ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Студентам следует показать разнообразный характер поисков нового материала и различное направление исследовательской работы по его изучению. На практических занятиях может быть подготовлен ряд сообщений на эту тему. Обилие находок и открытий, обогативших литературное наследие классиков, как и большое количество замечательных текстологических исследований, делает затруднительным выбор статей или книг, рекомендуемых для подобных сообщений. Руководствоваться приходится разнообразным направлением исследований, доступностью изложения, небольшим объемом статей или частей книги и в первую очередь исследовательской значимостью.

В качестве примера остановимся на нескольких работах. Исключительно богата материалом книга И. Андроникова о Лермонтове[113]. Познакомившись с отдельными очерками из книги, студенты увидят длинный путь поисков, предположений, догадок, часто неожиданных и уводящих в сторону, идя по которому И. Андроников приходит к намеченной цели. Он вводит в изучение Лермонтова много нового, интересного материала, среди которого и найденные им неизвестные прежде стихи поэта, пополняющие цикл, объединенный одним женским образом и составляющий как бы лирический дневник («Лермонтов и Н. Ф. И.»). Каждая из глав книги показывает многообразие путей собирания документальных материалов и методов их исследования.

Не следует, однако, считать, что только вновь найденные тексты могут привести к новому, более глубокому истолкованию творчества писателя. Очень плодотворным может оказаться и новое прочтение хорошо известного текста рукописей, черновика, незавершенных работ.

Книга Ильи Фейнберга[114] говорит о том, как много нового и неожиданного вносит в изучение творчества Пушкина доскональное знание архивных фондов и свежее прочтение автографов писателя. Изучение черновой рукописи «Истории Петра I» дало возможность автору обнаружить множество страниц — «заготовок исторической прозы» Пушкина, остававшихся незамеченными долгие годы. Вторая часть книги — «Автобиографические записки» — убедительно подтверждает выдвинутую исследователем гипотезу о том, что не все «Записки» Пушкина были им уничтожены. Обосновывая эту мысль, И. Фейнберг провел большую текстологическую работу по анализу всех рукописей Пушкина. По его убеждению, в них включены отдельные фрагменты «Записок». Несожженные писателем части «Записок» обнаружены исследователем в самых различных местах текстов Пушкина. Это стало возможно потому, что И. Фейнберг учитывал каждый вырванный из тетради лист. Так, исследователь знал, что сохранившийся листок с заметкой о Карамзине был оторван от тех, на которых были стихи Пушкина, и знал, какие именно. На протяжении всего исследования И. Фейнберг постоянно обращается к рисункам Пушкина, которые помогают понять характер и направление размышлений поэта и т. д.

Пути изучения текста очень сложны. Об этом свидетельствует работа Б. В. Томашевского «Писатель и книга»[115]. Текст стихотворения Пушкина «Клеопатра» (ему может быть посвящено выступление одного из студентов) — блестящий пример исследования. Автор обращается к истории стихотворения «Клеопатра» и анализирует каждый этап работы над ним Пушкина (в 1824, 1828, 1836 гг.). По мнению исследователя, стихотворение было полностью закончено Пушкиным в 1828 г. Б. В. Томашевский убедительно показывает недопустимость присоединения к нему отрывка 1835 г., который, как полагает исследователь, мог составлять иное, самостоятельное и законченное произведение. Между тем начиная с первой публикации и до настоящего времени к тексту 1828 г. в силу традиции постоянно присоединяют отрывок 1835 г.: «И вот уже сокрылся день…», который придает законченному стихотворению характер незавершенности и меняет его смысл.

Анализ Б. В. Томашевского раскрывает роль, которую играет в датировке произведения его расположение в тетрадях поэта. Та или иная тетрадь, сорт бумаги, место в ряду других текстов, почерк и т. д. — все должно учитываться и способствовать правильному установлению времени написания, если оно не обозначено самим автором. Б. В. Томашевский устанавливает, что стихотворный отрывок «И вот уже сокрылся день…» написан на бумаге без водяных знаков гончаровской фабрики, т. е. не на той, на которой Пушкин писал в 1828 г. Этого не заметили те, кто объединял тексты, а между тем разница в бумаге говорит о разновременности написания стихов. Исследователю помогают, однако, не только эти внешние данные. Он учитывает устойчивые признаки стиля в произведениях Пушкина разной поры. Так, например, в стиле отрывка «И вот уже сокрылся день…» он видит доказательство позднейшего его происхождения: «Изобилие деталей, описывающих обстановку (фонтаны, лампады, фимиам, пурпурные завесы, золотое ложе), так отличается от скупого стиля 1828 года и так совпадает с набросками 1835 года, что невозможно сомневаться в том, куда следует отнести эти стихи»[116].

Приведенные примеры говорят о том, какое большое значение имеют разнообразные формы работы над текстом. Анализируя то или иное литературоведческое исследование, мы всегда можем наглядно показать студентам большое и плодотворное значение текстологического изучения. Самые методы работы над источником многообразны, и каждый автор ищет свои пути для разрешения поставленной задачи. С различными путями работы над источниками и с отдельными элементами текстологии при изучении монографической литературы знакомит студентов книга М. В. Нечкиной «А. С. Грибоедов и декабристы»[117], в которой приводятся документы следствия по делу декабристов, эпистолярные материалы, отрывки из мемуаров и дневников, тексты произведений Грибоедова. Различным методам работы над источником учит и монография Э. Г. Герштейн о Лермонтове[118].

Все, о чем говорится в книге «Судьба Лермонтова», построено на разнообразных методах анализа текстов и различных документах, связанных с эпохой и жизнью поэта. Преподавателю следует обратить внимание на то, что Э. Герштейн не претендует на полное решение поставленных ею вопросов. Напротив, она подчеркивает, что в ее утверждения могут быть внесены коррективы, в частности в случае, если будут найдены документы о собраниях «шестнадцати», о вопросах, которые на них решались, и о положении Лермонтова в этом кружке («О кружке «шестнадцати»)[119].

Методы проведения занятий по текстологии разнообразны. Пока здесь сказано только о таких разделах текстологии, о которых мы говорили со студентами попутно, решая общие литературоведческие проблемы: анализируя то или иное исследование, разбирая формы и методы работы литературоведа–исследователя.

Отдельным разделам текстологии могут быть посвящены целые практические занятия: «Проблема атрибуции», «Творческая история произведения» и др.

Вопросы атрибуции в различных исследованиях

Установление авторства (атрибуция) расширяет представление студентов о методах научной текстологии, как и всего литературоведения. Для активного участия студентов в конкретной теме об установлении авторства предлагаем им предварительно ознакомиться с соответствующими главами двух работ по текстологии[120], при этом используем и другую литературу[121]. Рекомендованные студентам пособия отличаются четким и систематическим изложением и яркими примерами, которые сразу вводят в круг атрибуционных задач. Авторы раскрывают причины возникновения проблемы атрибуции, серьезность и ответственность принимаемых решений. Становится ясно, что каждый из путей установления авторства сам по себе не является достаточно основательным для решения вопроса. Даже наиболее убедительный путь документальных доказательств далеко не всегда надежен. Процесс выявления идейных позиций анонима, т. е. сопоставление философских, социальных, политических и литературных взглядов его с предполагаемым автором, также сложен и недостаточен. Изучение стилистических и языковых основ атрибутированного произведения встречает трудности потому, что более или менее подробный анализ стиля существует только в отношении великих писателей — Пушкина, Лермонтова, Достоевского, Тургенева, Л. Толстого. В атрибутировании обыкновенно приходится принимать во внимание и документальные доказательства, и идейные позиции, и стилистические, и языковые основы атрибутированного произведения. Во всяком случае, лучшие практические результаты были достигнуты при сочетании всех указанных сторон анализа.

вернуться

113

См.: Андроников И. Лермонтов. Исследования и находки. Изд. 3–е. М., 1968.

вернуться

114

См.: Фейнберг И. Незавершенные работы Пушкина. Изд. 4–е. М., 1964.

вернуться

115

См.: Томашевский Б. В. Писатель и книга. Очерк текстологии. М., 1959.

вернуться

116

Томашевский Б. В. Писатель и книга. Очерк текстологии. М., 1959, с. 261—262.

вернуться

117

См.: Нечкина М. В. А. С. Грибоедов и декабристы. Изд. 2–е. М., 1951.

вернуться

118

См.: Герштейн Э Судьба Лермонтова. М., 1964.

вернуться

119

Следует отметить, что некоторые выводы Э. Г. Герштейн не являются бесспорными. См., напр.: Андроников И. Незапланированное исследование. — «Неделя», 1965, № 32, с. 6.

вернуться

120

См.: Штокмар М. П. Установление авторов анонимных и псевдонимных произведений (с использованием материалов Д. П. Опульской, Э. Л. Ефименко и Е. И. Прохорова). — В кн.: Основы текстологии. Под ред. В. С. Нечаевой. М., 1962, с. 189—222; Рейсе р С. А. Атрибуция. — В кн.: Рейсе р С. А. Палеография и текстология нового времени. М., 1970, с. 212—255.

вернуться

121

См.: Вопросы текстологии. Сб. статей. Вып. 2. М., 1960.

15
{"b":"178241","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Когда я вернусь, будь дома
Гильдия
Слово Ишты
Исправь своё детство. Универсальные правила
Логан : Бегство Логана; Мир Логана; Логан в параллельном мире
Остраконы
Алиса & Каледин
Без своего мнения. Как Google, Facebook, Amazon и Apple лишают вас индивидуальности
Время Темных охотников