ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мы поедем вместе с тобой. — Чего ради? Не надо!

— Но ведь с тобой может случиться несчастье! — Что может случиться со мной? Этот судья трясется при одном моем виде! Так неужели же он рискнет напасть на меня на большой дороге?

— Да, ты отчасти прав. Вероятно, теперь, потерпев неудачу в своем предприятии, он обратится в Тулузу за нужными указаниями и помощью; а пока он будет терять время для всех формальностей, ты уже будешь далеко. Сегодня ты выедешь через ворота парка и незаметно выберешься на большую дорогу.

— Что? Я стану уезжать тайком? Нет, черт возьми, это значило бы показать этому идиоту, что я его боюсь! Как бы не так!

III

Вернувшись к своим сообщникам, то есть к Ляндрио и его помощникам, ожидавшим во дворе, судья с озабоченным и несколько сконфуженным видом рассказал им о результате своего визита к графу. Возвратившись в таверну, друзья серьезно принялись за обсуждение дела.

— Правду сказать, мне не хотелось бы раздражать графа, и я предпочел бы устроить все как можно тише, — начал судья. — Мне кажется, что лучше всего собраться нам всем на кюссанской дороге как можно дальше от города и там уже захватить этого дьявола!

— Я возьму с собой свое кропило! — проговорил пономарь.

— А я захвачу мой мушкет, — заметил Ляндрио.

— Кроме того, нужны еще косы, дубины, ножи, да не забудьте хорошую веревку, чтобы связать этого черта! Гавизак, Корню и Лескюер будут сторожить у ворот замка и мигом сообщат нам, лишь только он появится, а мы в то время соберемся… ну хотя бы у Золотого Креста.

— Слушасм-с! Ваше приказание будет исполнено!

— Теперь же, друзья мои, расстанемся на часок, я пойду осмотрю тюрьму, годна ли она для содержания преступника, да на всякий случай прибавлю еще парочку новых засовов.

Было уже пять часов, когда Сирано выехал из замка.

Граф и маркиз проводили своего друга до главной площади города, но, не заметив никакого подозрительного движения, оба распрощались с Сирано и, успокоенные, вернулись в замок.

Высоко подняв голову, Бержерак уверенно проехал вдоль главной улицы. Орлиный нос поэта и его блестящие огненные глаза наполнили невыразимым страхом всех женщин местечка, запуганных страшными рассказами мужей и братьев. Они пугливо выглядывали из всех щелей, стараясь собственными глазами увидеть страшного колдуна и злодея.

А он медленно ехал вдоль улицы, нарочно искажая свое доброе лицо самой зловещей, сатанинской улыбкой. Прохожие молча, со страхом уступали ему дорогу. Наконец, пришпорив лошадь, Бержерак рысью выехал из города. Между тем у Золотого Креста судья и человек двадцать крестьян терпеливо выжидали свою добычу.

Ляндрио изображал собой личного адъютанта толстяка судьи, тут же находились его секретарь и пономарь, вооруженный гигантским кропилом и медной кропильницей, до краев наполненной святой водой.

Все крестьяне были вооружены цепами, косами, вилами, старыми мушкетами, одним словом, тут был целый арсенал светского и духовного оружия.

Предусмотрительный и остроумный Ляндрио протянул поперек дороги длиннющую веревку, привязав ее к толстым стволам придорожных дубов. Веревка была совершенно незаметна и легко могла помешать побегу злосчастного Сирано.

Вдруг на дороге показался запыхавшийся разведчик.

— Едет! Едет! — торопливо крикнул он.

Воины бросились к оружию. Хотя благодаря повороту дороги еще ничего нельзя было заметить, но уже отчетливо был слышен топот скачущей невдалеке лошади.

И вот в последнюю минуту судьей овладела прежняя робость; однако воспоминание о короле да внушительный вид ярых телохранителей разрушили это слабое колебание.

Между тем совершенно уже успокоившийся Сирано показался на дороге. При виде внезапно подскочивших крестьян лошадь его взвилась на дыбы, но всадник успокоил ее и с недоумением оглянулся по сторонам. Кругом зловеще торчали дубины, косы, мушкеты…

— Что это за сборище? Это ваши штуки, господин судья? — спросил Бержерак, еще не обнажая своей шпаги.

Капитан Сатана или приключения Сирано де Бержерака - i_017.jpg

— Именем короля арестую вас! — крикнул судья, подавляя в себе внутренний страх, заставлявший дрожать все его тело. — Вяжите его! — обратился он к окружающим.

— Вам уже раз советовали лечь в кровать, позвольте же мне доставить вам случай исполнить этот благой совет! — насмешливо проговорил Сирано, быстро поднимая свою трость и опуская ее на полное лицо судьи. В одну минуту физиономия бедняги исказилась от сильной боли, и он невольно схватился рукой за кровавый шрам, оставленный тростью поэта.

Между тем пришпоренная лошадь Сирано взвилась и, прорвавшись сквозь кольцо неумелых воинов, помчалась по дороге в Кюссан. Но, не сделав и десяти шагов, она вдруг споткнулась о веревку и со всего маху грохнулась об землю, увлекая под себя седока.

Сирано звучно ругнулся и попытался освободиться из-под лошади, но толпа крестьян с торжествующими криками окружила его. Через минуту он был обезоружен, освобожден из-под лошади и связан, то есть, лучше сказать, с головы до ног опутан длиннейшей веревкой.

Поддерживая его со всех сторон, крестьяне поставили его на землю, и вдруг Сирано почувствовал на лице огромные холодные капли…

— Satanus Diabolos! Крикнул церковный служка, усердно кропя несчастного узника своим исполинским кропилом и немилосердно коверкая незнакомый ему язык. — Во имя Господа Бога, изыди, сатана, из сего раба грешного! — повторял он набожно, тряся кропилом над головой бедного поэта.

— Мерзавцы! Скоты! Псы смердящие! Вы горько поплатитесь за все эти оскорбления! — крикнул Сирано, почти задыхаясь от досады.

— Satanus Diabolos! — повторил Ляндрио, беря кропило из рук пономаря и орошая злосчастного писателя. — Во имя Пресвятой Богородицы и святителя Иоанна заклинаю тебя, успокойся, иначе пусть меня черт возьмет, если я не распорю тебя этим ножом! — угрожающе крикнул он, поднося к носу Бержерака свой огромный поварской нож.

Между тем секретарь судьи быстро бросился к лошади Сирано, тщательно осматривая боковые карманы седла. Найдя в одном из них том физики Декарта и наткнувшись вдруг на таблицу кругов, указывавшую движение небесных тел, он с торжеством обратился к судье:

— Вот, господин судья, каббалистические круги, с помощью которых колдуны очаровывают людей!

Выражение лица и движения секретаря были так комичны в эту минуту, что Сирано, несмотря на свое плачевное положение, невольно рассмеялся.

Бедный судья, занятый примочками из святой воды к своему пораненному лицу, внимательно взглянул на книгу и, значительно покачав головой, проговорил торжествующим тоном:

— Это послужит вещественным доказательством! Взваливайте его на плечи и несите в тюрьму!

Торжественная процессия медленно повернула назад к местечку.

Сирано молчал Казалось, он покорился своей судьбе, а на самом деле обдумывал способ выхода из своего изначального и в настоящую минуту чрезвычайно неудобного положения Он прекрасно знал, что переговоры с этой толпой баранов и ослов не привели бы его к хорошим результатам.

Между тем оставшаяся без седока лошадь Сирано, в недоумении поглядывая по сторонам и пощипывая траву, побрела дальше. Видя это, секретарь судьи, человек весьма аккуратный, взял ее под уздцы и спокойно повел в местечко, где и поставил в удобной конюшне судьи, как раз в то время, как тяжелая дверь темницы зловеще захлопнулась за Сирано.

Так как колиньякская тюрьма за редкими исключениями всегда была пуста, то ее охранитель, сапожник Кабироль, почти весь свой досуг посвящал своему мирному, и притом весьма доходному ремеслу.

Роль же тюремного служителя исполнял другой, менее искусный и совершенно еще молодой сапожник. Дочь и жена тюремщика дополняли весь комплект тюремного персонала.

Тюрьма, низкое мрачное здание, разделялась на два этажа. В нижнем находилось общее помещение и приемная и вместе с тем мастерская, верхний же этаж был разделен на четыре клетушки — одиночки. В одну из этих тесных, смрадных, лишенных воздуха и света каморок был помещен несчастный Сирано.

40
{"b":"187268","o":1}