ЛитМир - Электронная Библиотека

Джус Аккардо

Прикоснись ко мне

Jus Accardo

TOUCH

Настоящее издание печатается с разрешения автора и литературных агентств Taryn Fagerness Agency b Synopsis

Copyright © Jus Accardo, 2011

© В. Миловидов, перевод на русский язык, 2013

© ООО «Издательство АСТ», 2013

1

Их не было видно, но я знала – они там, в самом низу. Ждут. Маленькие кровожадные ублюдки – наверняка были бы не прочь, чтобы мы сломали себе шеи.

– Ну, и что ты об этом думаешь? Тут падать футов пятнадцать.

– Легко! – отозвался Брандт.

Налетел порыв ветра, и Брандт схватил меня за руку. Как только я снова твердо встала на скейтборд, он приник к горлышку и опрокинул в себя остатки пива.

Мы осторожно глянули вниз. Тусовка – там, под нами, – была в полном разгаре. Пятнадцать наших самых близких и самых чокнутых друзей.

Брандт шумно вобрал в себя воздух:

– Ты уверена?

Я протянула ему пустую бутылку.

– Зря что ли меня прозвали Свихнувшейся Королевой?

Слева балансировал на своем скейте Гилман. Хоть и было темно, я видела, как лунный свет поблескивал в капельках пота, выступивших у него на лбу.

Слабак.

– Ты готов?

Сглотнув, он кивнул.

Брандт прищурился и, размахнувшись, бросил бутылку в сторону деревьев. Мгновение тишины, затем приглушенный звон, и сразу – гиканье и дикий рев снизу, оттуда, где веселились наши друзья. Как же надо напиться, чтобы звон разбитой бутылки показался событием эпического масштаба!

– Я не в теме, Дез, – промолвил Брандт. – Ничего же не видно. Откуда знать, где приземлишься?

– Все будет классно. Миллион раз так делала.

Брандт упорствовал:

– В бассейн, помню, было. И с гаража. Но там было всего десять футов. А тут все пятнадцать. Не хватает потом волочь тебя на хребте домой.

Я отвернулась – мой обычный ответ на его нытье. Чуть согнула ноги в коленях и, повернувшись к Гилману, с усмешкой спросила:

– Ну что, мистер Отморозок, готов?

У машин кто-то врубил стереомагнитолу. Пульсируя, поплыли навстречу первые звуки «Poker face» Леди Гага. Подбадриваемая пьяными воплями, доносившимися снизу, я отпустила поперечный брус амбара и соскользнула вниз.

Волосы тысячей маленьких плетей хлестнули меня по щекам. Крыша амбара прогрохотала под колесами скейта всеми своими буграми, и – пустота!

Лечу! Я лечу!

На несколько блаженных мгновений я была невесомой. Совсем как перышко: подхваченное ветром, оно грациозно порхает, прежде чем лечь на землю. Адреналин мощно хлынул в кровь – кайф запредельный!

Самое поганое с этими выбросами адреналина – они никогда не длятся долго.

Мой длился, похоже, не больше пяти секунд, ровно столько, чтобы слететь с крыши амбара в слежавшуюся копну сена.

Я рухнула жестко; ничего, впрочем, серьезного: ну, кобчик ушибла, да еще пара-тройка синяков. Бывало и похуже – и ничего. Преодолевая острую боль, я нагнулась и стряхнула с джинсов сено. Бегло их осмотрела: дырка над коленом да несколько пятен грязи. Стиральной машине работы на пять минут.

Позади меня воздух пронзил громкий вопль. Гилман.

Не стоит мешать текилу с персиковым шнапсом и будвайзером-лайт. Наделаешь глупостей. Зависнешь на тусовке, куда тебя не пускали, или отправишься в кусты с кем-нибудь вроде Марка Геллера.

Или махнешь на скейтборде с крыши ветхого амбара…

Хотя это не совсем правда. Кайфа я от этого не получала. Никакого. Только от поцелуев Марка. Это все алкоголь.

– Ты в норме? – окликнул с крыши Брандт.

Я жестом показала – все о’кей, надеюсь, он разглядел, – и пошла проверить, как там Гилман. Тот был окружен табунчиком девиц, и я подумала, не прикидывается ли он? Такому дохляку, как Гилман, толком никогда не приходилось быть в центре внимания, и он уж постарается выскулить сегодня хоть немного женской ласки, зуб даю.

– Ты точно чокнутая, Чика! – пробурчал он, вставая.

Я ткнула пальцем в копну сена, на которую приземлилась, в нескольких ярдах от того места, где рухнул он.

– Я чокнутая? Да я целилась прямо в сено!

– Уууууу! – послышался отчетливо вопль Брандта. Мгновение спустя он уже выбегал из-за стены амбара, энергично размахивая кулаками. Остановившись возле меня, Брандт показал Гилману язык. Тот усмехнулся и толкнул его. Брандт ткнул меня в плечо:

– Это моя девчонка!

– Девчонка, которой пора сматываться, – сообщила я. – А то десять минут полижешься в кустах, и Марк Геллер решит, что он мне друг навек. Провожать не нужно.

Брандт нахмурился.

– Но тусовка только начинается. Ты, что, хочешь остаться без джелл-о-шота?

Джелл-о-шоты! Холодное желе напополам с водкой. Как я его люблю! Может, стоит… Нет!

– Могу попробовать. Невелика потеря.

– Ладно. Тогда я с тобой.

– Еще чего! – отрезала я. – Ты давай жди, пока не явится Ее Горячее Величество, понял?

Брандт уже две недели пытался подцепить на крючок Кару Финли. Наконец она согласилась встретиться с ним сегодня на тусовке, и мне совсем не хотелось, чтобы вместо того чтобы воспользоваться этим шансом, он тащился за мной как сторожевой пес.

Брандт бросил взгляд через плечо. На поляне, в лунном свете, народ уже начал отплясывать.

– Ты точно нормально дойдешь одна?

– Естественно.

Я показала на свои ноги:

– Мне права не нужны, чтобы ими управлять.

Он колебался, но в конце концов победила Кара. Попрощавшись, я двинулась в темноту.

Мой дом был в нескольких минутах ходу – по полю, через неширокий ручей, за холмом. Я отлично знала этот лес и могла дойти до дома с закрытыми глазами. Что, кстати, и делала не раз.

Вытащив из заднего кармана мобильник, я охнула. Час ночи! Если повезет, у меня будет шанс пробраться домой и залезть под одеяло, пока не заявился папашка. Я совсем не собиралась зависать сегодня так поздно. И так напиваться. Я и пойти-то согласилась, чтобы морально поддержать Брандта, но когда Гилман начал болтать сверх меры… Да, у меня не было выбора – нужно было, чтобы он заткнулся. В конце концов, должна же я заботиться о собственном добром имени.

Ровно на полпути между домом и полем протекал неглубокий грязноватый ручей, в котором я играла еще ребенком, и тут мне пришлось на минуту остановиться. Издалека, оттуда, где шла тусовка, глухо доносился ритм ударных, взрывы смеха, и на мгновение я пожалела, что отвергла предложение Брандта отвести меня домой. Определенно, последняя бутылка пива была лишней.

Спустившись к ручью, я медленно втянула в легкие влажный воздух и тут же выдохнула. Стиснула зубы, затаила дыхание и стала твердить про себя: меня не вырвет, не вырвет…

Через пару минут тошнота прошла. Слава богу! Мне совсем не хотелось заявиться домой с запахом блевотины. Я стала карабкаться наверх, готовая двинуть к дому, но вдруг услышала шум и крики.

Черт! Небось, музыку врубили слишком громко и кто-то позвонил в полицию. Чудненько. Вряд ли папашка обрадуется, если ему среди ночи снова позвонят из полицейского участка. А с другой стороны – почему бы нет? Посмотреть на его физиономию в этот момент – да это стоит любых скандалов!

Я затаила дыхание и прислушалась. Теперь уже не просто шум доносился с места тусовки, а мужские крики.

Потом раздался тяжелый топот и хруст веток – кто-то продирался через подлесок.

Снова крики, на этот раз ближе.

Я сунула мобильник в карман и собралась карабкаться дальше, когда шум в кустах вновь привлек мое внимание. В темноте какой-то парень сбежал по склону и, споткнувшись, упал в нескольких футах от ручья.

– Боже!

Отпрянув, я зацепилась за торчащий корень и приземлилась задом прямо в грязь. Парень не шевелился. Я неуклюже поднялась и подошла к нему. Он явно неудачно приземлился; к тому же его босые ноги были все изрезаны. Вглядевшись, я заметила, что тонкая белая футболка была в крови; рана была и на виске. Парень выглядел так, будто его переехало газонокосилкой.

1
{"b":"178921","o":1}