ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Итак, А. Е. Врангель оказался прогрессивно настроенным человеком, не испугавшимся службы в далекой Сибири. И слова Достоевского о том, что Врангель появился в Семипалатинске с великодушной мечтой узнать край и со стремлением быть полезным, наполняются конкретным содержанием. Не будучи просветителем, как Чокан Валиханов, Врангель все же стремится быть в своей деятельности справедливым. Не имея, по словам Достоевского, «особенных убеждений», он, однако, интересуется жизнью и судьбой сосланных декабристов. Либеральная прокурорская деятельность Врангеля, его стремление облегчить участь «невольных» преступников из низших слоев населения, общение с ссыльными вызывали неудовольствие местных властей, что и явилось одной из причин отъезда Врангеля из Семипалатинска.

Сближение Врангеля с Достоевским не было случайным, в нем проявился не только интерес Врангеля к известному писателю, но участие к человеку, пострадавшему за мечты о справедливом общественном устройстве, члену кружка петрашевцев. Стремление А, Е. Врангеля к справедливости оценил Достоевский, хотя от писателя не ускользнуло и другое: «Круг полуаристократический или на три четверти аристократический, баронский, в котором он вырос, мне не совсем нравится, да и ему тоже, ибо он с превосходными качествами, но многое заметно из старого влияния»[81]. Дальнейшие успехи А. Е. Врангеля по службе и сближение с придворными кругами, конечно, не являются случайностью, но для нас важнее те «прекрасные качества», о которых пишет Достоевский, благодаря которым мы имеем ценную книгу воспоминаний о нем.

То, что мы узнали о Врангеле, позволяет продолжать разыскания в следующих направлениях: 1) изучить взаимоотношения Врангеля с декабристами (между прочим, имя А. Е. Врангеля упоминается в воспоминаниях И. И. Пущина и «Записках» Н. В. Басаргина); 2) попытаться выяснить, где была напечатана переписка Врангеля и Достоевского, об опубликовании которой сообщается, и какие материалы она содержит; 3) найти факты о жизни Врангеля в 900–е годы и установить год и место его смерти. Круг привлеченных источников будет более широким и разнообразным, но метод поисков остается прежним: от известных фактов биографии к дополняющим друг друга источникам и от них к новым фактам.

Можно вести поиски еще в одном направлении: установить, не оказала ли личность А. Е. Врангеля какого‑либо влияния на творчество Достоевского. Не послужил ли А. Е. Врангель прообразом одного из действующих лиц произведений Достоевского? Не отразились ли отношения Достоевского и Врангеля в произведениях писателя? Для этого нужно прочитать произведения Достоевского, изучить его записные книжки, воспоминания современников. В результате такого разыскания творческая история какого‑либо произведения может пополниться новыми фактами.

ГЛАВА III

ОЗНАКОМЛЕНИЕ С ЭЛЕМЕНТАМИ ТЕКСТОЛОГИИ

Советские текстологи и их методы работы

Текстологическое исследование текста приобретает все большее значение в науке о литературе, в историко–литературном и филологическом анализе.

Текстологическое исследование устанавливает текст литературного памятника. Каждое изменение текста фиксируется и объясняется исследователем. «Текстология, — пишет Д. С. Лихачев, — изучает историю текста того или иного произведения. Этим произведением может быть и исторический документ, и художественное сочинение»[82]. Читатель воспринимает произведение как одновременно созданное единое целое, текстолог вскрывает различные слои изменяющегося текста. Его занимает история формирования текста. По черновикам устанавливает он его историю, этапы работы над текстом.

Общие положения книги Д. С. Лихачева «Текстология. Краткий очерк», самое понимание автором предмета текстологии, ее задач и содержания вызвали возражения, опубликованные вместе с ответами автора на страницах журнала «Русская литература»[83]. Руководителю практических занятий следует ознакомиться как с книгой Д. С. Лихачева, так и с дискуссией по затронутым вопросам, так как в той или иной связи многие из них, несомненно, возникнут на практических занятиях.

Можно ли обойти в работе со студентами такие вопросы, как: что такое текстология? В чем состоит органическая связь текстологии и литературоведения? Должна ли текстология заниматься вопросами основного, «правильного» текста, или она может передать их технике изданий текстов? Как понимают госновной, «правильный» или, как принято было раньше говорить, канонический, текст различные ученые? В чем состоит работа текстолога над текстом? И. т. д. В освещении этих вопросов преподавателю помогут книга Д. С. Лихачева и статьи, опубликованные в журнале «Русская литература».

С первых дней занятий в вузе студентам говорят о том, что без тщательно проверенного, научно апробированного текста нельзя приступить к изучению творчества писателя, к раскрытию смысла его произведений, о том, что текстология является органической частью литературоведения.

На практических занятиях студенты должны увидеть на конкретных примерах работы текстологов–литературоведов, что текстологическое исследование способствует углубленному пониманию смысла и общему истолкованию произведения. Они должны представить себе конкретные задачи работы текстолога, такие, например, как установление авторского текста, проблемы атрибуции, датировки и т. д., должны увидеть конкретные пути текстологического анализа текста как в его окончательной редакции, так и по этапам его создания, в его вариантах и т. п. У них возникает представление о таких основных текстологических понятиях, как текст, произведение, рукопись, список, автограф, черновик, беловик, копия, редакции текста, вариант, разногласия и т. д.[84]. Научатся студенты обращаться и к работам текстологов.

Все это должно быть органически связано с задачами литературоведческого анализа, т. е. с изучением истории произведения, его замысла, истории образов, планами автора и т. д. Эти вопросы рассматриваются со студентами по мере их возникновения и вряд ли будут выделены в специальный раздел практических занятий. Однако для удобства изложения мы выделяем их в особую небольшую главу.

Большую помощь в работе со студентами, при ознакомлении их с вопросами текстологии на практических занятиях, окажет книга С. А. Рейсера «Палеография и текстология»[85]. Полезна и очень нужна эта книга своей широтой, доскональностью, систематичностью изложения и четким освещением задач всех разделов текстологии. В книге содержится поистине огромный, собиравшийся долгие годы интересный, живой материал, во многом опирающийся на большое личное участие автора в целом ряде текстологических трудов и в исследовательской работе над текстами Добролюбова, Некрасова, Чернышевского, Лескова, вольной русской поэзии и др. Автор является сторонником идей единства текстологии как науки. Он вводит читателей в круг важнейших текстологических задач, знакомит с воззрениями ученых–текстологов по этим вопросам.

Установление точного текста — первейшая и важнейшая задача текстолога. Без этого не может существовать ни теории, ни истории литературы. Текстология в этом отношении их первейший помощник. Организация (кодификация) текстов — вторая задача текстологии: приходится ведь устанавливать не один, а группу текстов данного автора — избранные сочинения, собрания сочинений, полные собрания сочинений и т. д. Комментирование текстов — третья важнейшая задача текстологии[86]. На протяжении всех практических занятий преподавателю в той или иной форме придется касаться всех этих вопросов.

Чаще всего конкретное знакомство с проблемами текстологии приходится начинать с вопроса о рукописях. Надо постараться увлечь студентов задачами этой работы. О том, что дает чтение рукописей писателя, хорошо говорит Стефан Цвейг: «Ни поэт, ни музыкант не сумеют описать миг вдохновения после того, как он уже миновал… Единственное, что может как‑то приблизить нас к непостижимому процессу творчества, это рукописи, особенно еще не готовые для печати, испещренные поправками, первые, пока безымянные наброски, из которых не сразу, лишь впоследствии — откристаллизуется каноническая форма»[87]. В работе со студентами по вопросам текстологии преподавателю то и дело придется говорить о черновых рукописях писателя. «Работа текстолога, — пишет С. М. Бонди, — часто представляется каким‑то сухим педантизмом, крохоборством (правда, она у некоторых и приобретает такой характер!), но по существу эта работа наиболее далека от крохоборства и сухости: в ней исследователь пытается проникнуть в мастерскую гения, подсмотреть его творческую работу»[88].

вернуться

81

Достоевский Ф. М. Письма, т. 1. 1832—1867. М. — Я., 1928, с. 164—165.

вернуться

82

Лихачев Д. С. Текстология. Краткий очерк. М. — Л., 1964, с. 5.

вернуться

83

См.: Бухштаб Б. Что же такое текстология? — «Русская литература», 1965, № 1, с. 65—75; Лихачев Д. По поводу статьи Бухштаба Б. Я. — Там же, с. 76—89; Бухштаб Б. О природе текстологии и проблеме выбора основного текста. — «Русская литература», 1965, № 3, с. 125—133; Гришунии А. К спорам о текстологии. — Там ж е, с. 134—146; Прохоров Е. Предмет, метод и объем текстологии как науки. — Там же, с. 147—155; Лихачев Д. Ответ Б. Я. Бухштабу и Е. И. Прохорову. — Там же, с. 156—162.

вернуться

84

Все эти определения с научной четкостью даны в упомянутой книге Д. С. Лихачева. Для знакомства с терминологией рекомендуем студентам «Терминологический словарь» в книге С. А. Рейсера «Палеография и текстология нового времени» (М., 1970, с. 329—335).

вернуться

85

РейсерС, А. Палеография и текстология нового времени. М., 1970.

вернуться

86

См.: Рейсер С. А. Палеография и текстология нового времени. М., 1970, с. 96.

вернуться

87

Цвейг Стефан. Вчерашний мир. Главы из книги «Блеск и тени над Европой». — «Нева», 1972, № 3, с. 131 — 132.

вернуться

88

Бонди С. Черновики Пушкина. Статьи 1930—1970 гг. М., 1971, с. 16.

11
{"b":"178241","o":1}