ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Бансу
Иоганн Кабал, некромант
Парадокс растений. Скрытые опасности «здоровой» пищи: как продукты питания убивают нас, лишая здоровья, молодости и красоты
330 способов успешного манипулирования человеком
Технарь: Позывной «Технарь». Крот. Бессмертный палач императора (сборник)
Metallica. История за каждой песней
Владимир Высоцкий. Каким помню и люблю
Клуб «5 часов утра». Секрет личной эффективности от монаха, который продал свой «феррари»
Костяные часы

— Любопытно, — произнесла девушка, не зная, что еще ей стоит сказать или сделать. Она никак не ожидала, что в первый же вечер останется одна с неожиданным гостем. — Может, Вы хотите поужинать? — вспоминая правила гостеприимства и хорошего тона, спросила Лизи, сразу же покраснев и отведя смущенный взгляд от Зигфрида.

— Нет, спасибо. Я уже перекусил. Не беспокойся об этом. Если тебе не трудно, я бы выпил чашечку чая перед сном. — Зигфрид улыбнулся, и Лизи почувствовала, как ее щеки еще сильнее заливает румянец.

— Хорошо. Я сейчас, — и она кинулась к плите.

Разливая горячий чай, она старалась сдержать неприятную дрожь в руках. Она чувствовала, что голубые глаза этого мужчины неотрывно следят за каждым ее шагом и движением, и этот оценивающий взгляд не мог не напрягать.

Лизи быстро выскочила в прихожую, где на тумбочке оставила пакет с пироженными, которые дала тетя Света. Выложив их на тарелку, она поставила ее на барную стойку, рядом с фруктами.

— Угощайтесь, — сказала девушка, намереваясь слинять с чувством выполненного долга.

— Ты не составишь мне компанию? Мне было бы очень приятно провести этот вечер с тобой, — сказал Зигфрид, а его усики смешно топорщились над тонкой губой. Лизи поняла, что он едва сдерживает улыбку, видя ее неловкость и замешательство.

— Хорошо, — только и смогла ответить девушка, хотя ей неудержимо хотелось сбежать от его любопытного взгляда и озорной, всепонимающей улыбки.

Она налила себе чай, и села на место Макса, как раз напротив Зигфрида.

Мужчина молчал, да и Лизи никак не могла придумать, что ей сказать или о чем спросить. Она только скрипела зубами, кляня свою скованность и косноязычие.

— Ты раньше занималась танцами? — неожиданно спросил мужчина. — Ты очень хорошо двигаешься.

— Да, я брала несколько уроков в детстве, — ответила Лизи и улыбнулась, вспоминая, как Ксандр учил ее, еще совсем маленькую, танцевать вальс. Тогда они близко общались, он приходил в гости, да и она частенько бывала в его роскошном доме. Но в один миг все резко изменилось, и он совсем перестал наведываться, хотя иногда и звонил. А потом и звонки прекратились. Только изредка они как бы случайно встречались на улице. Например, как вчера. Лизи грустно вздохнула. Вряд ли после этого разговора, после того, что она наговорила ему, Ксандр захочет ее видеть.

— Что-то грустное вспомнилось? — Раздался тихий и приятный голос Зигфрида.

— Да, немного, — ответила девушка, не поднимая глаз.

— Если не секрет, кто давал тебе уроки танцев?

— Ксандр, — произнесла девушка, невольно наслаждаясь звучанием этого имени, а потом быстро пояснила: — Один хороший знакомый Макса.

— Ксандр? — переспросил Зигфрид, и одна его тонкая бровь слегка приподнялась. — Интересно.

— Вы его знаете? — тут же спросила девушка.

— Да, слышал о нем кое-что… от Макса, — уточнил Зигфрид и улыбнулся.

— Понятно, — протянула Лизи. — А брат никогда о Вас не рассказывал, — не с того не с сего брякнула девушка.

— Правда? — хмыкнул Зигфрид. — Ну, это и не удивительно, — загадочно произнес он и уткнулся в свою чашку с остывшим чаем.

— А чем Вы занимаетесь? Ой, извините, я понимаю, что веду себя немного…

— Ну что ты. Это нормально, что тебе интересно узнать о друге своего брата. Я работаю на большую всемирную… корпорацию.

— А как же… танцы? — удивилась Лизи. — Это просто хобби?

— Не совсем. Хотя сейчас можно и так сказать. В пршлом я много лет отдал бальным танцам. И когда твой брат попросил меня о помощи, я не мог ему отказать, поэтому и согласился поработать в вашей школе. Тем более у меня сейчас, как бы… командировка.

— Странно, Макс никогда не говорил, что школе нужен учитель танцев, — задумчиво произнесла девушка.

— Я тоже был… слегка поражен, когда он предложил мне эту должность. Но, сама понимаешь, не смог отказать… другу, — улыбнулся Зигфрид. — А тебе не понравился сегодняшний урок или партнер?

— Да нет, мне все понравилось, — быстро ответила Лизи и глянула на часы, которые висели на стене как раз напротив нее. — Ой, уже так поздно. Вы, наверное, устали, а я Вас тут мучаю своими вопросами.

Мужчина понимающе улыбнулся. Она явно не хотела обсуждать Ивана и его внезапно открывшиеся выдающиеся способности, поэтому Зигфрид ответил:

— Да, я немного устал и не против отдохнуть. — Он потянулся, расправляя затекшие мышцы.

— Тогда я Вам сейчас принесу одеяло. — Лизи кинулась в свою комнату, но на пороге кухни резко остановилась и, оглянувшись через плечо, спросила:

— А Вы будете с братом спать? На диване?

— Угу, — ответил Зигфрид, допивая остывший чай. — А что? — повернул он голову в ее сторону. Лизи могла поклясться, что в его глазах танцевали чертики, а губы готовы были растянуться в ехидной улыбке. Она никак не могла понять, что может связывать ее брата с таким человеком, как Зигфрид.

— Э, ничего. Я просто спросила, — пробубнила Лизи и скрылась в своей комнате.

Немец довольно улыбался ей вслед. Ну, не будет же он, в самом деле, ей рассказывать, что специально заехал в мебельный магазин и купил большое спальное кресло. Пусть еще немного помучается в своих догадках.

Глава 11

Макс лежал на диване, тупо уставившись в белый потолок спальни. Со стороны создавалось впечатление, что он абсолютно ни о чем не думает, наслаждаясь бездельем, но стоило только посмотреть в его глаза, как тут же становилось ясно, какая работа мысли кипит сейчас в его голове. Он все время прокручивал свою сегодняшнюю встречу с Ксандром, вспоминая каждое его слово, движение, эмоцию. Он анализировал все, стараясь уловить подтекст сказанного, и расшифровать даже то, о чем он умолчал.

Еще находясь в Италии, Макса не покидало странное неприятное чувство надвигающейся опасности. А после того, как он прилетел с Зигфридом домой, его ни на минуту не оставляло ощущение, что он постоянно опаздывает и все уже произошло задолго до его появления. Интуиция или шестое чувство сжимало все его нутро, подсказывая, что случилось то, чего он ждал многие годы и к чему все равно оказался не готов. А когда он никак не мог дозвониться Лизи из отеля, в его душе поселился неприятный холодок, который до сих пор не покинул его тело и сознание. Поэтому когда Лизи пришла утром в его кабинет, он так пытливо разглядывал ее, надеясь увидеть хоть малейшие изменения в ее теле и поведении, но так ничего конкретного и не обнаружил. А как только у него появилась минутка, и он смог избавиться от постоянного наблюдения и присутствия Зигфрида, он вызвал в свой кабинет Костю. Ему пришлось хорошо надавить на парня, чтобы тот рассказал все, что произошло вчера ночью.

Именно рассказ Кости убедил Макса позвонить Ксандру и договориться с ним о встрече. Вампир отнесся совершенно равнодушно к такому внезапному звонку и даже не поинтересовался, зачем он понадобился ему после стольких лет молчания. Почему-то, набирая номер вампира, он думал, а может быть, в глубине души надеялся, что Ксандр откажется с ним встретиться и уже готов был услышать отрицательный ответ, когда тот согласился без лишних слов и вопросов. Максу это не понравилось, и тревожный колокольчик еще сильнее затрепетал в его сознании. Не означает ли это, что все его опасения и тревоги оправданы? Неужели действительно это уже случилось, и потому вампир так быстро согласился на неожиданную встречу?

Когда Макс вошел в подъезд элитной многоэтажки, консьерж даже не посмотрел в его сторону, элементарно его не замечая и, конечно же, не запоминая. Так было всегда, и Макс не хотел знать, что вампир делал с этими бедными людьми, понимая, что по-другому — никак. Он поднялся на лифте на последний этаж, подошел к выходу на лестничную клетку и по ступенькам поднялся на крышу дома. Вампир уже был на месте. Ксандр стоял на самом краю, на бетонном парапете и смотрел вниз, на никогда не засыпающий город. В его глазах была ничем не прикрытая грусть и боль.

45
{"b":"178213","o":1}