ЛитМир - Электронная Библиотека

— Кажется, ты изволишь допрашивать меня? Ринальдо скромно опустил глаза.

— Ступай… и советую тебе поменьше интересоваться тем, что тебя не касается. А вот это тебе для поощрения твоих помощников, — добавил граф, вынимая из ящика роскошного комода флорентийской работы, покрытого затейливой инкрустацией из разноцветных камней, слоновой кости, перламутра и золота, горсть золота и бросая ее на стол.

— Завтра вечером я сообщу вашей милости о результате нашей первой попытки. Теперь же с вашего разрешения иду обдумать план действий, — проговорил итальянец, быстро собрав деньги и низко кланяясь графу.

Уже заря загоралась на небе, а граф все еще не мог успокоиться. Наконец он пересилил себя и лег в постель, но пи на минуту не сомкнул глаз. То ему чудилась высокая худая фигура Сирано и слышался его резкий насмешливый голос, то снова имя его родного отца, словно огнем, вырисовывалось в каждом углу темной комнаты, и он бессильно метался на кровати, тщетно призывая успокоительный сон.

Между тем Сирано действительно, по выражению Ринальдо, спал как сурок Утром, с окрепшими силами, бодрый, неунывающий, он весело позвал Кастильяна, спавшего в его кабинете. Протерев глаза, молодой человек замурлыкал какую-то песню очевидно, его раздражало это несвоевременное пробуждение.

— Ну, дитя мое, я не для того призвал теперь тебя, чтобы ты своим пером увековечивал мои различные оды, баллады, романсы и трагедии В настоящее время необходимо забросить все эти штуки, а взять в руки более подходящее оружие, то есть шпагу.

— Вы будете драться?

— Нет, но мы с тобой отправимся в маленькое путешествие, а так как ты одинаково-хорошо владеешь пером и шпагой, то я не буду сердиться, если ты в беде выручишь меня удачным и своевременным ударом твоей шпаги.

Глаза Кастильяна радостно блеснули: страстно любя всевозможные приключения, он сильно обрадовался приказанию своего господина. Затем, нахмурившись и приняв озабоченный вид, он выбрал из арсенала Бержерака тонкую, гибкую шпагу и, попробовав ее на полу, с важным видом заткнул за свой пояс из буйволовой кожи.

— О, черт возьми, да ты выглядишь теперь таким молодцом, просто загляденье! Это очень кстати, так как мы идем теперь штурмовать гнездышко черноокой красавицы.

— В таком случае, к чему это вооружение?

— А к тому, мой друг, что эта красотка может очутиться под защитой молодцов, прекрасно владеющих оружием.

— А, теперь понимаю! Что ж, мы идем сейчас?

— Нет, сегодня вечером. Мрак лучше света хранит поручаемые ему тайны. Притом, если встретится необходимость в маленьких тумаках, их гораздо удобнее давать в темноте, чтобы не беспокоить напрасно городскую стражу и не нарушать спокойствия мирных граждан. Теперь же ты смело можешь потолкаться на Новом Мосту, пока я пойду поздравить с добрым утром нашего почтеннейшего и уважаемого Жана де Лямота, которому, к слову сказать, пора бы отправиться ко всем чертям! — сказал в заключение Сирано.

Минуту спустя господин и слуга, веселые и довольные, вышли на улицу. Кастильян направился к Новому Мосту, а Сирано пошел к судье.

Жан де Лямот любезно принял Сирано и сообщил ему, что дело Мануэля требует тщательных и долгих исследований и что решение может состояться не раньше чем через месяц. Получив в виде особой милости разрешение написать заключенному письмо, Сирано постарался утешить Мануэля, после чего вернулся к себе.

Кастильян еще не возвращался. Позавтракав, Сирано принялся за письмо к Жаку Лонгепе. Закончив свое длинное послание и спрятав его в ящик комода, Бержерак вынул оттуда туго набитый кошелек и положил его в карман. В ту же минуту вернулся и Сюльпис, воинственно позвякивая своей саблей.

— У нас еще много времени впереди, пойдем теперь в «Отважное сердце», там пообедаем и скоротаем время.

— Великолепная идея! Я, признаться, позабыл позавтракать и теперь так голоден, что готов хоть камни есть наподобие Сатурна, отца богов.

Таверна «Отважное сердце» помещалась на улице Генего, невдалеке от театра Бриоше, памятного читателям печальной историей Фаготена. Из окон комнаты, где поместился Сирано со своим секретарем, виднелась часть Нового Моста, и, вероятно, Бержерак с умыслом выбрал эту таверну для ожидания часа своего предприятия.

Беспечно болтая с Сюльписом и продолжая свой обед, Сирано не спускал глаз с пункта своих наблюдений. Приближалась ночь; на улице становилось темнее, фигуры прохожих неясно расплывались во мраке и, словно фантастические тени, мелькали за тусклыми окнами таверны. Дальнейшие наблюдения становились невозможны. Вероятно, Сирано не добился желаемого результата, так как, выругавшись сквозь зубы, встал из-за стола, расплатился с хозяином и вышел на улицу вместе со слугой.

Пройдя вдоль Сены, они быстро направились к Несльскому мосту; по дороге Сирано вполголоса объяснил слуге то, о чем тот не смел спросить. Вскоре вдали вырисовалась темная масса «Дома Циклопа» с единственным освещенным окном.

— Она дома! Надо понаблюдать немного! — прошептал Сирано, и, завернувшись в плащи, оба прижались к стволу исполинского дерева, широко раскинувшего свои ветви. Смело можно было пройти мимо них и не заметить эти неподвижные фигуры, словно сросшиеся с толстым стволом дерева.

Это место, отличавшееся своей малолюдностью даже днем, теперь было совершенно пусто, так как в этот поздний час мирные обыватели спешили к себе в свои уютные квартиры, а на их место выступали, различные бродяги, жулики и искатели приключений.

Наблюдения наших знакомцев длились уже добрых полчаса, наконец дверь «Дома Циклопа» тихо открылась и из нее вышла какая-то темная фигура, вскоре за ней появилась другая, третья… Все они молча прошли мимо дерева, не замечая притаившихся Сирано и Сюльписа.

— Видел? — шепнул Сирано, толкая локтем слугу.

— Кто это?

— Это он, Бен-Жоэль!

— Ну, у меня не кошачьи и не рысьи глаза и я не могу знать, ошиблись вы или нет.

— Я прекрасно видел его и очень рад, что мы обождали. Без пего будет гораздо легче. Ты понимаешь, что нам удобнее избежать скандала. Мы тихонько приступим к нашим поискам, и прелестная черноокая Зилла будет единственной свидетельницей нашего визита. Идем, дитя мое!

XVI

Выйдя из-под огромного вяза, Сирано подошел к «Дому Циклопа» и постучался в низкую дверь Нахлобучив шляпу и закрыв нижнюю часть лица плащом, Сирано с Сюльписом стали совершенно неузнаваемы.

После третьего могучего удара молотка дверь отворилась и в ней показалась прежняя старуха Держа в руке лампу, она осветила лица прибывших и, убедившись в том, что это совершенно незнакомые ей люди, собралась уже захлопнуть дверь, как вдруг перед ее носом очутилась совершенно новенькая золотая монетка. Быстро схватив деньги и приятно улыбаясь, она спросила учтивым тоном.

— Что вам угодно, господа?

— А, старая хрычовка! Небось, золото заставило тебя быть гостеприимнее! Мне надо видеть Зиллу!

— Зачем?

— Ты слишком любопытна!

— Нет, я к тому, что Зилла не любит таких поздних посещений незнакомцев, а особенно когда она одна.

— Но если эти незнакомцы могут щедро заплатить за услуги, оказываемые им, то Зилла не будет слишком щепетильна относительно позднего часа, — проговорил Сирано, потряхивая кошельком, в котором весело звенело золото — Одним словом, почтеннейшая, мне бы хотелось купить у нее любовный напиток, — фамильярно добавил он.

— Ну, если так, то вы очень удачно попали сюда, — ответила успокоенная мегера. — Пожалуйте сюда, вот по этой лестнице вы прямо войдете в дверь Зиллы.

Эти указания были совершенно лишни для Сирано, так как он уже был знаком с квартирой Бен-Жоеля. Кастильян последовал за Сирано, то и дело спотыкаясь на скользких от грязи ступенях и посылая проклятья и этой лестнице, и старому дому, и всем его обитателям.

Узкая полоса света, пробивавшегося из-под дверей Зиллы, служила им путеводителем в этой кромешной тьме. Не постучав, Сирано толкнул легко подавшуюся дверь и очутился лицом к лицу с прекрасной хозяйкой.

21
{"b":"187268","o":1}