ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Студенты наглядно убеждаются в том, что одно только уточнение даты разрушает аргументацию О. Г. Мельниченко: Гоголь не мог знать статьи Белинского, и совпадение их позиций было обусловлено глубокой общностью их воззрений на журналистику эпохи, большой близостью их эстетических позиций. И тем не менее в статье О. Г. Мельниченко именно в этом отношении имеются интересные мысли. Она пишет, что «формирование материалистического, революционного мировоззрения крестьянского демократа Белинского шло, опираясь во многом на творчество Гоголя». Однако и уточнение даты письма все же не может служить основанием для окончательного решения вопроса о влиянии мыслей статьи Белинского на статью Гоголя. Требуется выяснить множество обстоятельств.

Последующие выступления студентов связаны с анализом ряда работ, в частности с обобщающим исследованием С. И. Машинского[427], расширяющим представление студентов о творчестве и идейных позициях Гоголя. В своей книге С. И. Машинский отвечает на ряд вопросов, поставленных ранее перед студентами.

С большим оживлением может пройти обсуждение статьи А. С. Долинина[428]. Статья написана очень живо и увлекательно. Автор наглядно показывает единство позиций Гоголя и Белинского и значение их борьбы с реакционной журналистикой, в первую очередь с «Библиотекой для чтения». Студенты сами и с помощью преподавателя могут показать, что А. С. Долинин вносит много любопытного и нового в толкование уже известных им фактов. Так, например, письмо Гоголя к Погодину, в котором Сенковский сравнивается с пьяным гулякой, «очертя голову» разбивающим весь «благородный препарат» кабака, А. С. Долинин трактует как иносказательное изображение Гоголем всей деятельности Сенковского в журнале, где он самоуправно кромсает творения писателей Запада и беззастенчиво «исправляет» русских литераторов, не трогая только таких, как Пушкин, Гоголь, Жуковский. А. С. Долинин высказывает предположение, что Анна Андреевна в комедии Гоголя говорит не о редакторе «Библиотеки для чтения» Сенковском–Брамбеусе, а о герое повести Павла Павленки «Барон Брамбеус» —улане и хвате, который в угоду помещику–провинциалу, желавшему выдать свою дочь за литератора, именует себя бароном Брамбеусом и благодаря этому преуспевает в сватовстве.

Много интересного добавляет А. С. Долинин в картину журнальной борьбы 1830–х годов анализом статьи о «Ревизоре», помещенной в «Библиотеке для чтения». Ею Сенковский мстил Гоголю за выступление против него в комедии. Открыто против Гоголя Сенковский выступил значительно позже, написав статью о «Мертвых душах», в которых ставил Гоголя ниже бульварного романиста Поль де Кока и назвал поэму безнравственным и карикатурным произведением.

В. Г. Березина[429] вводит в научный обиход новый материал: в фондах Государственной публичной библиотеки имени М. Е. Салтыкова–Щедрина ею обнаружен необычный экземпляр первого номера «Современника». В этом экземпляре то же число страниц, та же дата цензурного разрешения — 31 марта 1836 г., как и во всех прочих экземплярах этой книги. Но в нем иначе сверстаны страницы с 296 по 319 — весь раздел «Новые книги». В этом экземпляре нет заключительной заметки к разделу «Новые книги». Статья «О движении журнальной литературы в 1834 и 1835 году» по–прежнему оставалась без подписи, но в оглавлении стояло имя Гоголя. На стр. 82—83 сфотографированы два оглавления «Современника» 1836, т. I — экземпляра Г. П. Б. (оглавление с именем Гоголя при статье «О движении журнальной литературы») и обычный экземпляр (оглавление без имени Гоголя при статье «О движении журнальной литературы»), В. Г. Березина считает, что вычеркнул из оглавления имя Гоголя и внес другие изменения Пушкин, и сделал он это до 8 апреля, до отъезда на похороны матери: Пушкин стремился оградить Гоголя от «возможных оскорбительных выпадов «Библиотеки для чтения» перед 19 апреля 1836 г. — премьерой его комедии «Ревизор» в Александрийском театре.

Студенты убеждаются в том, что, хотя интересующие их вопросы разрабатываются углубленнее, они решаются еще по–разному и к окончательному ответу литературоведение пока не пришло. Окончательный ответ могли бы дать корректурные листы «Современника», подписанные к печати автором статьи и редактором журнала, из которых стало бы ясно, кто внес изменения в журнальный текст статьи. Но корректура не сохранилась.

После обсуждения работ советских литературоведов руководитель занятий подводит итоги:

1. Вопрос о том, была ли статья Гоголя программной статьей «Современника», представляется в основном решенным.

В. В. Гиппиус, Н. И. Мордовченко, С. И. Машинский, А. Н. Степанов[430], В. Г. Березина убедительно показали, что статья Гоголя близка к позиции Пушкина, но программной статьей журнала она могла бы считаться с большими оговорками. Обусловлено это, с одной стороны, тактическими соображениями редактора журнала, а с другой, — несомненно, большей, чем у Гоголя, широтой взглядов Пушкина на Белинского и Шевырева (о чем писали Н. И. Мордовченко, С. И. Машинский и В. Г. Березина).

2. Вопрос о «Письме к издателю» А. Б. и о «Примечании издателя» выяснен в работах В. В. Гиппиуса, А. Н. Степанова, В. Г. Березиной.

3. Вопрос об отношении Гоголя к критической деятельности Шевырева и Белинского, освещенный в статьях Н. И. Мордовченко, С. И. Машинского, А. Н. Степанова, В. Г. Березиной, окончательно не решен до сих пор. Он тесно связан с оценкой идеологических позиций Гоголя в 1830–е годы, для выяснения которых нужна большая работа. Не решен также вопрос об отношении Пушкина к критической деятельности Шевырева.

Дальнейшее изучение журнальной борьбы 1830–х годов поможет яснее определить позиции Пушкина, Гоголя, Белинского в этой борьбе. Непочатый край работы перед будущими исследователями «Современника», «Телескопа», «Московского наблюдателя» и других журналов того времени.

Заключительные выводы по теме преподаватель поручает сделать небольшой, но хорошо подготовленной группе студентов, которым рекомендуется прочитать и продумать статью Н. Н. Петруниной и Г. М. Фридлендера «Пушкин и Гоголь в 1831 — 1936 годах»[431]. Статья эта подводит итоги и дополняет многие из затронутых на практических занятиях вопросов темы.

Какое значение имеет такой тип практических занятий?

Все глубже и глубже знакомясь с темой, студенты выступают с возражениями тому или другому исследователю по отдельным вопросам или даже по концепции в целом. Не соглашаясь с его доводами, они выдвигают свою аргументацию. Часто материал практических занятий побуждает студентов к выбору темы курсовой или дипломной работы. Именно на практических занятиях надо раскрыть перед студентами тему так, чтобы они ощутили перспективу дальнейшей работы над ней. Студенты должны понять, что изучение многих вопросов далеко не окончательно, ряд проблем еще не решен и что в их разработке и они смогут принять участие. Практические занятия расширяют также представление студентов об историографии вопроса, знакомят их с исследованиями, которые вошли в основной фонд литературоведения, заставляют думать о дальнейших путях развития науки.

вернуться

427

См.: Машинский С. Гоголь и революционные демократы. М., 1953, с. 244.

вернуться

428

См.: Долинин А С. Из истории борьбы Гоголя и Белинского за идейность в литературе, 1956, с. 26—58.

вернуться

429

См.: Березина В. Г. Новые данные о статье Гоголя «О движении журнальной литературы в 1834 и 1835 году». — В кн.: Гоголь Н. В. Статьи и материалы. Л., 1954, с. 70—85.

вернуться

430

См.: Степанов А. Н. Гоголь–публицист (Гоголь — сотрудник «Современника» Пушкина). — В кн.: Гоголь Н. В. Статьи и материалы. Л., 1954, с. 39–69.

вернуться

431

См.: Петрунина Н. Н., Фридлендер Г. М. Пушкин и Гоголь в 1831—1836 годах. — В кн.: Пушкин. Исследования и материалы, т. VI. Л., 1969, с. 197—228.

85
{"b":"178241","o":1}