ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лед. Чистильщик
Включаем обаяние по методике спецслужб
Князь Благовещенский (СИ)
Охотник. Куда вас, сударь… занесло?
Теория игр в комиксах
Цель. Процесс непрерывного совершенствования
Облики гордыни
Чизкейк внутри. Сложные и необычные торты – легко!
Лори
Содержание  
A
A

Интересно, что она была влюблена в одного мужчину, и все же посчитала другого таким неотразимым. Но Гарри Ратледж был одним из самых притягательных людей, которых ей только приходилось встречать, с таким налетом очарования, энергии и жесткости, что она не могла понять, каким человеком он в действительности был. Она задавалась вопросом, каков он в повседневной жизни.

И почти сожалела, что ей никогда этого не узнать.

– Назначьте мне испытание, – сказал Гарри, – и я сделаю все, о чем не попросите.

Когда их взгляды пересеклись, Поппи поняла, что он подразумевал:

– Насколько большое испытание? – спросила она.

Гарри немного наклонил голову, продолжая пристально изучать лицо девушки:

– Попросите что-нибудь.

– А если мне захочется замок?

– Идет, – быстро согласился Ратледж.

– На самом деле, я не хочу замок. Слишком предсказуемо. Как насчет бриллиантовой диадемы?

– Конечно. Скромная, подходящая для ежедневного ношения. Или что-то более изысканное?

Поппи начала улыбаться, хотя несколькими минутами раньше думала, что больше никогда не будет улыбаться. Она почувствовала поднимающуюся волну симпатии и благодарности. Она не могла представить кого-то еще, кто мог бы утешить ее в подобной ситуации. Но улыбка ее стала грустной, когда она снова подняла на него глаза.

– Спасибо, – сказала Поппи. – Но никто не может дать мне то, что я действительно хочу.

Привстав на цыпочки, она мило прижалась губами к его щеке. Это был дружеский поцелуй.

Прощальный поцелуй.

Гарри пристально смотрел на нее сверху вниз. Его внимательный взгляд заметил движение позади нее, прежде чем его рот накрыл ее в молчаливом требовании. Сбитая с толку его внезапной агрессией, выведенная из равновесия, она рефлекторно потянулась к нему. Это была неправильная реакция, неправильное место и время... неправильно чувствовать такую волну удовольствия от вкуса и ощущения его губ на своих...но, как она уже убедилась, существовали искушения, которым невозможно противиться. Поцелуи Гарри, казалось, парализовали каждую частичку ее самой, заставляя пылать. Пульс Поппи участился, и она казалось забыла как нужно дышать. Каждая клеточка ее тела вибрировала от новых ощущений, в то время как звезды лились каскадом вокруг них, рассыпаясь небольшими взрывами света, ударяющегося о плитки пола террасы со звуком бьющегося кристалла...

Пытаясь отгородиться от резкого шума, Поппи плотнее прижалась к нему. Но Гарри отстранил ее с тихим ворчанием и прижал ее голову к груди, будто пытался защитить от чего-то.

Девушка подняла ресницы и замерла, похолодев, потому что увидела, что кто-то... несколько человек, вышли на балкон.

Леди Норбери, которая выронила стакан шампанского от удивления, лорд Норбери, и еще одна пожилая пара.

И Майкл, со светловолосой женщиной, повисшей на его руке.

И все они в шоке уставились на Поппи и Гарри.

Если бы ангел смерти появился в этот момент с черными крыльями и сверкающей косой, Поппи побежала бы к нему с распростертыми объятиями. Потому что быть пойманной на балконе, целующейся с Гарри Ратледжем, было не просто скандалом... это было материалом для целой легенды. Она была уничтожена. Вся ее семья была уничтожена. Каждый в Лондоне будет знать обо всем с восходом солнца.

Парализованная сознанием ужасного положения, Поппи беспомощно смотрела на Гарри. И в какой-то момент ей показалось, что она увидела вспышку хищного удовлетворения в его глазах. Но затем их выражение изменилось.

– Наверное, будет трудно все объяснить, – сказал он.

Глава 10

(перевод – Milli, бета-ридинг – Москвичка, вычитка – Фройляйн)

Проходя по особняку Норбери, Лео был крайне удивлен, встретив некоторых своих приятелей – молодых лордов, по сравнению с распутством которых, даже его былые кутежи казались безобидной забавой – теперь же они были аккуратны и сдержанны, с безукоризненными манерами. Не впервые Лео отметил, насколько несправедливо было то, что мужчинам спускалось с рук гораздо больше, чем женщинам.

Это искусство манер, например... Он видел, как его сестры изо всех сил пытались запомнить сотни пунктов этикета, которые требовались в высшем обществе. Это при том, что главным интересом в правилах этикета для самого Лео было ломать их. И ему как мужчине с титулом прощалось, что угодно. Леди же во время вечерних трапез критиковали за их спинами, если они взяли не ту вилку для рыбного блюда, в то время как мужчины могли злоупотреблять алкоголем или сделать неуместное замечание, и все до единого делали вид, что не замечают этого.

Лео беспечно прошел по бальному залу и остановился поблизости от дверного проема тройной ширины, осматриваясь по сторонам. Уныло, уныло, уныло. Его окружал бесконечный ряд девственниц с компаньонками и группки сплетничающих дам, все это напомнило ему курятник. Его внимание было привлечено видом мисс Маркс, наблюдающей как Беатрис и ее партнер танцуют.

Маркс, как обычно, выглядела напряженной, ее стройная, облаченная во все темное, фигура была пряма, словно она аршин проглотила. Компаньонка никогда не упускала возможности продемонстрировать свое презрение к Лео, и относилась к нему так, словно его интеллектуальный уровень не превосходил уровня устрицы. И она категорически не воспринимала его заигрывания и юмор. Как любой здравомыслящий человек, Лео прикладывал максимум усилий, чтобы избегать ее.

Но к своему огорчению он никак не мог перестать задаваться вопросом, как она будет выглядеть после ночи, полной страстных любовных утех.

Ее очки полетят прочь, волосы рассыпятся свободным водопадом, а бледное тело освободится от этого хитроумного изобретения – корсета и шнуровок.

Внезапно все в зале перестало интересовать его в такой степени, в какой заинтересовала компаньонка его сестер.

Лео решил пойти побеспокоить ее.

– Привет Маркс, как...

– Где вы были? - разъяренно прошипела компаньонка, а ее глаза гневно сверкнули за стеклами очков.

– В комнате, где играют в карты. А затем я немного поужинал. Где я еще должен был быть?

– Вообще-то вы должны были помогать Поппи.

– Помогать как? Я обещал, что буду танцевать с ней, и я здесь, – Лео осмотрелся вокруг. – А где она?

– Я не знаю.

Рэмси нахмурился:

– Как вы можете не знать? Вы хотите сказать, что потеряли ее?

– В последний раз, когда я ее видела, примерно десять минут назад, она шла танцевать с мистером Ратледжем.

– Владельцем гостиницы? Он не появляется на таких мероприятиях.

– Этим вечером появился, – сказала мисс Маркс, сохраняя пониженный тон. – И теперь они исчезли. Вместе. Вы должны найти ее, милорд. Сейчас. Иначе она погубит себя.

– Почему вы не последовали за нею?

– Кто-то должен следить за Беатрис, иначе она тоже исчезнет. Кроме того, я не хотела привлекать внимание к исчезновению Поппи. Пойдите найдите ее, и побыстрее.

Лео продолжал хмуриться.

– Маркс, если вы не заметили, другие слуги не отдают приказы своим хозяевам. Так что, если вы не возражаете...

– Вы не мой хозяин, – задохнувшись от его нахальства, Кэтрин все же сумела ответить надменно.

"О, я хотел бы им быть", – подумал Лео, сердито ощущая просыпающееся возбуждение, каждый волосок на его теле становился дыбом. Как и одна особенность его анатомии. Он решил удалиться прежде, чем эффект от этого станет очевиден.

– Хорошо, пригладьте перышки, я найду Поппи.

– Начните искать в тех местах, куда бы вы утащили женщину, чтобы скомпрометировать ее. Их не так уж много.

– Да нет, много. Вы были бы поражены разнообразием мест, которые я бы...

– Пожалуйста, – пробормотала компаньонка, – мне и так уже тошно.

Окинув взглядом бальный зал, Лео заметил ряд французских дверей в дальнем конце комнаты. Он достиг балкона, пытаясь идти с такой скоростью, которая не привлекала бы внимание. Благодаря его проклятой "удаче" Лео дважды останавливали, втягивая в разговор, один раз его друг, который хотел узнать его мнение по поводу одной леди, а второй – вдова, которая полагала, что пунш был несвежим и хотела узнать пробовал ли Лео этот пунш. Наконец, ему удалось проскользнуть через одну из дверей наружу.

24
{"b":"184556","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Все, способные дышать дыхание
Революция сочувствия. 30 дней жизни по велению сердца.
Знаменитое Таро Уэйта
Бабочка
Методика доктора Ковалькова. Победа над весом
Джедайские техники. Как воспитать свою обезьяну, опустошить инбокс и сберечь мыслетопливо
Анатомические поезда
Беспорядок вещей
Мы всегда были вместе