ЛитМир - Электронная Библиотека

Кейти Макалистер

Секс, ложь и вампиры

Всегда удовольствие разделить любовь к сексапильному задумчивому вампиру с хорошей подругой, но когда эта подруга требует от вас написать героя только для нее (и продолжает выдавать вам список требуемых качеств), что прикажете делать несчастному автору? Диана Холл-Харрис именно такая подруга, так что я посвящаю эту книгу ей. Я также хочу поблагодарить Лорен Барнхолдт за то, что предложила изумительное название для романа, – молодчина, Лорен!

Глава 1

– Чертенята?

Я удивленно моргнула. Не ожидала услышать такой вопрос.

– Простите?

– Чертенята? Вы приехали их убрать, верно? – Женщина, ответившая на дверной звонок, что торчал из кремового цвета стены дорогого здания, и открывшая мне дверь, не походила на умалишенную, но как часто вас встречают в дверях вопросом, не приехали ли вы убрать чертей?

Хотя, с другой стороны, может, все дело в расстройстве биоритмов в связи с перелетом через несколько часовых поясов, и мне только кажется, что она спросила меня о чертенятах? А что еще вероятнее, это расстройство, что настигло меня еще в Лондоне, до сих пор затуманивает мне мозги. Либо это, либо она говорила по-чешски, и слово просто звучало похоже на «чертенята».

Я потрясла головой, чтобы прийти в себя, и решила уповать на свою улыбку, несмотря на то что она была несколько кривовата.

– Добрый вечер, меня зовут Нелл Харрис. Мне назначена встреча с миссис Банасек.

– Доктор Харрис? – пропела вторая женщина, приближаясь. – Какое это счастье наконец-то познакомиться с вами! Полагаю, ваш полет из Амстердама был просто превосходным? Прошу вас, не обращайте внимания на беспорядок – нас определенно затопили чертенята, и бедная Гертруда просто с ног сбилась.

Голос – мягкий, утонченный, с легким славянским акцентом – почти полностью соответствовал хозяйке. Я перевела взгляд с женщины, что стояла в дверях (короткая, коренастая, с волосами цвета железа и с совершенно серьезным выражением лица, что вызывало жалость к чертенятам, что бы это ни было), на грациозное создание, которое плыло ко мне через холл по выложенному мрамором полу. Мелиссанда Банасек оказалась не только самой прекрасной женщиной из всех, что мне доводилось видеть, но и была, судя по дорогому дому в центре Праги и явно не из супермаркета темно-красного цвета шелковому халатику, весьма небедной особой. Во всяком случае, она была достаточно богатой, чтобы притащить бедного профессора медиевистики из Сиэтла в Чехию просто из прихоти.

– Чертенята, – констатировала я в замешательстве. Здоровой рукой я прижала сумку (повидавшую виды, с одной оторванной ручкой) к груди (заключенной в бюстгальтер, чтобы держал в узде своих внушительного размера постояльцев) и в десятый раз пожалела, что пошла на поводу у любопытства (всегда знала, что это не доведет меня до добра).

– Да! Вы знаете, как избавиться от них? – спросила Мелиссанда, протягивая руку. – Мы уже все испробовали – от ласточки до драконьего яда, но все без толку. Инвазия, похоже, слишком серьезная для домашних средств. Поэтому мы и позвали ловчего чертей. Проходите же, вы, должно быть, устали после перелета. Кофе, чай?

– Кофе, пожалуйста, – сказала я. Разум мой был, мягко говоря, помрачен. Может, в Праге все сошли с ума, а я и не знала? Или я устала больше, чем думала?

– Вы знаете хорошее средство от чертенят? – Мелиссанда подплыла к кремового цвета диванчику, который идеально гармонировал с кремового же цвета коврами и светлыми атласными обоями. Я робко присела на пуфик рядом с диванчиком.

– Я даже не знаю, кто такие чертенята. Вы… вы ведь не шутите насчет них? – Пушистый пуфик немного смягчил шок, который железной рукой схватил меня за горло, едва я переступила порог этого дома.

Мелиссанда склонила голову, и ее серебристо-светлые волосы, как шелковая вуаль, прикрыли глаза. Она оценивающе смотрела на меня какое-то время.

– Как глупо с моей стороны. Я же читала ваше досье и теперь припоминаю, что, несмотря на то что вы одна из нас, в нашем мире у вас нет опыта.

Волосы у меня на затылке встали дыбом. Я поняла, что расстройство биоритмов в связи с перелетом через несколько часовых поясов здесь ни при чем. Равно как ни при чем и мое потрясение. Просто женщина передо мной – мой работодатель на ближайшие несколько недель – совершенно точно оказалась ненормальной. Я была немного разочарована, что мне не представилась возможность изучить древние доспехи. Хорошо хоть заранее купила обратный билет и денег у меня хватало на ночь в номере, где я оставила вещи.

Не делая резких движений, я медленно подобрала сумочку, которую положила к ногам, и поднялась.

– Знаете, мне кажется, я забыла кое-что снаружи. Что-то… м-м-м… важное. Очень важное. Мне бы не хотелось, чтобы чертенята туда добрались, так что я выгляну убедиться, что все в порядке.

Улыбка оживила ее аккуратно подкрашенные губы и чуть опустила уголки и без того экзотических глаз. Славянское наследие в ее внешности стало еще более очевидным.

– Вы думаете, я душевнобольная! Как это ново. Все здесь воспринимают меня слишком серьезно, неплохо разнообразия ради показаться умственно неполноценной.

Сигнал тревоги, который звучал у меня в подсознании давно уже, теперь взвыл на полную мощность.

– Знаете, мне кажется, что мы обе совершили ошибку, миссис Банасек. Так что я, пожалуй, пойду, и расстанемся друзьями.

– Я не такая, знаете ли. – Она шла следом за мной, пока я пятилась из комнаты. – Не умалишенная. Я просто неправильно ввела вас в курс дела… ах, осторожнее, не наступите! Гертруда пообещала уйти от меня, если я размажу еще хоть одного чертенка по ковру. А сейчас так сложно найти хорошего помощника.

Я развернулась, ожидая увидеть Гертруду с мясницким ножом в руке, ну, или что-нибудь такое же ужасное и отвратительное, но вместо этого обнаружила на полу маленькое создание не более трех дюймов ростом. Оно было серо-зеленого цвета и одной парой рук пыталось вытянуть свой безволосый хвост из-под моей туфли, а второй парой колотила по каблуку. Создание что-то рассерженно кричало мне.

– А-а-а-а-а-а! – завизжала я, бросая сумку. Я перепрыгнула приличное расстояние до пуфика за доли секунды. Я едва не свалилась, но каким-то чудом мне удалось удержать равновесие. – Это что еще за тварь? – вскричала я, подтягивая ноги на тот случай, если бестия кинется меня преследовать.

– Чертенок, – сказала Мелиссанда печально, в то время как зеленая тварь погрозила мне тремя из четырех кулачков и выскочила из комнаты. – А точнее, типичный среднеевропейский чертенок. Есть какое-то латинское название, но я никак не могу его запомнить. Не самое умное создание, хотя, с другой стороны, и не самое опасное. Если, конечно, не нападать на их короля, иначе они могут что попало наделать, пока вы спите. Во всяком случае, так мне сказали.

– Меня что, наркотиками накачали? – спросила я, все еще сидя с подогнутыми ногами на пуфике, пока Мелиссанда закрывала за чертенком дверь. – Вы сидели рядом со мной во время перелета из Лондона и подсыпали что-то в диетическую колу, а это значит, что вы контрабандой провезли меня через таможню, преследуя какую-то свою цель, верно? Потому что иначе…

– Иначе вы действительно видели чертенка, а это в корне меняет ваше представление о мире. Да-да, знаю. Я приношу свои извинения за то, что не могу сделать это надлежащим образом – я имею в виду ознакомить вас с теорией, – но моего племянника держат в заточении уже три недели, а теперь и мой брат пропал, так что времени на это нет.

– Ознакомить с теорией? – спросила я, опуская и беря из ее рук свою сумочку, которую она любезно подняла с пола. Я держала сумочку на вытянутых руках на тот случай, если одна из этих тварей забралась внутрь. – Это что, культ какой-то? Вы собираетесь промыть мне мозги? Сразу вам хочу сказать, денег у меня нет, и…

1
{"b":"18495","o":1}