ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бог мой! О чем это он, сидя здесь, размышляет? Несмотря на ее вполне зрелые формы, она еще ребенок. И не дело раздевать ее даже мысленно. Она довольно хорошенькая, а если честно — просто красивая, а ее улыбка обладает такой притягательностью…

Но эта девушка ему совершенно не нравится!

Глава 9

Джесси встала, когда было еще совсем темно, зажгла лампу. Сегодня, одеваясь, она выбирала самый лучший наряд — светло-бежевые брюки из мягкой оленьей кожи, жилет с серебряными украшениями, сидящий на ней в обтяжку. Серебряные цепочки соединяли полы жилета. Завершала туалет черная шелковая блузка. Прежде чем выйти из комнаты, она сделала то, чего не делала никогда прежде — вытащила из-под кровати сундучок, достала из него флакончик с жасминовыми духами, подушилась. “Интересно, он заметит?” — улыбнулась она.

Кейт ждала на кухне и, как только Джесси села за стол, подала ей бифштекс с яйцом. Кейт втянула носом запах, исходящий от Джесси, в удивлении подняла брови, но ничего не сказала. Джесси, улыбаясь, уставилась на нее. Кейт, конечно, так и промолчит. Она вообще старается поменьше разговаривать.

Глядя на опущенные плечи Кент, девушка нахмурилась.

— Почему бы тебе снова не лечь спать? Накормишь завтраком мистера Саммерза и ложись. У тебя очень утомленный вид. Рэчел и без тебя может позавтракать.

— Да я не против, — тихо ответила Кейт. — А мистер Саммерз уже поел.

Джесси удивилась. Она не ожидала, что он проснется так рано. Быстро позавтракав, она побежала в конюшню, захватив сверток с провизией, приготовленный Кейт в дорогу. Чейз болтал с Джебом, его конь был уже оседлан.

Джесси был приятен восхищенный взгляд Чейза. Он не сводил с нее глаз, пока она седлала лошадь. Раньше девушка никогда не думала о том, как она двигается. А сейчас сама как бы смотрела на себя со стороны. Как в игре. Сможет ли она настолько возбудить в нем интерес, что он наконец поймет: она уже не ребенок?..

"Они выехали, когда небо порозовело. Джесси сперва ехала впереди, потом, когда солнце поднялось, он поравнялся с ней. Они молчали — это была не праздная прогулка. Джесси хотела попасть в город к полудню. И она задала быстрый темп, иногда, на равнине, они переходили в галоп.

Через пять часов остановились в маленькой бухте. Джесси всегда отдыхала здесь по дороге в Шайенн. Ей нравилось красивое место в тени деревьев, совершенно ровное на подступах к воде, усыпанное осенними листьями — красными и золотыми. Это место было безопасное — появись незнакомец, он обнаружится сразу.

Они расседлали коней и уселись под деревьями. Джесси вынула из мешка хлеб, нарезанное ломтиками мясо и соль. Поев, она привалилась к седлу. Чейз все еще продолжал жевать.

Джесси закинула руку за голову, надвинула на глаза черную фетровую шляпу. Она была необыкновенно хороша в этой свободной позе. Глаза Чейза неотступно следили за ней, а она, из-под шляпы, незаметно наблюдала, как он разглядывает ее.

Потом громко спросила:

— Вы давно знаете Рэчел, мистер Саммерз? Он вздохнул:

— Если ты собираешься покороче познакомиться со мной, не кажется ли тебе, что лучше называть меня просто Чейз?

— Да, пожалуй.

Она не заметила его ухмылки.

— Я знаю твою мать почти десять лет. Джесси напряглась. Как раз десять лет тому назад Рэчел ушла от Томаса Блэра. Джессике тогда было всего восемь. Производя расчеты в уме, она упустила, что Чейзу тогда было лет пятнадцать-шестнадцать. И она вообразила, что Чейз стал любовником Рэчел сразу, как та оставила Томаса.

— И ты все еще ее любишь? — спросила Джесси напряженным голосом. Чейз помолчал.

— Что именно ты имеешь в виду?

Джесси сменила тон, пытаясь придать ему легкость, будто сама тема разговора почти случайная.

— Ты же один из ее мужчин, разве нет? Чейз глубоко вздохнул.

— Слушай, детка, неужели ты в самом деле так думаешь?

Джесси уставилась на него.

— Ты же прибежал сразу, как только она поманила.

Он засмеялся в ответ на ее тяжелый обвиняющий взгляд.

— У тебя не очень хорошие мысли в голове, Джесси. И неужели именно так ты думаешь про свою мать?

— Ты не ответил на мой вопрос. Он пожал плечами.

— Я думаю, я люблю ее настолько, насколько вообще могу любить любую женщину.

Джесси задумалась, соображая. Потом вздохнула.

— Звучит так, будто ты вообще не слишком любишь женщин.

— Теперь у тебя ко мне претензии. Я люблю женщин. Просто я не думаю, что сейчас стоит выделять какую-то одну.

— Значит, ты ни одной не хочешь пропустить? — спросила она язвительно.

— Можно сказать и так. А может, я еще не нашел женщину, которую бы долго мог терпеть рядом. Как только женщина решает, что поймала тебя на крючок, любовь кончается и начинаются жалобы, нытье, ревность. Это значит, что пора сматывать удочки.

— Ты что, хочешь доказать мне, что все женщины такие? — тихо спросила Джесси.

— Конечно, нет. Вообще есть три типа женщин: постарше, которые замужем, помоложе, которые хотят выйти замуж, и те, которые делают вид, что замужество их не интересует.

— Последние — это салунные женщины и танцовщицы. Да?

— Да, они самые забавные, — сказал он, понимая, что вышел на опасную тему.

— Проститутки — если говорить прямо?

— Ну я бы так не называл их.

— Не в этой ли компании ты встретил Рэчел? — процедила она сквозь зубы.

Он нахмурился, раздражаясь.

— Видимо, тебе никто ничего не рассказывал. Значит, это придется сделать мне. Рэчел была одинокая, голодная и к тому же беременная, когда мой отчим Джонатан Юинг привел ее в свой дом.

— Твой отчим?

— Тебя это удивляет?

Джесси была не удивлена, а поражена. Она думала, что Юинг — отец Билли. Но, видимо, отцом его был Уилл Фенгл. Знал ли об этом сам мальчик? И тут до асе дошло, что, если Рэчел сейчас тридцать четыре, стало быть, десять лет назад ей было двадцать четыре. И она намного старше Чейза, из чего следует, что у них действительно не могло быть любовной связи.

— А где была твоя мать? — спросила Джесси.

— Она умерла незадолго до того.

— Прости.

— Ладно, — ответил он небрежно, но в его тоне была какая-то горечь. Джесси не захотела узнать о ее причине, ей хватало своего говоря.

— Значит, твой отчим женился на Рэчел, несмотря на то, что она ждала ребенка от другого мужчины? — — Как раз из-за этого ребенка, — резко ответил Чейз.

Боже мой, думала Джесси, как же так?

— Этот тип собирался жениться на ней лишь в том случае, если она родит сына. И я ни капельки не сомневаюсь, что он вышвырнул бы ее из дома, если бы она родила девочку.

Джесси покачала головой:

— Еще один вроде моего папаши Блэра. А я думала, что таких больше на свете нет.

— На то у Юинга была причина. Твой отец мог иметь своих детей, а Джонатан Юинг — нет. Он был богатый человек и хотел сына, который унаследовал бы его маленькую империю. Это главная причина, по которой он женился на моей матери. Он не любил ее, он просто хотел заполучить меня. Я ненавидел Юинга со всеми его потрохами. — Чейз замолчал, а потом продолжил:

— Я был достаточно взрослым, чтобы понимать, чего он хочет. Он думал, что на свое богатство способен купить все. Я не собирался играть роль примерного сына, потому что у меня где-то есть родной отец. Между нами всегда шла борьба, она не прекращалась ни на минуту. Рэчел очень старалась, чтобы в доме был мир. Она добрая и заботилась обо мне, служила буфером между нами. Она мне очень помогла. Теперь понимаешь, почему я ей так благодарен?

Джесси молчала. Его детство прошло ужасно — борьба с отцом, потеря матери…

— Ты знаешь Рэчел лишь с одной стороны, — сказала Джесси.

— Я думаю, что знаю ее лучше… — Он вдруг замолчал, уставившись куда-то вдаль поверх ее головы. — Похоже, кто-то очень интересуется нами.

— Что?

— Кто-то из твоих друзей — индейцев. Джесси резко развернулась, посмотрев в ту же сторону. На пятнистом фоне, вдалеке, сидел индеец. Просто сидел и смотрел на них. Может, это Белый Гром? Нет, он бы подошел поздороваться. Джесси порылась в своем мешке и вынула бинокль. Посмотрела.

12
{"b":"17557","o":1}