ЛитМир - Электронная Библиотека

Поставил над этими фирмами личную «крышу»!..

Парадокс, но… Сергей Кабанов - бизнесмен, платил ежемесячную дань Сергею Кабану - бандитскому бригадиру, а потом и «положенцу»!.. То бишь, самому себе!.. Но теперь никто из воровского мира не мог сказать, что эти «дойные коровы», эти новые фирмы, «бесхозные» - свою дань они платили исправно!..

И знал о таком фортеле Кабана только Пашка Череп!..

И фирмы Сергея процветали - за этим Пашка следил лично!..

А Сергей…

Он надеялся на то, что Череп, прочитав слова «отдай ему все», поймет своего тренера правильно, и так же правильно поступит…

Именно так и случилось…

***

Май 1999 г.

Франция… Кастильяни… 4-й учебный полк…

…В этот учебный полк, базировавшийся в небольшом городке Кастильяни, что на Французской Ривьере, Владимир Ечин прибыл вместе с другими новобранцами Легиона в конце апреля…

И с того самого дня… …Дальнейшее обучение для Катрана стало на порядок «серьезнее», чем это было в Обани, на первых порах…

В какие-то моменты ему казалось, что он вернулся на 12 лет назад, к своим Старым инструкторам еще на острове Первомайский… А кое-что, для него было, и вовсе, внове…

И много тяжелее…

Особенно «спецполоса препятствий»…

СПП…

На эту полосу допускались только очень выносливые и умеющие обращаться с оружием легионеры. Те, которые собирались служить не в штабах или интендантских подразделениях, те, которые мечтали попасть на службу в самый прославленный в Легионе, 2-ой парашютно-десантный полк или в Спецотряд боевых пловцов. А попасть на Корсику, где и базировался 2 ПДП, или на остров Майотта, куда, собственно и стремился Владимир Ечин, можно было, только сдав норматив на этой полосе. И далеко не каждый желающий справлялся с этой задачей! Далеко не каждый! Хоть и были они молоды и полны сил… …500 метров препятствий и упражнений, специально разработанных и «расставленных» в таком порядке, чтобы сбивать дыхание, чтобы чередовать максимальные нагрузки, с нагрузками попроще… Но именно эти «волны» и выматывали больше всего…

Здесь испытывалась не только выносливость и мастерство солдата, здесь проверялось его умение так распределить свои силы, чтобы не просто дойти до ее конца, а частенько случалось, что и не доходили, а дойти вовремя, и не только уложиться в отведенное время, и правильно выполнить все упражнения…

А этому всемерно пытались помешать еще и инструктора-капралы, выводя из равновесия психику испытуемого…

Смотришь, бывало, Стартанет один такой, гордый самим собой аж до самой жопы, рванет вперед, и поскачет, аки молодой сайгак по степи…

А ты не торопишься…

Потому, что ты знаешь, что эти, самые первые препятствия, они-то как раз и задуманы для того, чтобы отнять у тебя силы в самом начале… Ты расчетлив и мудр… И догоняешь его, этого сайгака, на середине дистанции, а иногда и раньше, и видишь, что он уже «сдох»… А ведь все самое «интересное» еще только впереди…

Именно так и действовал Катран…

«…Эту полосу придумали для «Ван-Даммов» и «Лунгренов», бля!..». - «Пыхтел» Владимир, выбиваясь из последних сил… …Тренировки на этой СПП проходили раз в неделю!.. …Но Катран ни разу не «выскочил» за установленные нормативы времени!..

Другое дело были стрельба и рукопашный бой - тут Катран был «на своем коне»… И в какой-то момент он даже стал чемпионом среди новобранцев!.. …Через три недели «обучения» сержант Дворжецки приказал Владимиру прекратить практические занятия по стрелковой подготовке и рукопашному бою и «засадил» его на неделю за парту - изучать карты африканских государств… …А через месяц интенсивных тренировок «ума и тела» Владимира пригласил к себе на аудиенцию командир учебного полка. …Конец мая… …В кабинете находились трое: сержант Дворжецки, полковник Ла Грасс, которого Катран помнил еще по совместным учениям и, еще один незнакомый пока Владимиру, полковник.

Именно он и заговорил первым:

- Присаживайтесь, месье курсант - это приказ! - Полковник был строг.

- Да, месье полковник! - Отозвался по-уставному Владимир и опустился на жесткий стул.

- Я - полковник Мюррей, командир 4-го учебного полка! Вас лично я еще не знаю, но наслышан, от сержанта о ваших достижениях в учебе. - Проговорил он, и оценивающе посмотрел на Владимира. - Нам предстоит длинный разговор, и результатом его должно стать решение, месье Йечин… Ваше решение, месье курсант! От которого будет завесить вся ваша дальнейшая судьба и, может быть, карьера в Легионе… Но сначала ответьте на один вопрос!

Полковник внимательно посмотрел на Владимира:

- Скажите, месье курсант, как вы видите свое будущее? Вы планируете сделать карьеру на службе в Легионе? Начинать в тридцать лет - это, мягко говоря, не совсем вовремя… Хотя, судя по отзывам ваших непосредственных начальников, ваших данных вполне достаточно для того, чтобы через десять-двенадцать лет занять мое место… Так как?

Катран только ухмыльнулся уголками рта:

- Я никогда не был карьеристом, месье полковник, потому, что это обязывает! А я всегда хотел иметь возможность сказать человеку в лицо, что он подонок, если он того заслуживает, пусть даже он намного выше меня по званию! - Проговорил Владимир и тут же вспомнил полковника ФСБ Гришина. - Было дело, как-то… Чуть не набил одну полковничью морду… И я совершенно не амбициозен, месье полковник!

Полковник откинулся на спинку стула, а потом встал и заходил по кабинету:

- Ну, что ж… Именно этого ответа я от вас и ожидал, судя по докладам сержанта Дворжецки!.. Он же, кстати, и рекомендовал вас на «капрала». И его поддержал ваш командир батальона… Я полагаюсь на их мнение - это проверенные и опытные офицеры. Сегодня же нашьете на форму «капральскую» нашивку!

- Благодарю, месье полковник! - Вскочил со стула Владимир.

- Сядьте, месье капрал! Это еще не все…

Полковник опять заходил по своему кабинету.

- Скажите, капрал… Вам нужны деньги?

- Не понимаю, месье полковник!

- Вы знаете, какое денежное довольствие получают легионеры?

- Да.

- И оно вас устраивает?

Владимир не ожидал такого поворота в разговоре, и потому задумался:

- Ну… Пятьсот долларов, которые получают курсанты - это, конечно, не очень много… Но я слышал, что после экзаменов легионеры 2-го класса получают вдвое больше! А если «получить» службу в стране «присутствия», то - это втрое… А это уже кое-что! Сколько получают офицеры, я не знаю…

- Как «капрал», вы будете зарабатывать около полутора тысяч… - Ответил полковник. - Все остальное - соответственно высказанной вами же формуле…

- Отлично! - Не сдержался Владимир.

- Вы считаете, что этих денег достаточно, чтобы после службы у вас было обеспеченное будущее?

- Нет, конечно, месье полковник… Если бы я был один, тогда мне этого вполне хватило бы… Но… - Катран задумался, вспомнив о «кап три» Ананьеве, который теперь вынужден был жить в своем маленьком домике на окраине Калининграда. - У меня есть один друг - мой учитель… Он уже довольно пожилой человек… И я просто обязан ему помогать… Но, вы сами сказали, что у меня хорошие перспективы, месье полковник! Возможно, через какое-то время я и сумею осуществить свои мечты…

- Значит, вас, месье капрал, интересует карьера на службе в Легионе только в контексте с деньгами?

- Это очень утрированно!..

- Но это так! Причем, из того, что я услышал, я делаю вывод, что лично вас деньги не интересуют?

- Мне много не надо…

- Русский офицер!.. Удивительные люди! - Полковник оглянулся на присутствующих, словно искал у них поддержки. - Хорошо, капрал! Скажите, хотели бы вы получать, ну, скажем, вдвое, а то и втрое, больше от той суммы, которая следует из «вашей формулы» изначально, базово, так сказать?

- А на какой срок я должен «жениться на Легионе»?

62
{"b":"177270","o":1}