать с подавляющим большинством населения, которое придерживалось взглядов, лишь выразителями которых были большевики (что и обеспечивало их все возрастающую поддержку – они были единственной политической силой, пропагандирующей эти «предательские» взгляды).

Советские источники в этом вопросе давно не вызывают доверия, можно предположить также, что мнения крестьян, выраженные в приговорах и наказах периода 1905-1907 годов, серьезно изменились за 10 лет. В любом случае достоверно судить о взглядах 1917 года на основании этих документов можно лишь чисто теоретически.

Однако трудно отмахнуться, к примеру, от донесений капитана де Малейси и генерала Нисселя из французской военной миссии в Петрограде Второму бюро (военной разведке) Генштаба Франции. Эти опубликованные на русском языке в журнале «Свободная мысль» в 1997 году документы являются интереснейшими свидетельствами своего времени [250]. В том числе и в отношении наших союзников к России и русским. Последние, по мнению Нисселя, характеризуются «беспредельным слабоволием». «Единственный стимул, - пишет генерал - боязнь побоев. Только палка в твердой руке заставит маршировать тысячи».

Восхищают характеристики российских политиков, которых шлют в Париж французские военные представители: «Алексеев (генерал М.В.Алексеев, Верховный главнокомандующий, Верховный руководитель Добровольческой армии в 1918 году – прим. ДЛ). Человек исключительно фальшивый. В течение нескольких дней он дважды солгал… Это амбициозный старец, желающий любой ценой сделать карьеру». «Ленин (Ульянов) и Троцкий (Бронштейн) больные люди, причем первый честнее второго».

И так дале и тому подобное.

Внутренние дела страны представителей не волнуют совершенно, они важны для французских офицеров лишь постольку, поскольку препятствуют ведению Россией военных действий на германском фронте (что, соответственно, создает угрозу Франции). А здесь ситуация, как сообщают они своему руководству, достаточно плачевная.

50
{"b":"174802","o":1}