ЛитМир - Электронная Библиотека

Лизи прекрасно знала, что хотя она и старалась не шуметь, Макс услышал ее сразу же, как только открылась дверь ее комнаты и, когда через час она вернется с утренней пробежки, он уже приготовит аппетитный завтрак.

Лизи осторожно закрыла за собой дверь и, не медля ни минуты, быстро побежала вниз по старой лестнице. Хотя в подъезде горели не все лампочки, а света из окон было еще слишком мало, девушка уверенно перепрыгивала через ступеньку, не замедляя ход на поворотах. За двенадцать лет она выучила их, как родные, чуть ли не на ощупь знала каждую из ступенек, поскольку никогда не пользовалась лифтом. Не потому, что у нее была клаустрофобия — нет. Но стоило какому-то незнакомцу войти в лифт вместе с ней, как Лизи выбегала из кабины словно ошпаренная, чем и заработала себе не слишком лестную репутацию. И чтобы в дальнейшем избегать подобных казусов, девушка решила, что в ее жизни лифтов просто-напросто не существует.

Лизи вышла из подъезда и остановилась на пороге, пока металлическая дверь с легким щелчком не закрылась за ее спиной.

— Ну что ж, вот и начался еще один скучный день моей никчемной жизни, — весело выдохнула девушка и, натянув на голову капюшон толстовки, легко побежала через слабо освещенный двор к арке. Там, как всегда, не горела ни одна лампочка, поэтому Лизи ускорила шаг, стараясь побыстрее преодолеть это неприятное место. Выбежав из арки, она уже спокойнее побежала по тротуару, к видневшемуся невдалеке скверу или парку.

Она подбежала к дороге, оглядевшись, пропустила медленно ползущее такси с полусонным водителем и направилась прямо к воротам парка. Еще ни одна живая душа не встретилась ей на пути: ни одного бомжа, алкоголика или сонного хозяина, выгуливающего своего питомца. Лизи бежала по безлюдной дорожке парка, посыпанной мелким цветным гравием, и он шуршал под ее легкими шагами, как морская галька, когда ее ласкает теплое море. Прохладный ветер остужал еще разгоряченное после тревожного сна лицо, заодно выдувая из головы все грустные мысли и воспоминания. Лизи наслаждалась этой легкостью в теле и в голове. Она жадно вдыхала пряный воздух и любовалась пробуждающимся от сна парком.

Листья на деревьях только начали желтеть. Календарная осень наступила еще месяц назад, а вот окружающая природа подчинялась ей как-то нехотя, не спеша и даже лениво. Но совсем скоро пойдут холодные затяжные дожди, и вряд ли Лизи сможет бегать утром вот так на свежем воздухе, расслабляясь и успокаиваясь. Девушка перевела дыхание и свернула на боковую дорожку, стараясь не забегать вглубь парка.

Мужчину, сидящего на скамейке, скрытой большим кустом шиповника, она заметила не сразу, а когда разглядела, то напряглась и даже замедлила бег, все время бросая на него настороженные взгляды из-под низко натянутого капюшона. Он сидел, странно развалившись, как пьяный или, скорее, как наркоман. На вид он был достаточно молодым и прилично одетым: его кожаная куртка с натуральным мехом хоть и была рассчитана явно не на такую погоду, но выглядела очень стильно и дорого, да и туфли, на которые Лизи бросила мимолетный взгляд, явно покупались не на рынке. Его голова склонилась на грудь, а руки, как плети, висели по обе стороны тела. И только широко расставленные ноги не давали ему завалиться на бок. Может, вчера не очень хорошо погулял… или наоборот, слишком хорошо?

Молодой человек услышал ее легкие шаги и поднял голову. Его лицо было чересчур бледным, губы посиневшими, а глаза… глаза были абсолютно черными. Как будто один сплошной зрачок на весь глаз. «Разве такое возможно?» — мелькнуло в голове девушки. Но останавливаться и узнавать об этом она как-то не желала. Поэтому Лизи ускорила шаг, приняв решение быстренько смотаться из этого парка. А парень все смотрел на нее, не отрываясь и даже не моргая. Сначала в этих странных глазах было безразличие, потом промелькнуло презрение, но в один короткий миг в них что-то резко изменилось, и какая-то непонятная сила заставила Лизи еще ниже натянуть капюшон на лицо и быстрее побежать по дорожке. Она знала, что повернуть назад и выбежать через ворота уже не сможет. Ничто не могло заставить ее пробежать мимо этого странного существа еще раз. Поэтому, быстро свернув на узкую тропинку, она побежала прямо к забору. Там, в самом низу ограды, была небольшая дыра, которую постарались затянуть сеткой, но молодежь, не желая ходить лишних триста метров до ворот, распутала проволоку и теперь часто пользовалась этим «запасным входом» или «выходом».

Лизи быстро нырнула в кусты, как слон, ломая ветки, и, пригнувшись, побежала к заветной дыре. Панический страх и необъяснимое чувство опасности заставляли ее бежать быстро и без оглядки. Цепляясь за торчащую во все стороны проволоку, даже не заботясь о том, что может порвать толстовку, девушка выбралась из парка, и, не оглядываясь, понеслась в сторону дома.

На улице почти рассвело, поэтому если бы Лизи оглянулась, то наверняка смогла бы рассмотреть стоящего на тротуаре того самого молодого человека, со странными глазами, смотрящими ей вслед, с пугающей смесью радости, предвкушения и ярости.

Забежав в арку, Лизи, наконец, смогла скинуть охватившее ее оцепенение, и остановилась. Она нервно оглянулась, хотя точно знала, что за ней никто не идет, но между лопаток все равно закололо неприятное ощущение враждебного взгляда.

— Черт, и что это было? — прошептала она, но голос, усиленный эхом пустой арки, только еще больше напугал ее. — Вот зараза! — Лизи быстро, не останавливаясь, побежала к подъезду, надеясь хоть там спрятаться от этого пронизывающего все ее тело страха.

Не успела она коснуться ручки, как входная дверь сама открылась ей навстречу.

— А, доброе утро, Елизавета, — раздался старческий скрипучий голос. — Спортом все занимаешься? Бегаешь? Молодость — это прекрасная пора, — с сожалением и ностальгией в голосе проговорил мужчина, стоящий в дверях подъезда.

— Да, Захар Семенович. Доброе утро. — Лизи отошла в сторону, пропуская пожилого соседа с маленькой собачкой под мышкой.

— А мы вот тоже сегодня рано проснулись. Чапа на улицу попросилась, пришлось идти, — тяжело вздохнул пожилой мужчина, плотнее закутываясь в осеннее пальто. — Так все суставы крутит, наверное, скоро похолодает, — глубокомысленно изрек Захар Семенович и, кряхтя, стал спускаться по ступенькам, а затем отпустил собачку на землю.

— Да, наверно, — ответила ему Лизи и быстро скрылась за дверью. Она бегом поднялась по ступенькам на седьмой этаж и влетела в квартиру. И только захлопнув дверь и прислонившись к ней спиной, смогла перевести дыхание.

На кухне пахло чем-то ароматно-съедобным, и горел свет. Из приемника тихо звучала музыка, споря с шумом воды из крана. Закрыв глаза, Лизи впитывала в себя эти родные звуки и запахи, пытаясь вытеснить тот ужас, что поселился в ее душе после этой странной встречи в парке.

— Рановато ты сегодня встала, — раздался бодрый голос брата из кухни. — Не спалось? — Макс выглянул в коридор, как раз когда Лизи начала стягивать с ног туго зашнурованные кроссовки.

— Развязывать не пробовала, — хмыкнул он, наблюдая за ее тщетными потугами. В ответ на его реплику раздалось только нечленораздельное ругательство.

Молодой мужчина тридцати пяти лет, мило улыбался, разглядывая пыхтящую в коридоре девушку. Наконец-то справившись с обувью, Лизи победно глянула на брата. Он уже был чисто выбрит, аккуратно причесан, в брюках и светлой рубашке с галстуком, с накинутым поверх цветастым фартуком, завязанным бантом на его плоском животе. Лизи хихикнула, разглядывая Макса. Он удивленно приподнял бровь, ожидая объяснений.

— Да, просто рано проснулась, и больше не спалось, — ответила ему Лизи.

— Снова кошмар приснился? — прищурившись, вдруг спросил Макс.

— С чего ты взял? — резко бросила девушка. — Просто не спалось, и все.

— А, понятно. — И больше не говоря ни слова, мужчина скрылся на кухне.

Лизи знала, что он ей не поверил, но спрашивать больше ни о чем не станет. Девушка быстро стянула толстовку и бросила на пол в коридоре.

3
{"b":"178213","o":1}