ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Она здесь? — спросил он.

— Нет. Молодой человек по имени Блю приезжал за провизией и сказал Джебу, что Джесси работает на пастбище.

Чейз плюхнулся в кресло и вздохнул — Я должен был догадаться, что она сразу кинется в дела. Они все еще сгоняют скот в стадо?

— Да. Джеб говорит, что осталось несколько дней. Она опустила глаза к вязанью, будто ничего больше не собиралась сообщить. Но через некоторое время тихо спросила:

— Чейз, она действительно была у индейцев? Он удивился, откуда Рэчел узнала, что он нашел Джесси. Потом решил не сосредоточиваться на этом.

— На самом деле, Рэчел. Она ездит к ним уже больше восьми лет.

— Значит, это правда?

— Ты не знаешь самого худшего. Я нашел ее у шайенов. Они дружат с ней. Но других белых не пускают на свою территорию. Меня чуть не убили. Лошадь украли, и мне пришлось драться за нее. Полдня меня держали связанным. И если бы не Джесси, меня бы казнили. Вот какая у нее компания. Хорошая, да? Рэчел уставилась на него, чувствуя, что он рассказал еще не все.

— Ближайший друг твоей дочери. Белый Гром, наполовину шайен. Он настолько близок ей, что она купается голой, а он стоит на берегу и наблюдает за ней.

— Не верю, — покачала головой Рэчел.

— Я сам видел. Я еще не дошел до самого худшего. У нее есть поклонник, воин сиу. Он хочет жениться на ней. И единственная причина, по которой она ему отказала, это то, что у него есть уже одна жена. Она считает, что единственное место, где чувствует себя счастливой, это у индейцев. Так что кто знает… Может, другой индеец, который позовет ее замуж, окажется неженатым… И у тебя, Рэчел, будет зять индеец?

Она была так ошеломлена, что не могла сказать ни слова. Наконец произнесла:

— Что же мне делать?

— Ты ее мать, — сердито ответил Чейз. — Не говоря уже о том, что ее отец назначил тебя опекуншей. Ты имеешь право руководить ею. Так давай. Не позволяй ей делать все, что ей вздумается.

— Но как? — взмолилась Рэчел.

— Дьявол, откуда я знаю? — грубо закричал он. Потом смягчился. — Ох, Рэчел, перестань, пожалуйста, придумаешь что-нибудь. Но не втягивай меня в эти дела. Я сделал то, что ты просила. И утром я сматываюсь отсюда.

— Но, Чейз.

— И не уговаривай меня остаться. Я выяснил, кто такой Бадр. Он как раз то, что ты предполагаешь. Но он уже не может досаждать Джесси, — гордо произнес он.

— Почему?

— Я с ним сыграл в карты. — Он выдержал паузу. — И выиграл долговое обязательство. Она открыла рот.

— Ты отыграл долговое обязательство? И что сказала Джесси?

— Она еще не знает. Я отдам ей его перед отъездом. Так что если будут еще неприятности с Бадром, это уже по части шерифа. Обязательство я выиграл честно. И у Бадра не может быть никаких претензий. Итак, я сделал все, что должен был сделать.

— Конечно, и с моей стороны эгоистично удерживать тебя, если ты хочешь уехать, — сказала она тихо. — Спасибо тебе, Чейз.

Чейз расплылся в улыбке.

— И не пытайся применить ко мне свою тактику, леди. На этот раз ничего не выйдет.

— Извини, — искренне сказала Рэчел. — Но я чувствую себя совершенно беспомощной, когда речь Идет о моей дочери. Ты даже не представляешь, Чейз, как она меня ненавидит! Если я ей скажу — отойди от костра, она специально войдет в него, чтобы досадить мне.

— Почему она так тебя ненавидит? — спросил он. Она посмотрела в сторону и уклончиво ответила:

— Я тебе говорила, ее так воспитал отец.

— Но почему?

— Я здесь жила, ты знаешь. Нет, не в этом доме. Тогда был маленький, из трех комнат…

— Я знаю. Джесси рассказывала, что отец ее специально воздвиг этот дом, чтобы ты не могла в нем жить.

— Правда? Ну это неудивительно. — Она помолчала, потом продолжила:

— Однажды вечером я пришла домой. Он избил меня и выбросил на улицу.

— Почему?

— Он обвинил меня в измене. Назвал шлюхой! — с негодованием и отвращением вспомнила она. — И не дал мне сказать ни слова в свою защиту. Он так жестоко меня избил, что я едва не умерла. И умерла бы, не найди меня Джеб и не отвези к доктору, в форт Ларами.

— А Джесси знает про это?

— Не думаю. Я полагаю, она считает, что я бросила ее. Томас мог ей внушить это. От человека, который заставляет свою дочь поверить, что ее мать — шлюха, можно ожидать всего. И он был так зол все годы, что никогда не позволял мне видеть Джессику. Да, я не сомневаюсь, он внушил ей, что я ее бросила.

— А когда ты встретила Юинга, ты переехала отсюда? — спросил Чейз.

— Да!

Чейз задумался.

— Так, значит, мальчик от него? Билли — сын Томаса Блэра?

Рэчел не отвечала. Но Чейз настаивал.

— Ты никогда не говорила про это Томасу Блэру?

— Томас уже забрал у меня одного ребенка, — как бы защищаясь, сказала Рэчел. — И я не собиралась уступать ему Билли. К тому же он никогда бы не поверил, что Билли — его сын.

— Так почему ты не расскажешь Джесси?

— Она мне не поверит, Чейз. Она не верит ни единому моему слову. Я думаю, ей так легче меня ненавидеть. Она боится привязаться ко мне, боится снова причинить себе боль. Когда я только подумаю, как ей тяжело от этого, мое сердце обливается кровью. И я никак не могу достучаться до ее души, она не пускает меня.

Чейз задумался. То, что Томас сделал с Джессикой, было противоестественно. Это выходило за все рамки. Но в конце концов, черт возьми, это не его забота. Не его!

— Извини, но я не собираюсь во все это вникать, Рэчел. Это касается только тебя и Джесси.

— Я понимаю, — улыбнулась она. — Не беспокойся. Я как-нибудь справлюсь. Я и так тебя достаточно втянула в дела дочери.

О Боже! Если бы она только знала, насколько он втянулся в эти дела, подумал он.

Глава 22

В тот вечер Рэчел ждала дочь на кухне. Кейт отправилась спать, Чейз сразу после ужина ушел в свою комнату, а Билли заснул раньше всех.

Джесси приехала поздно. Она сполоснула лицо, но переодеться не успела. На пороге кухни шляпой отряхнула одежду от пыли. Взглянув на Рэчел, сидевшую за столом, нахмурилась.

— Ужин горячий, — сказала Рэчел миролюбиво. Джесси исподлобья посмотрела на нее.

— Я не хочу есть.

— Ты уже поела?

— Нет.

— Тогда садись и ешь. — Голос Рэчел стал тверже. — Я хочу поговорить с тобой.

Рэчел встала, чтобы подать дочери ужин. Джесси молчала. Ей действительно очень хотелось есть и у нее не было сил, чтобы спорить. Она выдвинула стул, плюхнулась, откинувшись на спинку и широко расставив ноги.

— Ты так нарочно делаешь, чтобы позлить меня? — тихо спросила Рэчел, ставя перед ней тарелку.

— Что именно? — Сидишь вот так.

— А что тут плохого? — воинственно спросила Джесси.

— Если ты спрашиваешь об этом, тогда тебе не помешали бы несколько уроков по манере поведения.

— Ты, что ли, мне их преподашь? В голосе Джесси было столько неприязни, что Рэчел вздохнула.

— Ты думаешь, девушка может так себя вести?

— Черт побери! Какая разница, как я веду себя? Я живу, как живу, и никогда никому не было до этого дела!

— Но ты здесь все-таки не одна. В доме гость, и как ты думаешь, что может подумать мистер Саммерз о такой невоспитанности?

— Да мне плевать…

— Джессика!

— Ладно, не буду, — неохотно согласилась она. — Я не забыла свои первые восемь лет жизни, Рэчел. Конечно, я могу вести себя как полагается.

— Силы небесные! Но почему же тогда ты не ведешь себя так! — в отчаянии воскликнула Рэчел.

— А зачем? Чтобы произвести впечатление на этого игрока?

— Ну хотя бы ради меня! Джесси промолчала.

— Но не об этом я хотела поговорить с тобой.

Джесси принялась за еду — Да надоели мне эти разговоры!

— Я надеюсь, ты все-таки уделишь мне несколько минут?

Ее тон удивил Джесси, и она вопросительно подняла брови.

— Ну ладно, говори. Я надеюсь, это не будет слишком скучно.

— Обещаю, ты не заскучаешь от того, что я тебе скажу. Конечно, ты можешь не согласиться, но…

24
{"b":"17557","o":1}