ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кит Ломер

Обман или договор

1

Плексигласовая дверь захлопнулась за Ретифом и тут же в нее полетело большое яйцо, которое звучно разбилось об нее и окрасило зелеными цветом желтка. Землянин быстрым шагом направился в противоположный конец длинного и узкого холла к конторке, над которой светилась большая надпись: «ГОСТЕПРИИМСТВО У РИТЦ-КРУДЛУ». За конторкой сидел гаспер, который работал здесь гостиничным служащим. Он вскинул глаза на вошедших и тут же вскочил со своего кресла. У гаспера было вытянутое тело и короткие ноги, на лице было такое выражение, как будто он непрерывно вдыхал неприятный запах, да и само лицо было какое-то невзрачное: плоское, помятое. Шесть из его восьми рук бессильно висели вдоль тела, будто клюшки для гольфа, а остальными двумя он отчаянно махал перед лицом Ретифа.

— Отель забит до отказа! — с сильным акцентом заговорил он на языке землян. — Отведите своих знакомых куда-нибудь в другой дом!

— Стойте здесь, — коротко бросил Ретиф четырем землянам, которые вошли в отель вместе с ним и теперь переминались с ноги на ногу позади. — Здравствуйте, Струп, — кивнул он взволновавшемуся клерку. — Это мои друзья. Только попробуйте не дать им комнату.

— Но я же говорю вам: все номера заняты! — не унимаясь, лепетал Струп, настойчиво указывая на дверь из отеля. — Прошу вас! Будьте так добры! Не навлекайте на нас неприятностей! Попробуйте поселить их где-нибудь в другом месте!

Прямо за регистрационным столом открылась узенькая дверь и в холл вышел еще один гаспер. Окинув коротким взглядом происходящее, он издал резкое шипенье. Струп резво обернулся к нему и что-то отчаянно засемафорил руками. Ретиф не мог разобрать смысла жестов, но ему нетрудно было догадаться.

— Чепуха, Струп, — буркнул вошедший на языке землян без малейшего акцента.

Он скинул на ближайшее кресло какую-то накидку, вытер по бокам шеи свои дыхательные органы, покрывшиеся, видимо, испариной, снова глянул на землян и потом обратился к Ретифу:

— Я что-нибудь могу для вас сделать, господин Ретиф?

— Добрый вечер, Хруз, — ответил землянин. — Позвольте представить вам господина Джулиуса Мальвигила, мисс Сьюзетт ля Флам, Уи Уилли и профессора Фэйта. Они только что из телепортационной камеры. Похоже, с недавних пор в городе обнаружилась нехватка гостиничных номеров. Особенно для землян. Вот я и подумал, может, вы сможете помочь им?

Хруз бросил взгляд на дверь, через которую пять минут назад вошли земляне, и как-то нервно передернул плечами.

— Вам ведь хорошо известная здешняя ситуация, Ретиф, — грустно сказал он. — Разумеется, лично я ничего не имею против землян, но если я поселю их у себя…

— Я думал, что вы отдадите им свободные комнаты в качестве… жеста доброй воли по отношению к нам.

— Если мы примем в Ритц-Крудлу этих землян, политические отзвуки этого обрушатся на нас! — путаясь в земном порядке слов, проговорил Струп.

— Им улетать через два дня, на первом же корабле, — сказал Ретиф. — Но до этого времени им же надо где-то остановиться.

Хруз вновь вытер шею и задумчиво посмотрел на Ретифа.

— Ладно, в порядке одолжения вам, Ретиф, — наконец проговорил он хрипло. — Два дня и ни минутой больше!

— Но… — начал Струп.

— Молчать! — рявкнул Хруз. — Оформи их в тысяча двести третью и тысяча двести четвертую!

Он отвел Ретифа в сторонку, пока швейцары носили багаж землян.

— Ну как там обстановка в высоких сферах? — спросил он озабоченно. — Есть ли надежда, что около телепортациоиной камеры все-таки поставят отряд солдат из сил поддержания мира?

— Боюсь, что нет, — отвечал землянин. — В Центральном Секторе полагают, что эта акция может быть расценена крулчами, как подготовка к войне.

— Правильно, так и должно быть! Только такой жест могут понять эти крулчи! С ними нельзя по-другому разговаривать, другого языка они, не понимают!

— У господина посла Шипсхорна все еще не иссякли большая вера в силу переговоров, — успокаивающе произнес Ретиф. — У него репутация настоящего эксперта и закаленного бойца в словесных схватках. Некоторые даже называют его «Чингиз-ханом конференц-залов».

— Но что, если он проиграет на этот раз? Завтра кабинет собирается заключать договор с крулчами! Если его подпишут, наша Гаспера станет рядовой заправочной станцией для крулчского военного флота! А вы, земляне, станете здесь рабами!

— Печальный конец для признанного победителя в словесных сражениях, — сказал Ретиф. — Будем надеяться на то, что завтра он будет в хорошей форме.

2

В убогой комнатке на двенадцатом этаже Ретиф сунул швейцару, который относил багаж землян, толстенькую пластиковую монетку, и тот ушел, испуская какой-то скрежещущий скрип.

— Вот что у гасперов называется «весело насвистывать», — с улыбкой произнес Ретиф, когда дверь за швейцаром закрылась.

Мальвигил, — настоящий здоровяк с усищами, по форме напоминающими руль велосипеда, — огляделся и поставил свой вместительный и набитый битком чемодан на протершийся и замазанный фруктовыми пятнами ковер. Чехол чемодана тоже был порядочно загажен.

— Собственными руками бы придушил того гаспера, который сотворил это с моим любимым чемоданом, — проревел он своим могучим голосом.

Это та толпа на улице, — сказала мисс ля Флам, стройная, рыжеволосая женщина с татуировкой на левой руке. — Это был нам знак о том, что господин посол передумал относительно того, чтобы выручить нас. Я тут как-то столкнулась с этим старичком, взглянула на него и… Клянусь богом, у него стеклышки вместо глаз!

— Знаешь, Сюзи, по-моему, господин Ретиф отлично справился с задачей поселить нас где-нибудь, — сказал здоровяк. — У господина посла достаточно дел поважнее. Он не мог все бросить и идти нас устраивать.

— Лично мне впервые в жизни так не повезло, — проговорил крохотный, — не более трех футов росту, — человечек с пышными бакенбардами, одетый в старомодный сюртук и клетчатую жилетку. Его голос был настолько тонким, что походил на тявканье китайского мопса. — И как это нас угораздило вляпаться с ходу в сложнейший политический кризис?!

— Замолчи, Уилли! — рявкнул здоровяк. — Во всяком случае в том, что мы здесь оказались именно сейчас, вины господина Ретифа нет.

— Да, — признал карлик. — Но вина может быть немного в другом. Вы, я имею в виду ребят из Корпуса, по-моему, очень коряво пытались выскрести гасперов из кармана крулчей. Эх, братцы! Жаль, не доведется мне лично посмотреть завтра на веселенькое шоу, куда придет земной посол и посол крулчей и узнают, к чьим окопам попадутся нейтральные гасперы!

— Ага, нейтральные! Как же! — буркнул высокий и смертельно бледный человека, стоявший позади Уи Уилли. — Я видел этот устрашающий военный корабль в порту. На нем совершенно открыто развевается крулчский штандарт! Это возмутительное нарушение…

— Ах, профессор! — прервала говорившего женщина. — Оставьте споры о законности и незаконности докам из Корпуса.

— Если бы крулчам не удалось договориться с гасперами о свободном праве пользоваться из портами, их мечты об агрессии в систему Глуба заплесневели бы как кусок старого сыра! А если бы гасперы вздумали упираться…

— Их бы самих вымели поганой метлой с их планеты, — рявкнул здоровяк Мальвигил. — Крулчи здесь прочно обосновались, их теперь и на дюйм не сдвинешь.

— А гасперам, конечно, выгоднее быть на стороне победителей, — вставил карлик. — Гасперские министры завтра не очень-то будут разбираться в деталях. И в этом им помогут денежки, которыми забит трюм крулчского военного корабля.

— Земляне, насколько я понял, ведут здесь чистую игру и надеются на то же самое со стороны своих соперников? — сказал Мальвигил, глядя на Ретифа.

— В таком случае я могу посоветовать вам одно: покупайте чемоданы.

Ретиф кивнул.

— А я советую вам — не отходить далеко от ваших комнат. Если завтра гасперский кабинет проголосует против нас, нам всем придется паковать чемоданы. На время, как в армии.

1
{"b":"17783","o":1}