ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Надо учесть, что этот район расположен между Тропиком Рака и экватором. Значительная часть Мексики находится в субтропической зоне. Поэтому Солнце здесь дважды достигает зенита, а не один раз, во время летнего солнцестояния. В это время шест, поставленный вертикально, в полдень не отбрасывает тени. В период между этими датами, в течение лета, Солнце, проходя по северной стороне неба, в полдень освещает северную сторону зданий, таких как пирамиды, которые отбрасывают тень в южную сторону. Оба эти дня в Центральной Америке считались очень важными, и символом их, по-видимому, являлась двуглавая змея, изображения которой есть, например, на ацтеке ком календарном камне.

Еще одна интересная постройка запотеков находится в районе центральной площади и имеет прозаическое название «здание в форме буквы J». Оно, кажется, единственное в городе — не четырехугольной формы и не ориентировано по сторонам света[127]. По форме оно скорее напоминает корабль, «плывущий» с юго-востока на северо-запад. По мнению некоторых исследователей[128], если жрец стоял на ступеньках этого здания, глядя на юго-восток, то он мог наблюдать восход яркой звезды Капеллы (альфа Возничего). Возможно, первое появление Капеллы (после периода, когда ее не было видно) считалось предвестием первой даты, когда Солнце поднималось в зенит. В связи с этим снова вспоминается, что древние египтяне восход Сириуса связывали с началом года. Может быть, для запотеков год начинался со дня первого солнечного зенита, а потому они наблюдали за восходом Капеллы, а также за шестом в другом храме? Есть и такое мнение: необычная ориентация здания в форме J каким-то образом связана с северным магнитным полюсом, что она «показывает» направление, где он находился, когда был сооружен храм[129].

В этом же необычном здании есть серия пиктограмм, состоящих из дат и иероглифов. Они пока не переведены, а может, и не будут переведены, потому что мы не располагаем другими образцами письменности запотеков. Но некоторые археологи стали утверждать, что именно запотеки изобрели иероглифическую письменность Нового Света. Если учесть, что на некоторых ольмекских камнях в Ла Венте также есть непереведенные иероглифы, — такая точка зрения едва ли обоснована. Тот факт, что ольмеки связаны с Оахакой и культурой Монте Албан, дает основания заключить, что, скорее, запотеки унаследовали от своих предшественников и календарь, и письменность. Это также говорит о высоком уровне культуры ольмеков, предшественников майя. Однако возникает вопрос: откуда сами ольмеки почерпнули свои познания? Это — табу для мексиканской майянологии, потому что эта проблема связана со многими культурными и расовыми моментами. Однако мы видели свидетельства того, что ольмеки могли вступить в контакт с древними египтянами или другими мореплавателями древности. Но еще более странным, даже безумным, показалось бы предположение, что центральноамериканская культура зародилась на исчезнувшем континенте — в Атлантиде.

АТЛАНТИДА: «ДОПОТОПНЫЙ» МИФ

Как мы видели, темой многих ранних книг о майя были и их связи с так называемой утраченной цивилизацией Атлантиды. Эта идея, популярная среди эзотериков, вызывала смех или раздражение у профессиональных археологов Центральной Америки. Но следует ли отвергать версию Атлантиды просто как миф, или за этой легендой все же стоят какие-то факты? Я был готов к восприятию новых взглядов на эту проблему.

Первым об Атлантиде упоминает Платон, который вкратце пересказывал ее историю в сочинениях «Критий» и «Тимей». Он сообщает, что о ней было рассказано афинскому законодателю Солону во время визита в Египет. Критий, один из платоновских персонажей, пересказывает эту историю Сократу в том виде, как будто бы слышал ее от своего деда, и этот рассказ очень напоминает легенды майя о неоднократных катаклизмах на Земле. Египетский жрец рассказывает Солону, что об историй мира они знают куда больше греков: «Вы помните только один Потоп[130], а было их несколько… Ты и твои сограждане произошли от немногих уцелевших людей, но вы об этом ничего не знаете, потому что на протяжении многих поколений никто не записывал рассказов о событиях»[131].

Согласно Платону, на месте средней части Атлантического океана некогда находился материк, и именно афиняне отразили вторжение с того материка в Европу и Африку:

«В одной из летописей рассказано, как ваш город (Афины) отразил нашествие многочисленных врагов, пришедших с земли посреди Атлантического океана, которые рвались в города Европы и Азии. В те дни по Атлантике плавали корабли. Напротив пролива, который вы называете «Геркулесовыми столбами», был огромный остров, больше, чем Ливия и Азия[132], вместе взятые, и оттуда путешественники могли достигать других островов, а оттуда — материка на противоположной стороне Земли, окруженного океаном»[133].

Удивительно не только то, что это — первое письменное упоминание об Атлантиде, но и то, что египтянам было известно о существовании Америки[134]. Ведь здесь определенно идет речь о существовании «земли, окруженной океаном», по ту сторону Атлантики. Если даже отбросить версию существования Атландиды, это — серьезное свидетельство в поддержку версии о доколумбовых контактах между Старым и Новым Светом, иначе откуда бы египтянам знать об этом материке?

Платон продолжает рассказ:

«На острове Атлантида некогда правила династия могущественных царей, которая управляла не только всем этим островом, но и многими иными, а также — частью материка, и землями за проливом — Ливией до границ Египта и Европой до Тоскании»[135].

Отсюда можно заключить, что Атлантида была могущественной морской державой и контролировала не только часть Европы и Северной Африки, но и «часть материка», то есть, очевидно, часть Америки. Не довольствуясь этим, империя Атлантиды еще пыталась организовать вторжение в Грецию и в Египет. Был составлен союз для борьбы с захватчиками, но практически одни Афины отразили их натиск, спася от рабства все Средиземноморье. Платон сообщает также:

«А потом наступило время, когда начались ужасные землетрясения и наводнения, и вот, в один страшный день земля разверзлась и поглотила всех ваших (афинских) воинов, а Атлантиду поглотило море, и она навсегда ушла под воду. Вот почему море в тех местах сейчас непроходимо для кораблей: этому мешает земля под поверхностью воды, остатки затонувшего острова»[136].

В другом месте, упоминая об этом мифе, Платон сообщает, что 9000 лет прошло с тех пор, как была объявлена война между людьми, жившими за пределами Гибралтарского пролива, и теми, кто жил в Средиземноморье. Мы не знаем, сколько времени продолжалась эта война, но из текста ясно, что она началась до того, как жители Атлантиды получили контроль над Ливией и частью Европы, и так как рассказ Платона относится к 350 году до н. э., то начало этой войны должно было относиться ко времени не позднее 9500 года до н. э. В эту дату поверить трудно, потому что это — на несколько тысячелетий раньше, чем начинается известная история культур и Египта и Греции (в Европе тогда еще только заканчивался Ледниковый период).

Значит, если принять эту дату, названную Платоном, то перед исследователем встанут, по-видимому, неразрешимые проблемы. Если действительно существовал континент размером с Ливию и Малую Азию, вместе взятые, который впоследствии затонул, то почему до сегодняшнего дня не найдено никаких свидетельств этого? Затем, Платон сообщает, что у египтян в его время были какие-то упоминания в хрониках об этом событии, но современная египтология свидетельствует, что время возникновения египетской культуры — не ранее примерно 3100 года до н. э. В ту же эпоху, о которой идет речь у Платона, египтяне были кочевниками времен палеолита, занимались охотой и даже еще не начали одомашнивать скот[137].

вернуться

127

J. Diaz Bolio. The Giemetry of The Maya, c.55–61.

вернуться

128

E. Hadingham, указ, соч., с. 179.

вернуться

129

Это сообщил мне гид, показывавший руины в 1994 году.

вернуться

130

Как у многих народов, у эллинов был свой миф о потопе. Их «Ноя» звали Девкалионом.

вернуться

131

Timalus, Penguin ed., с. 36.

вернуться

132

Здесь: Малая Азия (пер.).

вернуться

133

Там же, с. 37.

вернуться

134

Этот, весьма произвольный, вывод принадлежит, разумеется, не Платону, а самим авторам (пер.).

вернуться

135

Там же, с. 37–38.

вернуться

136

Там же.

вернуться

137

Eg. A. Rosalie David. The Egyptian Kingdoms, Elsevier/Phaidon.

32
{"b":"185930","o":1}