ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Нет, есть. Это нужно всем новобрачным. Но я скоро вернусь, как только улажу школьные дела Билли и еще кое-какие. И приеду. Хорошо?

— Ты обязательно вернешься, мама? В голосе Джесси слышалась такая мольба, что Рэчел чуть было не осталась. Но она понимала, что Чейзу и Джесси нужно пожить одним какое-то время. Не все так благополучно у них.

— Я обещаю. Но и ты пообещай мне, что дашь Чейзу шанс. Он хороший человек. Джесси вздохнула.

— Мы поговорим об этом, когда ты вернешься.

— Упряма, как всегда, моя дорогая, — улыбнулась Рэчел.

Джесси робко протянула матери дневник.

— Я надеюсь, ты не дочитала, до конца? — сказала Рэчел, вспомнив, как она изливала в дневнике свою сердечную боль последних дней.

— Нет, но хотела бы.

Рэчел потрепала дочь по щеке, потом снова обняла ее — уже прощаясь.

— Я думаю, никому из нас больше не придется читать эту тетрадь.

— Я люблю тебя, мама.

— О, Джессика! Я так долго ждала этих слов. — Рэчел плакала. — Я тоже тебя люблю. Я очень скоро приеду.

Еще долго после того как поезд скрылся из виду, Джесси стояла на опустевшей платформе. Джеб, как только увидел, что Джесси и Рэчел обнялись, удалился в салун, понимая, что Джесси надо остаться одной.

Чейз нашел Джесси на вокзале.

— Она уехала? — неуверенно спросил он. Джесси не взглянула на него.

— Да, — ответила она, не отрывая глаз от пустого железнодорожного полотна.

— Отчего такая печаль? — опять неуверенно спросил он.

Джесси медленно подняла глаза.

— Она не осталась.., из-за тебя!

— Подожди-ка, Джесси. Как это понимать?

— Она думает, что мы должны побыть одни.

— А, тогда ладно, — улыбнулся он. — Это верно.

— Нет, неверно! — заспорила Джесси и, круто повернувшись, пошла к Блэк Стару. Чейз — за ней.

— Ты куда?

— Домой.

— Так нельзя, Джесси. Уже слишком поздно, чтобы ехать верхом.

— Я могу и при лунном свете.

— Ты замерзнешь, — напомнил он.

— Я поеду быстро и не замерзну. Он тряхнул ее за плечи.

— К чему такая спешка?

— Я хочу домой. Хочу заснуть в собственной постели, в своей комнате, в окружении своих вещей.

Она сбросила его руку, злясь на себя, что и так слишком много потратила слов. Она чувствовала, что ее предали. Как будто снова потеряла мать.

— Я не прошу тебя ехать со мной. Ты можешь вернуться с Джебом утром.

Не дожидаясь ответа, она вскочила на лошадь и понеслась, не оглянувшись.

Глава 40

Джесси сначала не поняла, чем встревожили ее силуэты трех всадников. Они были еще далеко; она не слышала топота их лошадей, но почувствовала их присутствие. А потом увидела. У нее мурашки побежали по спине, когда она поняла, что эти трое ехали со стороны ее ранчо.

Беспокойство вызвало то, что они ехали не по главной дороге, ведущей в город, а по тропе, будто боялись кого-нибудь встретить. Она тут же направила Блэк Стара за ними. Она не думала о Чейзе, который держался от нее на приличном расстоянии всю дорогу. Это были ее проблемы — Джессики Блэр. И она защитит свои интересы без чьей-либо помощи, даже без помощи мужа.

Понукая коня, Джесси быстро догоняла всадников. Они услышали ее. Первая пуля просвистела возле ее уха. Она схватилась за револьвер и ответила двумя выстрелами, несясь в яростном галопе. Поводья выскользнули из рук, и она с большим трудом вновь завладела ими. Трое снова стреляли, уже явно спасаясь от погони.

Джесси продолжала гнаться за ними и поняла, кто они. Лунный свет был достаточно ярким. Разгневанная, она не собиралась прекращать погони до тех пор, пока не уложит всех троих. Слава Богу, что оружие при ней.

Внезапно ее нагнал Чейз и схватил Блэк Стара под уздцы.

— Ты что, ненормальный? — закричала она. — Они ведь уйдут!

— Я не вижу ничего забавного в том, что моя жена сломает себе шею, — закричал он, остановив коня. — Ночью нельзя нестись на такой скорости. Подумай о своей лошади и о себе.

Он был прав. Любая ямка на дороге могла быть такой же смертельной, как пуля. Лошадь сломает ногу, и всадник рухнет на землю.

Ее ярость не улеглась. Она наблюдала, как три фигуры почти скрылись во тьме.

— Черт бы тебя побрал! Теперь уже поздно! — закричала она на Чейза.

— Объясни, в чем дело?

— Они стреляли в меня. Я ответила.

— Ну?

— Может, я кого-то ранила.

— Джесси, а кто?..

— Наемники Бадра. Я видела, как они ехали со стороны ранчо. Когда меня заметили, то стали стрелять.

— Кли и Чарли? А третий — Бадр?

— Хотела бы, чтобы это был он. Но это был Блю Паркер! Ублюдок!

— Ты уверена?

— Он обернулся и, как только меня увидел, пришпорил коня. Я слишком хорошо его знаю, чтобы ошибиться.

— Значит, Паркер и впрямь связался с ними. Они, наверное, посулили ему немало денег.

— Это больше похоже на обиду. Он же хотел жениться на мне, — объяснила она. — Когда появился ты, он решил, что я из-за тебя его избегаю. Он не знал, что те два раза я уезжала на север. Когда я однажды столкнулась с ним, он заявил, что я бросила его ради тебя. Я ему сказала, что он ошибается, но он не поверил.

— А как ты думаешь, что они здесь делали? Джесси опомнилась. Гнев задушил все страхи.

— Скорее на ранчо! — крикнула она, разворачивая Блэк Стара.

Болди встретил Джесси и Чейза, когда они выехали на тропу, ведущую в долину. Он направлялся за ними в город. Когда он окончил рассказ, Джесси онемела. Она думала, что для безопасности весь скот надо было согнать в стадо, а оказалось, что это только облегчило им дело — расстрелять его. Они убили почти половину стада, Рамзей еще не пришел в себя от удара по голове. Оставшиеся в живых коровы в панике понеслись к отравленному водопою. Болди вернулся в лагерь в тот момент, когда трое негодяев уже скрылись. Человек, проработавший всю жизнь с животными, он плакал от зрелища, представшего перед его глазами.

Болди еще не успел договорить, как Джесси увидела оранжевый язык пламени, взвившийся над долиной. Чейз увидел его секундой позже. Звериный вопль вырвался из груди Джесси, и она пришпорила Блэк Стара, а испуганный Чейз кинулся за ней.

Джесси остановилась на вершине холма, с которого была видна усадьба. Отсветы грандиозного пожара освещали ее лицо, полное негодования. И это зрелище разрывало сердце Чейза на части.

Горели все постройки фермы.

Глава 41

Прошло уже две недели после пожара, но Джесси не заметила, как они пролетели. Она находилась в Чикаго, у матери. Она не помнила, как туда попала, ничего не помнила…

Но теперь у нее уже не было такого отрешенного вида. Она обернулась на шаги матери, и глаза ее оживились, впервые за эти две недели.

— Как он посмел меня бросить? Я что — вещь, которую можно выбросить и забыть?

— Джессика, ты не хочешь слушать, — спокойно сказала Рэчел.

Джесси ходила взад и вперед по толстому ковру в комнате Рэчел.

— Я тебя выслушала. Но я не могла поверить, снова вспомнив про это, когда проснулась. Это было вчера? — Она не стала слушать ответа. — Нет, я этого не вынесу! Он не мог так просто спихнуть меня на тебя. Теперь он отвечает за меня, а не ты.

— Во-первых, Чейз не спихнул тебя. Ты здесь уже неделю, и он не отходил от твоей постели ни днем, ни ночью. Во-вторых, он тебя не бросил, он вернется к родам, я уверена.

— Не верю. Он не вернется. Он найдет своего отца и останется в Испании. Почему он должен вернуться? Он вовсе не собирался жениться на мне. Он сделал это только ради ребенка, чтобы он не был незаконнорожденным.

— Нет, были и другие причины, Джессика. Ты сама знаешь.

— Почему тогда его нет здесь? Как он мог оставить меня?

— Дорогая, ты даже не замечала, что он здесь, — терпеливо объясняла Рэчел. — Ты общалась только со мной, реагировала только на мой голос все эти дни. Тебя ничего не интересовало. И никто не знал, сколько времени это будет продолжаться. Это могло длиться месяц и больше. Поскольку Чейз ничего не мог сделать для тебя, он подумал, что лучше поедет в Испанию. И потом, знаешь, если бы он не уехал, ты бы продолжала таиться в себе, как в коконе. И когда ты поняла, что он уехал, ты ожила.

40
{"b":"17557","o":1}