ЛитМир - Электронная Библиотека

Цыганка принялась за свою исповедь. Она рассказала о своей любви, ревности и зависти, о своей душевной борьбе и, наконец, заключила все это просьбой о прощении.

— Я очень рад и охотно вам верю. Ваше признание искупает вашу вину, и если оно правдиво… — отвечал уже серьезно Сирано.

— Может быть, вам нужны доказательства? — прервала его цыганка, и распахнув свой плащ, вынула из-под него книгу.

Это была толстая пергаментная тетрадь в простом, но крепком переплете; на первой странице красовалась пометка старинного года. Вся она была исписана на романском наречии.

Сирано с любопытством взглянул на странную тетрадь, перевернул несколько исписанных страниц и спросил с изумлением.

— Что это за тарабарщина?

— Неужели вы не угадываете?

— Это — книга Бен-Жоеля?

— Да!

— Наконец-то вижу я эту драгоценную книгу, которую так долго и напрасно искал! — воскликнул Бержерак. — Теперь, видя ваш честный поступок, я вполне примиряюсь с вами. Скажите, где находится место, в котором говорится о смерти Симона и появлении Мануэля?

Перевернув несколько страниц, Зилла нашла нужную страницу и перевела ее Сирано.

— Прекрасно! Не будь у меня доказательств, еще более веских, эта книга была бы неоценимым сокровищем! Но точно ли вы перевели эти слова?

— Если вы не верите, то позовите какого-нибудь цыгана, покажите ему эту страницу, и если он знает язык своих отцов, то без труда переведет вам эти несколько строчек, — проговорила цыганка.

— Я вам и так верю. Идите с миром, дитя мое, завтра утром Мануэль будет свободен.

— А почему не сегодня?

— Потому, что сегодня я хочу быть у графа де Лембра, чтобы предупредить его. Я это делаю не ради него, а ради имени, которое он имеет честь носить, так как мне было бы тяжело предавать огласке подобное позорное дело. Если же он и теперь будет упорствовать — ну тогда другое дело! Тогда я сделаю то, что обещал его покойному отцу.

— Прощайте, господин Сирано, я вполне доверяю вам!

Поэт встал и почтительно провел ее до дверей, затем, позвав Марот, велел ей прочесть знакомые ему строки.

Когда же совершенно сонная Марот прочла и перевела то же самое, что и Зилла, Сирано с удовольствием улыбнулся и захлопнул книгу.

— Хорошо, дитя мое! Спасибо. Несколько минут спустя Сирано сошел вниз.

— Я иду к графу. До моего возвращения не выходи из комнаты и позаботься, чтобы твоя протеже ни в чем не нуждалась, — проговорил он, обращаясь к Сюльпису, о чем-то болтавшему с содержателем гостиницы.

— Будьте покойны, — с готовностью ответил Кастильян.

Прибыв во дворец графа, Сирано с досадой узнал, что, несмотря на ранний час, Роланда уже не было дома.

— Где же он? — спросил Бержерак швейцара.

— Вероятно, у маркиза де Фавентин.

Не теряя времени, Сирано направился к старому замку маркиза.

Действительно, Роланд был уже там. Маркиз, маркиза, Жильберта и Роланд собрались в большом зале.

Известие о прибытии Сирано вызвало совершенно противоположные чувства у молодых людей. Роланд, страшно бледный, невольно сжал кулаки, а Жильберта еле могла сдержать крик радости и изумления, готовый сорваться с ее уст.

Поздоровавшись с дамами и сильно пожав руку маркиза, Сирано, улыбаясь, подошел к Роланду.

— Что, кажется, вы не ждали меня, мой драгоценный друг?

— Напротив, я очень рад видеть вас в полном здравии, — ответил Роланд почти бессознательно, собираясь с духом.

— Кажется, здоровье мое сильно вас интересует? Право, вы уж слишком добры! Но, вероятно, вас не менее интересуют подробности моего путешествия? Не так ли? Если хотите, я расскажу их вам с удовольствием.

— Здесь? — с беспокойством спросил Роланд.

— Нет, зачем? Это было бы неинтересно для наших дам.

— Видите ли, я говорю это к тому, что в настоящий момент я не мог бы уделить вам столько времени… — поправился граф.

— Да, граф хотел нам посвятить этот день. Так что мы уж задержим обоих вас у себя, — проговорил маркиз, угадывая ссору между молодыми людьми и стараясь ее оттянуть хоть немного.

— Если он обещал, то я не осмеливаюсь оспаривать его у вас, маркиз, и, послушный вашему приказанию, остаюсь в вашем обществе, — проговорил Сирано с поклоном.

Разговор больше не возвращался к щекотливой теме. Сирано по обыкновению шутил, острил и веселил все общество.

Во время обеда, на который собрались и некоторые родственники хозяев, Сирано очутился рядом с Жильбертой.

— Когда же свадьба? — тихо спросил Сирано, пользуясь шумом обедающих.

— Через две недели, — так же тихо ответила Жильберта.

— Вы согласились?

— Нет, это делается помимо моей воли.

— Ничего, не беспокойтесь. Вы выйдете за Мануэля. Я обещаю вам это!

Благодарный взгляд молодой девушки был немым ответом на эти ободряющие слова.

«Что думает эта скотина Ринальдо? — размышлял граф. — Что хочет предпринять Сирано? Он щадит меня, это очевидно, но успею ли я в это время спастись и еще раз победить его?»

Под конец обеда Роланд и Сирано снова столкнулись за столом.

— Я не хочу вырывать вас из приятного общества, но во всяком случае поговорить нам необходимо. Когда угодно вам назначить наше свидание?

— Если позволите, сегодня вечером у меня.

— Хорошо, согласен, хотя, правду сказать, мне некогда ждать.

— Я буду ждать вас в восемь часов, — проговорил Роланд, загадочно улыбаясь.

Предугадывая какую-то новую западню, Сирано едко проговорил:

— Мне бы хотелось избавить вас от каких-нибудь новых соображений и поэтому я буду ждать вас в восемь часов у себя.

— Как вам угодно! — сухо проговорил Роланд. Слова эти, предвещавшие бурю, были произнесены в присутствии маркиза.

— Будьте аккуратны, так как завтра утром мне нечего уже будет передавать вам, — добавил Сирано.

XVI

Было ровно восемь часов, когда Роланд появился в дверях квартиры Сирано.

Поэт в это время беседовал с Сюльписом, но, заметив вошедшего, отослал слугу и любезно предложил стул своему гостю.

— Приступим прямо к делу. Мне нет более надобности взывать к вашей чести, и я хочу лишь разъяснить вам ваше положение, чтобы дать вам возможность спасти свое имя от гласного бесчестия. Это еще возможно и зависит лишь от вашего желания, — начал он.

— Это вступление уж слишком торжественно и притом не совсем ясно, — шутя заметил Роланд.

— Да, вы правы. Будем говорить яснее. Ваш брат должен быть сейчас же освобожден.

— Вы хотите, вероятно, сказать, что Мануэль должен быть освобожден?

— Не перебивайте меня; я сказал не Мануэль, а ваш брат, и повторяю — вы должны немедля освободить вашего брата. Если он находится еще до сих пор в тюрьме, то это лишь благодаря мне. Я хотел дать вам возможность опомниться и исправить свой поступок… Я это делаю ради памяти вашего отца.

— Что вам угодно от меня? Или, иначе говоря, чем можете вы мне угрожать?

— Повторяю, я прошу вас исполнить мой совет и написать пару слов прево, в которых вы признаетесь в своей ошибке. Я говорю ошибке, а не преступлении потому, что хочу пощадить вас. Да, вы должны в коротких словах доказать невиновность Мануэля, и таким способом спасти себя. Чем могу я угрожать, вы сейчас узнаете, теперь же прошу, отвечайте: исполните вы мой совет или нет?

— Ведь я уже раньше ответил вам. Мануэля я никогда не назову своим братом и писать ничего не намерен, — холодно отвечал Роланд.

— Я предугадывал это упрямство, — продолжал Сирано. — Слушайте же: Мануэль — ваш брат, и вы это прекрасно знаете, так как читали в книге Бен-Жоеля.

— Этой книги не существует!

— А я говорю, что она существует. Вот, полюбуйтесь, — проговорил Сирано, показывая старинную книгу и снова кладя се подальше от Роланда. — Кроме того, я могу вам показать рукопись вашего отца, помните, ту, о которой я уже говорил вам, — продолжал он, как будто не замечая сильнейшего волнения своего гостя. — Если эта рукопись находится у меня, то поверьте, что ваши люди ничуть не виноваты в этом они по мере сил и возможностей старались доставить вам удовольствие добыть для вас эту рукопись. Но, увы! — им не повезло, и ваш верный Ринальдо жестоко поплатился за все свои подвиги.

59
{"b":"187268","o":1}