ЛитМир - Электронная Библиотека

Максим Шаттам

Теория Гайи

В 2007 году Международная федерация Красного Креста обнаружила, что количество природных катастроф за последние десять лет увеличилось на шестьдесят процентов. С 1997 по 2006 год произошло 6806 стихийных бедствий, тогда как за предыдущие десять лет (с 1987 по 1996 год) их было зарегистрировано 4241. Количество жертв удвоилось, достигнув 1 200 000 человек.

Это говорит о том, что процесс идет по нарастающей.

Худшее еще впереди.

Если вам захочется глубже погрузиться в атмосферу книги, послушайте музыку, которую слушал я, когда писал ее:

– Том Тыквер[1], Джонни Климек и Райнхольд Хайл[2], музыка к фильму «Парфюмер»;

– Джерри Голдсмит[3], музыка к фильму «Чужой»;

– Дэвид Шайр[4], музыка к фильму «Зодиак».

Не забывайте, все описанное в этом романе может случиться в любой момент. И еще: сходство с теми событиями, которые происходят в мире сейчас, не так уж случайно. Наше будущее – в наших руках.

Эджкомб, 27 января 2008 года

1

Маленькие синие черточки на циферблате еле заметно светились в темноте. Таймер микроволновки показывал 5:27. Отопление в доме еще не включилось, и на кухне было довольно холодно. На столе лежал свежий номер газеты «Монд», на главной странице крупный заголовок – «Очередное землетрясение в Калифорнии».

Где-то наверху, на лестнице, вспыхнула лампочка, и через несколько секунд кухня ожила. Включился свет, побежав трепещущей волной по металлическим поверхностям. В дверях показалась Эмма Де Вонк, высокая тридцатипятилетняя женщина с густыми темными волосами, непокорной гривой спадавшими ей на плечи.

Нос у нее был самым обычным, губы нельзя было назвать чувственными, подбородок тоже не вполне соответствовал современным канонам красоты, но все-таки Эмма была очень привлекательна. Уверенность в себе сочеталась в ней с природной грацией, живым умом и женственностью.

Эмма была в джинсах и топике, бретельки которого были завязаны на плечах. Топ выгодно подчеркивал грудь и скрывал живот, напоминающий о трех беременностях.

Вслед за Эммой на кухню спустился ее муж Петер. Он только что побрился и держал в руках пиджак.

– Где дети? – спросила Эмма.

– Все вышли из ванной, и это уже хорошо, – ответил Петер с легким акцентом.

Петер тоже был очень высоким, волосы у него были каштановыми, а глаза – зелеными. Ему было чуть меньше сорока лет, и он был в хорошей спортивной форме.

Пока он завязывал галстук, глядя в стекло микроволновки, на столе как по волшебству появились две чашки горячего шоколада, две чашки кофе и пять стаканов апельсинового сока. Продолжая возиться с галстуком, Петер улыбнулся и сказал:

– Хотел бы я знать, как ты ухитряешься быть прекрасной матерью, потрясающей супругой и ученым с мировым именем!

– Ты хочешь сказать, ученым, чьи научные теории вызвали скандал в международном научном сообществе?

– Вот что мне в тебе особенно нравится! Эта твоя язвительность!

– Кстати, научная работа – это самое легкое из всего, что ты перечислил. – Эмма повернулась к двери и закричала: – Зак, Мелисса, Лея! Завтрак на столе! Поторопитесь, а то опоздаете!

Раздался топот, как будто по лестнице спускалось стадо слонят, и все расселись за столом.

– Кому это в голову пришло вставать в такую рань? – тяжело вздохнул старший, тринадцатилетний Зак.

– А что, по-моему, это здорово! – ответила шестилетняя Лея.

Мелисса, средняя, воскликнула, увидев газету:

– Значит, это правда, что настал конец света? Отец Фабьена сказал, что это апокласипсис!

– Апокалипсис, – поправил ее Петер, – но все это глупости.

– Да? А почему тогда повсюду происходят катастрофы? – возразил Зак. – Наша математичка говорит, что если так пойдет и дальше, то из-за природных катастроф в год будет погибать больше людей, чем в Персидском заливе и во Вьетнаме, вместе взятых!

– Хотел бы я поговорить с твоей учительницей!

– Земля скоро взорвется! – замогильным голосом продолжал Зак, нагнетая обстановку.

– Так это правда или нет? – спросила совсем перепуганная Мелисса.

Эмма вмешалась:

– Нет, нет, Мелисса! Это… это как будто Земля подхватила насморк. Через некоторое время она выздоровеет.

– Но микробы, которые вызвали насморк, останутся, – не унимался Зак. – И эти микробы – мы, люди. Чтобы Земля выздоровела, она должна избавиться от нас…

– Зак! – Эмма мрачно посмотрела на сына, и тот умолк.

Лея возмутилась:

– Почему это мы должны умереть?

Эмма посмотрела на Зака, и тот заметил, что ее глаза мечут молнии.

– Да нет же, Лея, твой брат говорит чепуху, – сказал Петер.

– А нам обязательно ехать к дедушке и бабушке? – мрачно спросила Мелисса.

– Дорогая, пройдет еще несколько лет, прежде чем тебя можно будет оставлять одну дома. Давай ешь хлопья.

– Вас долго не будет? – с тревогой спросила Лея.

– Не знаю, милая. Я говорила тебе вчера, мы обязательно должны ехать. Думаю, это всего на несколько дней.

– Но раньше с нами всегда оставался папа!

Эмма и Петер переглянулись, они оба были встревожены. Накануне вечером раздался телефонный звонок. Звонил некто Франсуа Жерлан из Европейской комиссии, он сказал, что Петер должен немедленно выехать на юг Франции, а его жена тоже отправится в командировку. Он несколько раз повторил: дело срочное и совершенно секретное, по телефону ничего обсуждать нельзя, Петер и Эмма получат хорошее вознаграждение, но приступать к работе нужно уже завтра.

Жерлан тараторил не умолкая, но по его голосу было слышно, что он нервничает. Представитель Европейской комиссии повторял: никаких вопросов, вы все узнаете, когда окажетесь на месте. Это связано с вашей научной деятельностью и должно вас заинтересовать. Ответ нужен немедленно. Петер долго молчал, потом вздохнул и сказал:

– Хорошо, я поеду, но мне нужно предупредить лабораторию. Скажите, где вас найти.

– Захватите теплую одежду, вы будете работать высоко в горах. Завтра в шесть утра за вами заедет профессор Бенжамен Кларен. Он уже получил все необходимые инструкции.

– Бен? Брат моей жены?

– Да. Кстати, вы не могли бы передать ей трубку?

Петер пробормотал:

– Да, конечно… Она тоже должна ехать?

– Да, но в другое место. Это далеко отсюда.

Поздно вечером, когда дети отправились спать, Эмма и Петер долго говорили, лежа в постели. Они решили принять предложение из любопытства.

Интересно, зачем это они понадобились Европейской комиссии?

Природные катаклизмы стали повседневной реальностью, и европейские страны объединили усилия, чтобы противостоять им, подчинившись единому управляющему органу. Всего за восемь месяцев Европа получила больше независимости и смогла контролировать ситуацию лучше, чем за всю свою историю. Главные решения принимались теперь в комитетах и залах Комиссии, а затем вступали в силу во всех странах Евросоюза. Важнее всего теперь стала возможность оперативно реагировать на события, происходящие в мире. Ученые предсказывали, что в ближайшем будущем планету не ждет ничего хорошего, и нужно было быть готовыми ко всему.

Так что же за проблема потребовала участия семьи Де Вонк?

К ним еще никогда не обращались за помощью в таких важных и секретных делах. В этом было что-то таинственное, волнующее и… пугающее.

Они надеялись, что смогут оказаться полезными и не окажутся втянуты в какое-нибудь сомнительное предприятие.

Прежде чем выключить свет, Эмма пошутила:

– Похоже на шпионский фильм или роман Майкла Крайтона.[5]

вернуться

1

Немецкий режиссер, сценарист и композитор (р. 1965), создатель знаменитых фильмов «Парфюмер», «Беги, Лола, беги» и многих других. – Здесь и далее примечания переводчика.

вернуться

2

Немецкие композиторы, авторы музыки ко многим фильмам Тома Тыквера.

вернуться

3

Американский композитор (1929—2004), автор музыки к фильмам; номинирован на 18 «Оскаров», обладатель четырех премий «Эмми».

вернуться

4

Американский композитор (1937), автор музыки к фильмам.

вернуться

5

Американский писатель-фантаст, сценарист и кинорежиссер, врач (1942—2008); писал в жанре научной фантастики и триллера.

1
{"b":"175814","o":1}