ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Столкнувшись с большой и непосредственной угрозой - вызревшим под носом военным мятежом, мастер политического лавирования Керенский примирился с угрозой "малой" - большевиками.

Военная "разгрузка" Петрограда обернулась против Керенского, которому теперь нужна была опора в борьбе с армейскими кругами. И она была найдена, в том числе, среди большевиков. В созданный по решению ЦИК Советов Комитет народной борьбы с контрреволюцией были официально приглашены их представители. Большевики получили легальную возможность создавать вооруженные отряды рабочих - Красную гвардию.

Стремительному взлету большевиков способствовал тот факт, что организованное в дни июльского выступления против них дело о "шпионаже в пользу Германии" к этому моменту, фактически, развалилось. Специальная следственная комиссия Временного правительства собрала 21 том "доказательств", в ее распоряжение после разгрома партии попала вся документация, в том числе и финансовая, однако обвинения так и остались не более, чем газетной сенсацией. Которые, к тому же, все более эффективно парировали в прессе большевики.

Громкое дело начало глохнуть еще в начале августа. Впоследствии, в сентябре, следственная комиссия завершила свою работу, а в начале октября 1917 года новый министр юстиции Временного правительства П.Н.Малянтович провел совещание ответственных работников юстиции и прокуратуры, на котором с докладом о результатах следствия по «делу большевиков» выступил следователь П.А.Александров. После обсуждения доклада министр юстиции высказал мнение, что в деяниях большевиков не усматривается «злого умысла», сославшись при этом на то, что во время русско-японской войны многие передовые люди откровенно радовались успеху Японии и, однако, никто не думал привлечь их к ответственности [265].

Уже с конца августа из тюрем начали освобождать большевистских лидеров, обвиненных в "подготовке" июльского выступления. Были освобождены А.М.Коллонтай, А.В.Луначарский, Л.Д.Троцкий и другие. Всего было освобождено более 140 человек.

Войска Корнилова удалось относительно безболезненно остановить на подступах к Петрограду. Высланные им на встречу агитаторы распропагандировали части, которые отказались продолжать наступление. Интересно, что к этой деятельности были привлечены все политические силы. Так, с "Дикой дивизией" работали депутаты от мусульманской фракции Госдумы.

Керенский сохранил власть и мятеж был подавлен. Однако новая политическая ситуация вывела партию большевиков не только из политической изоляции, но и на авансцену политической жизни России. Распад обвинений в сотрудничестве с Германией, активная позиция в борьбе с Корниловским мятежом и возвращение в легальное политическое поле способствовали выходу РСДРП(б) на первые места политической борьбы.

Задуманный Керенским с целью искоренения большевистской угрозы военный переворот, выйдя из под контроля и обернувшись против своего организатора, привел к прямо противоположным результатам - существенному усилению позиций ленинцев.

1 сентября 1917 года общее собрание Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов приняло по предложению большевистской фракции декларацию «О власти», призывавшую к созданию «революционной власти» из представителей рабочих и крестьян. Это была первая крупная победа большевиков в Советах, с которой начался стремительный взлет их влияния к октябрю.

Глава 32. Белое движение: За веру, царя и отечество? О причинах неудач

Заканчивая серию очерков, посвященных Русской революции, нельзя не остановиться на истории Белого движения как одного из мощных политических и военных центров рассматриваемого периода. Именно белыми, наравне с большевиками, в 1917-1922 годах была сделана самая серьезная заявка на власть в России. Победа одной из сторон и эмиграция ведущих представителей другой породила мощный идеологический спор, волну взаимной ненависти, отголоски которой были слышны нам и в советское время, сейчас же мы пребываем в самом его возрожденном эпицентре.

Идеология Белого движения была трансформирована пропагандой до неузнаваемости. Начиная с Корниловского мятежа в прессе велась мощная кампания по демонизации офицерства, звучали обвинения его в попытках реставрации монархии, стремлении лишить народ "земли и воли", посадить крестьянам на шею помещиков, а рабочим - капиталистов.

Таковы были требования момента: Временное правительство разжигало ненависть к внутреннему врагу, предпринимало усилия по мобилизации населения на борьбу с "монархистами". Чуть позже большевики, столкнувшись с формирующейся на Дону Добровольческой армией, не стали изобретать велосипед, продолжив начатую ранее пропагандистскую кампанию.

Этот образ настолько устоялся в массовом сознании, что современные "белогвардейцы", фанаты Белого движения, вполне принимают монархическую идеологию, устраивают крестные ходы с портретами канонизированного церковью и не так давно еще и реабилитированного императора Николая II.

Справедливости ради заметим, что суда над ним так и не состоялось, хоть специальная следственная комиссия по расследованию преступлений императорского дома Романовых действовала при Временном правительстве, готовили суд и большевики. Нужно было судить, тем более, что материалов хватало на несколько смертных приговоров, достаточно вспомнить Кровавое воскресенье. Бессудная казнь и то, как она была осуществлена - с членами семьи и прислугой, кроме моральных вопросов создала пространство для многочисленных политических спекуляций, продолжающихся по сей день.

Классический пример - нынешняя "реабилитация". Судебная реабилитация невозможна без предъявленного обвинения, однако политическая конъюнктура современной России вынудила судебные органы на этот шедевр юридического искусства.

Возвращаясь к Белому движению нужно сказать, что его лидеры и идеологи были не более монархичны, чем само Временное правительство. Все они спокойно приняли новую присягу, а адмирал Колчак явно гордился тем, что сделал это первым, и подчеркивал, что поступил по совести.

Говоря о взглядах Корнилова Деникин вспоминает: "Я уже говорил раньше, что весь командующий генералитет был совершенно лоялен, в отношении Временного правительства. Сам позднейший "мятежник" - генерал Корнилов говорил когда-то собранию офицеров: "Старое рухнуло! Народ строит новое здание свободы, и задача народной армии — всемерно поддержать новое правительство в его трудной, созидательной работе"... [266].

И сам Деникин, выступая на совещании в Ставке, говорил о самодержце, надежно стертом с армейских знамен.

Можно привести мнения историков-эмигрантов, твердо стоящих на белогвардейских позициях. И здесь мы видим развенчание все того же мифа.

"Белое движение", - пишет в изданной в 1990 году в США работе "Россия в ХХ веке. Исторический очерк" Ю.В.Изместьев, - не было контрреволюционным и не стремилось к восстановлению старого порядка. Оно хотело сохранить российскую государственность, восстановить армию и продолжать войну с Германией до победного конца" [267].

В том-то и заключается главный урок Русской революции, что к 1917 году опоры у монархии не было ни в одном классе, ни в одном из слоев общества. Монархическая страница истории России была перечеркнута, после Февраля спор шел уже исключительно между разными проектами модернизации страны.

Белое движение ведет свое начало с мая 1917 года, когда по инициативе генерала Алексеева, тогда Верховного главнокомандующего Временного правительства, было санкционировано создание офицерских союзов. Они замышлялись как противовес солдатским комитетам и призваны были служить противодействию разрушительной политике Временного правительства в отношении армии. Об этом говорит А.И.Деникин в "Очерках русской смуты", его слова подтверждает другой историк-эмигрант Н.З. Кадесников в изданном еще в 1964 году в Нью-Йорке «Кратком очерке Русской истории XX века»:

55
{"b":"174802","o":1}