ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я думал, что это будет моим свадебным подарком. Но поскольку он мне стоил всего один сеанс карточной игры, его можно расценить как плату за полученное удовольствие. Так что мы квиты.

Он надеялся получить какой-нибудь ответ на неуклюжую взятку. Но ничего не получил. Она даже не взглянула на него. Чейз вышел из комнаты и решил забыть о ней. Его последние слова, обращенные к ней, были ничуть не злее, чем те, с которыми она обращалась к нему. Совесть не должна его мучить, он свободен.

Глава 24

Джесси не могла толком сидеть на лошади целую неделю. И всякий раз, когда ей приходилось ехать верхом, она невольно вспоминала Чейза. Он уехал в то же утро, а она не выходила из своей комнаты до тех пор, пока он не убрался с ранчо. Он не пришел попрощаться. Перед отъездом он поссорился с Рэчел, и Джесси невольно услышала большую часть их разговора.

— Я предложил ей выйти за меня замуж. Она отказалась. Черт побери, Рэчел, что еще я мог сделать?

— Ты не должен был трогать ее! — кричала на него Рэчел. — Я тебе так доверяла!

— Что ты хочешь от меня, Рэчел! Так уж получилось.., ты думаешь, я не сожалел, узнав, что она девушка? Но было уже слишком поздно останавливаться.

— А ты и не собирался останавливаться!

После этого голоса стали тише, и Джесси ничего не могла расслышать. Потом раздался грохот захлопнувшейся двери — это Чейз покинул дом. Джессика удивилась: зачем он взял всю вину на себя? Ведь она сама не отпустила его, она не позволила ему остановиться. А перед Рэчел он все взвалил на себя. Глупо. Что он пытался этим доказать?..

Джесси много думала об этом в ту неделю. Вид убитой горем Рэчел, скорбное выражение ее лица не давали ей забыть. Глупо. Она вела себя так, будто свершилось самое страшное из всех преступлений. Как лицемерила эта шлюха! Потеря девственности для Джесси не значила ничего А Рэчел вела себя так, будто произошло что-то страшное. Рэчел больше не Произносила при ней имени Чейза. Поведение матери раздражало Джесси еще и потому, что сама она не могла забыть о Чейзе Саммерзе, хотя и страстно желала этого.

И мать, и дочь презирали его теперь, но по разным причинам. Джесси никогда не простит ему дурное отношение к ней, его попытку подлизаться… Больше она никогда не увидит его И не сможет свести с ним счеты. Вот что бесило ее сильнее всего.

Джесси заболела в середине октября, и это помогло ей выбросить из головы все посторонние мысли. В первые дни, когда она почувствовала себя плохо, она решила, что это скоро пройдет. Но недомогание не проходило, и она стала беспокоиться. Она ловко скрывала свою болезнь ото всех. Ей не хотелось, чтобы вокруг нее суетились, особенно Рэчел За всю жизнь Джесси не болела и дня, и нынешнее состояние было непривычно.

Через неделю девушка поняла, что без доктора ей не обойтись. Но столь длинный путь она едва ли преодолеет на Блэк Старе. Она запрягла двухместную коляску, сославшись на то, что сломала каблук на сапоге для верховой езды, и поехала в город.

Джесси не собиралась брать с собой Билли, который всегда был готов отправиться с ней куда угодно. Но она подумала, что в городе отправит его погулять, а сама скажет, что пошла снимать комнату в гостинице.

Как только Билли направился к цирковому балагану, она пошла к доктору Мэддли.

Настоящий он доктор, ветеринар или просто человек, имеющий к медицине лишь отдаленное отношение, она не знала. Но в Шайенне были благодарны за любую медицинскую помощь, поскольку во многих городках Запада никаких докторов вообще не было. И похоже, Мэддли все же понимал кое-что в своем деле. Пока Джесси рассказывала ему о своей болезни, он не переставал хмуриться. И она занервничала.

— Ну так и что со мной? — спросила она. — Что-то инфекционное? Я при смерти? Доктор был явно взволнован.

— Дело в том, мисс Блэр, что я понятия не имею, что с вами. Если бы я не знал вас, я бы предположил, что вы беременны. Но поскольку вы девушка, то такое предположение отпадает. Но больше ничего не подходит. Тошнота вас мучает только по утрам, а все остальное время вы прекрасно себя чувствуете…

После слова “беременна” Джесси ничего больше не слышала.

— Неужели так скоро… Ведь прошло только три… Нет, четыре недели… Проклятие!

Смущенный доктор неловко откашлялся и стал перебирать бумаги на столе, избегая смотреть на Джесси.

— Да, надо не так уж много времени, чтобы это почувствовать. Ну, в общем, если вы были с мужчиной… Гм… Мисс Блэр. Я как-то не привык обсуждать такие вопросы. Со столь деликатным делом женщины обычно приходят не ко мне. Они ходят друг к другу.

— Значит, вы действительно думаете, что я беременна?

— Если бы вы были замужем, мисс, я бы не колеблясь сказал “да”.

— Да, я не замужем, — резко ответила она. — Поэтому предпочла бы думать, что умираю.

Джесси вышла на улицу и привалилась спиной к двери дома, отчаянно пытаясь собраться с мыслями и не впасть в ярость. Ребенок!..

Джесси направилась в гостиницу, не заходя в город. Билли, ожидавший ее, вошел вслед за ней в комнату в полной растерянности. Он никогда не видел сестру настолько растерянной.

— Что-то случилось, Джесси?

— Что может случиться? — засмеялась она неестественно резким смехом, ложась на мягкую кровать в слабо освещенной комнате. Потом подняла руки к вискам и застонала, как от боли.

Билли нахмурился.

— Я.., думал, может быть, ты услышала что-то о Чейзе Саммерзе… Что он здесь… И из-за этого расстроилась…

Джесси медленно села.

— Здесь? Как это?

— Он в городе. Он не уехал, как мы думали, и остановился в нашей гостинице.

— Ты его видел?

— Нет.

— А откуда знаешь?

— Два дяденьки сказали. Они еще сказали, что видели, как мы с тобой въезжали в город. И что они знают, что Чейз работал у тебя на ранчо. И что если ты его ищешь, то он в салуне.

Она вскочила с кровати.

— Уже три недели, как он уехал с ранчо! И что ему тут делать.

— Ты собираешься его отыскать?

— Нет!

Билли подошел к ней поближе.

— Джесси, ты уверена, что с тобой все в порядке?

— Нет… Да… Ох, у меня голова раскалывается на части, и я готова лезть на стену от этой боли. Мне надо спокойно полежать. Пойди вниз, поужинай и укладывайся спать. — А потом добавила:

— Ты один справишься?

Билли обиделся.

— Конечно. Но ведь и тебе надо поесть.

— Нет, я не хочу. Я лягу спать, чтобы голова прошла. Я разбужу тебя утром, и мы поедем.

— А как твои сапоги?

— Я их заберу перед отъездом. И еще. Билли, если ты вдруг заметишь Чейза, постарайся, чтобы он тебя не видел. Ладно? Я бы не хотела, чтобы он знал, что мы здесь.

— Он тебе не нравится, Джесси?

— А что может нравиться в этом противном, наглом… — Она прикусила язык, чтобы сдержаться. — А в общем — да, он мне совершенно не нравится.

— Жаль…

— Почему? — с откровенным удивлением спросила она.

— Понимаешь ли… И ты, и он могли бы… Ну ладно, не важно… До утра, Джесси.

— Подожди минутку…

Но Билли уже закрыл за собой дверь.

Глава 25

Приехав в город, Чейз запил на целую неделю. А протрезвев, принялся за дело — делать деньги. Деньги, чтобы поехать в Испанию. Время пришло. Испания была на другом конце света, а ему как раз и надо было уехать подальше из этих мест. В Испании по крайней мере не будет постоянного искушения вернуться в здешние края.

Ему было тяжело оставаться здесь, и бутылка приходила на выручку.

Дело в том, продолжал он себе твердить, что железная дорога проходит через Шайенн. Поэтому нет необходимости ехать в Денвер или снова в Канзас, чтобы сесть на поезд, идущий на восток. Он может выехать прямо отсюда.

Вся трудность заключалась в том, что Чейз был всего в одном дне езды от ядовитой змеи с изумрудными глазами, которая не выходила у него из головы ни днем, ни ночью. Дважды ему становилось так худо, что он готов был вскочить на коня и нестись на ранчо в Роки Вэлли. Но ни Рэчел, ни Джесси его там не ждали. И он напился, чтобы никуда не ехать и потопить в вине свои несбыточные желания.

27
{"b":"17557","o":1}